Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Туда нужно прийти и забить все досками». Московский театр может повторить судьбу «Зимней вишни»

Опасный «особняк»?

«Туда нужно прийти и забить все досками». Московский театр может повторить судьбу «Зимней вишни»
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"

Красивое название частного учреждения культуры «Театральный особняк» не имеет ничего общего с местом, где оно расположено. Это подвал газифицированного 50-квартирного жилого дома номер 23 по улице Библиотечной (это Таганский район Москвы), согласно официальному паспорту объекта, 1928 года постройки. Вопрос как в таком помещении может располагаться учреждение культуры, невольно возникает уже на входе. Узкие извилистые коридоры, ступеньки в связи с перепадами высоты пола. Центральный вход находится, по сути, ровно посередине помещений театра, а запасный – единственный – чуть в стороне. «Никто никогда не догадается, где он находится», – рассказывают зрители «Театрального особняка», обратившиеся в редакцию .

Видео дня

Два зрительных зала – в разных концах. Чтобы добраться до одного из них, нужно пройти по самому длинному и извилистому коридору. По словам источников агентства, как раз в той части подвала, где расположен основной зал, нет эвакуационного выхода. Нет окон, либо они есть в служебных помещениях, но зарешечены. К входу в небольшой по площади зал, куда порой набивается по 50-60 человек, ведет узкий темный коридорчик, давка в котором в случае ЧП неизбежна.

Вокруг много деревянных конструкций и тканей, обработаны ли они огнестойкой пропиткой – неизвестно, посетители лишь высказывают предположение, что вряд ли это было сделано, если учесть, в каком удручающем состоянии находятся помещения, – экономят, вероятно, на всем.

Противопожарные ящики то ли отсутствуют, то ли завуалированы так, что их не видно. Огнетушители вроде бы есть, в рабочем ли они состоянии – вопрос открытый. План эвакуации есть, но в таком помещении от него толку никакого не будет: при возникновении возгорания, этот подвал может превратиться в настоящий крематорий, выбраться из которого, даже помня план эвакуации, шансы будут крайне малы.

Особо прозорливые зрители обращают внимание и на свисающую электропроводку. А жители этого дома рассказывают, что в театре уже не раз были короткие замыкания. И это неудивительно: дом старый, проводка – под стать. Если начнется пожар, огонь молниеносно распространится не только по подвалу, но может охватить и верхние жилые этажи многоквартирного дома. К счастью, до сих пор все обходилось.

Помимо видимых нарушений норм пожарной безопасности, собеседники агентства говорят и о других – о полной антисанитарии в буфете театра. Рядом с барной стойкой проходит изношенная канализационная труба, из которой сочатся нечистоты, в помещении полно тараканов, пробегают крысы.

Ответственность не несет

Вместе с тем эти факты категорически опровергает художественный руководитель «Театрального особняка» . В разговоре с журналистом «ФедералПресс» он заявил, что «сигнализация в театре есть», «средства пожаротушения есть», «запасные выходы есть». Впрочем, на уточняющий вопрос о пропитке тканей, использованных при декорировании помещений, Краснов затруднился ответить. «Все у нас есть, – заверил Краснов, собравшись с мыслями. – Мы работаем с пожарными Таганского района. Они занимаются».

Заканчивая разговор, Леонид Краснов заявил, что у него «негосударственная организация, а помещения принадлежат государству – управе Таганского района». «Такие вопросы у нас решаются через управу Таганского района. Мы не хозяева помещения, оно у нас в оперативном управлении», – сообщил худрук театра.

По сути, Леонид Краснов снял с себя всю ответственность за содержание помещений, находящихся у него в оперативном управлении. Между тем, в соответствии со статьями 296 и 298 Гражданского кодекса РФ сохранение обязанности по содержанию переданного в оперативное управление имущества за собственником (в данном случае – управы Таганского района) не предусмотрено. Иначе говоря, орган власти, передав во владение имущество на ограниченном вещном праве «Театральному особняку», возложил на него и обязанности по содержанию помещений. Оперативно получить информацию в управе «ФедералПресс» не удалось – в орган власти отправлен запрос. Сам Краснов развивать тему не стал, сославшись на то, что он не уверен, с кем именно разговаривает.

Кстати, до появления в «Театральном особняке» Леонид Краснов, по информации собеседников агентства, работал в управе Таганского района. Там он якобы оброс связями, что и позволяет ему сейчас решать самые щекотливые вопросы. Например, с той же пожарной безопасностью: Краснову, как рассказывают, даже удается договориться с инспекторами Госпожнадзора, которые не могут не видеть очевидных нарушений. Официально закрывая театр в связи с нарушениями, негласно они «разрешают» работать. Только тихо.

по г. Москве уже запланировало плановую выездную проверку «Театрального особняка». Однако она должна была пройти только в декабре 2018 года. Эта информация имеется в карточке учреждения сервиса проверки контрагентов «Контур.Фокус», что косвенно подтверждает ответственность руководства театра за содержание помещений, в том числе соблюдение мер пожарной безопасности.

«Туда нужно прийти и все забить досками. Люди, тем более дети, которые в театре бывают постоянно (в помещении располагается также детский музей «Дом семейных традиций»), там не могут находиться – это небезопасно», – полагают собеседники «ФП».

Студенческая ноша

Помимо того, что в «Театральном особняке» даются спектакли (в том числе детские) силами труппы самого театра и других студий, проводятся театральные фестивали, здесь же занимаются студенты актерского факультета Ярославского государственного театрального института. Договор с ЯГТИ о создании курса, худруком которого стал Леонид Краснов, был заключен в 2003 году. Молодые актеры изучают теорию актерского мастерства и практикуют тут же. Набор проводится каждые три года, и как раз сейчас на сайте «Театрального особняка» висит объявление о новом.

Между тем, как стало известно «ФедералПресс», с обучением актерскому мастерству на курсе Краснова не все гладко. В 2016 году от него ушел целый курс, рассказывают в студенческой среде. Те, что остались, мужественно терпят и не самые лучшие условия для репетиций, и якобы сокращенный без явных причин объем учебной программы.

Кто-то на новенького?

История «Театрального особняка» имеет и другие нюансы. Леонид Краснов, согласно сервису проверки контрагентов «Контур.Фокус», числится в составе учредителей трех юрлиц: Некоммерческого учреждения культуры «Театр “Мы”» (доля размером 25%), Негосударственного учреждения «Культурный центр эстетического и творческого развития детей и юношества “Стиль”» (доля 50%) и Частного учреждения культуры «Театральный особняк» (доля 50%) – в последних двух учреждениях Краснов является соучредителем в паре с братом .

При этом ни одно из указанных учреждений… уже не существует. Можно предположить, что они были закрыты в спешном порядке. Так, КЦ «Стиль» прекратил свое существование 5 июня 2017 года», театр «Мы» – 20 декабря 2017 года, а «Театральный особняк» – 25 января 2018 года. Но деятельность в помещении театра продолжается, о чем свидетельствует официальный сайт учреждения – в афише спектакли расписаны на весь апрель.

Данных в системе проверки контрагентов об иных учреждениях культуры с участием братьев Красновых не имеется.

«ФедералПресс» будет следить за ситуацией.

Скриншоты сайта Театрального особняка