Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

В Самарской публичной библиотеке прошел вечер памяти народной артистки СССР Веры Ершовой

Двумя днями раньше, 7 апреля, легендарной актрисе, лауреату национальной премии "Золотая маска" исполнилось бы 101 год.

У творчества было множество поклонников. Она прожила долгую жизнь. Ее и сейчас помнят и любят те люди, которые ходили в самарский драмтеатр специально "на Ершову". В ней была какая-то особая магия, которая притягивала к себе театралов. И эта магическая волна, казалось, шла даже с экрана, когда в начале вечера гости посмотрели документальный фильм "Вера Ершова: быть актрисой", созданный лет тринадцать назад режиссером на студии "Волга-фильм".

Видео дня

Устроители вечера подготовили выставку с публикациями театральной критиков и журналистов о Ершовой и ее ролях — об этом много и восторженно писали. Кстати, за свою долгую театральную жизнь Вера Александровна создала более двухсот образов на сцене.

Здесь же был размещен знаменитый портрет Ершовой кисти самарского художника , на котором благородный облик актрисы в образе Яблочной леди мы видим на фоне "Золотой маски" и Самарского драмтеатра.

И сам портрет, и история его создания, наверное, во многом характеризуют личность актрисы. Вот как рассказывал мне об этом сам художник:

"Мне не хотелось писать 80-летнюю старушку. Да она и сама отказывалась позировать, говоря: "Какой вам интерес писать старуху?" Я ответил, что буду писать не старуху Ершову, а великую актрису. Мне хотелось передать ее стать, благородство, обаяние и кажущуюся недоступность. Она говорит: "Вы и вправду так думаете? А я на самом деле такая шалунья!" Когда она была на сцене, ее возраст не чувствовался. Я решил написать ее в образе Яблочной леди. Раз пять я смотрел этот спектакль. Мне нужно было три сеанса, чтобы поймать выражение ее лица. Она говорит: "Что вы, голубчик!" Сговорились на двух сеансах. Ей все не терпелось посмотреть, что получается. Но я показал портрет только после того, как работа была завершена. Минуты две она молчала. Потом подошла ко мне, говорит: "Голубчик, а вы комплиментарщик!" В общем, портрет ей понравился. Потом спрашивает: "Голубчик, а водочки у вас нет? Рюмочку бы по такому случаю". "Есть, говорю, и я с вами с удовольствием выпью…" Потом было торжественное вручение портрета на сцене драмтеатра. Он так и остался в театре. Иногда я брал портрет на свои выставки. Когда картины в театре долгое время не было, Вера Александровна звонила: "Голубчик, а я скучаю без портрета…"

Этот живописный портрет дополнили воспоминания о Вере Александровне ее коллег по театру, пришедших на вечер. Они говорили о том, что в жизни она была простой и открытой, без тени снобизма, и обычные вещи рядом с ней приобретали глубокий смысл. О том, что ей на сцене было все подвластно.

Начав свой путь в Самаре с роли Джульетты, она переиграла здесь множество героических и комических персонажей, королев и простых женщин, злодеек и людей с открытым сердцем. Наверное, наибольшим образом с ее собственным характером совпал характер ее героини из спектакля "Гарольд и Мод", которая с годами не утратила жизнелюбия и умения радоваться даже самому малому. Гости говорили о необыкновенном и своеобразном юморе актрисы. О ее элегантности и женственности. Даже далеко не в юные годы она ходила на высоких каблучках и "наводила марафет" на своем лице даже тогда, когда лежала в "Пироговке" ("А вдруг меня кто-то здесь узнает?").

"Она никогда не забывала, что она Ершова и должна соответствовать этому, — вспоминал на вечере актер . — Это было видно и в жестах, и в голосе, и в манере держать голову. До последних дней она сохранила в себе что-то такое, что обычно присуще только девушкам в ранней молодости. Чистоту какую-то. Никогда она не участвовала в театральных дрязгах, никогда не дружила вдвоем с кем-то против третьего. И никогда ни у кого не просила ни о чем…"