Ещё

Традиционные ценности: как меняются вкусы коллекционеров-миллиардеров 

Традиционные ценности: как меняются вкусы коллекционеров-миллиардеров
Фото: Forbes.ru
Рассматривая российские коллекции, выставляемые в частных музеях и на выставках, искусствовед по просьбе Forbes Life оценил эстетические предпочтения их владельцев.
По мнению Каменского, можно выделить несколько основных трендов:
• Собиратели русской иконы. Яркий пример — и его Музей русской иконы.
• Русское искусство, впитавшее дух импрессионизма — и его частный музей
• Реализм и соцреализм, получивший форму советского модернизма, «суровый стиль» в музее ИРРИ
• Современное искусство, которое собирают , и , Наташа и , , Ивета и Тамаз Манашеровы, и .
• Искусство первой трети XX века, от «Мира искусства» до мастеров советской предвоенной эпохи, исключая беспредметность — собрание . По мнению Каменского, коллекция Авена, 20, 15 и даже 10 лет назад воплощала эстетические идеалы представителей самой передовой, образованной и прогрессивно мыслящей российской элиты, в основном состоящей из поколения самого Авена. Но сейчас, когда происходит смена поколений, эстетические предпочтения элиты сместились в сторону современного искусства. А коллекция Авена превращается в манифест либерального консерватизма рубежа ХХ — XXI веков. При этом и сам коллекционер, и эксперты высоко оценивают значимость собрания, которое соответствует музейному уровню. «Собрание Петра Олеговича по качеству и количеству работ, а главное, концептуальности подбора, многократно превосходит все имеющиеся частные коллекции русского искусства», — говорит Михаил Каменский.
• Русский реализм XIX— начала XX века по-прежнему остается доминирующим российским трендом, поскольку соответствует представлениям об эталоне национальной русской школы и легко считывается нашими согражданами любым. Этот эстетический эталон стабилен на протяжении десятилетий и эффективно сопротивляется проникновениям любых модификаций «черных квадратов». Но среди собирателей Шишкина, Васнецова и Айвазовского не так уж много лидеров общественного мнения, поэтому их коллекции не персонифицированы в публичном пространстве.
• Этнически обусловленные коллекции, например, коллекция , поставившего перед собой задачу собрать шедевры, олицетворяющие собой еврейских художественный гений.
• Коллекции, отражающие имперское сознание советского периода, с 1930-х до 50-х годов. Например, коллекции , собравшего великолепные образцы материальных носителей этого сознания — агитфарфор, агитлак, агиткость, мебель сталинского ампира, а также выпускающего книги с подробнейшим описанием и анализом архивного наследия икон этой «имперскости» — Григория Алекандрова и .
• Коллекции «другого искусства», фиксирующие общественное сознания эпохи шестидесятничества, в частности, собрания , Михаила Алшибая и Александра Кроника.
Все эти направления публичного коллекционирования выражают эстетические предпочтения и интеллектуальные увлечения разных сегментов нашего общества. На арт-рынке российские вкусы выражены значительно конкретней. Рынок с 1990-х до середины 2000-х годов следовал моде на русский реализм и искусство серебряного века, рассказывает искусствовед Михаил Каменский. — Следом, в период президентства , возник очевидный коллекционерский интерес к современным русским художникам, совмещенный с инвестиционным аппетитом к импрессионистам и европейским модернистам.
Возвращение обозначило очередную смену парадигмы — в фокусе рынка традиционные художественные ценности, первые имена русской художественной школы, сформировавшие эстетический канон поколений. Манифестом этого интереса стали невероятно успешные художественные события, прямого отношения к рынку не имеющие — выставки Айвазовского, Серова, Серебряковой, Верещагина.
Читайте также
Раскрыли цифры: в России впервые подсчитали объем рынка российского современного искусства Зачем американский инвестор скупил всего Рембрандта на рынке
Видео дня. Из Патриарших прудов вытащили огромную щуку
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео