Вячеслав Самодуров: «Все, что происходит случайно — это судьба» 

Вячеслав Самодуров: «Все, что происходит случайно — это судьба»
Фото: Уральский меридиан
На Екатеринбургский театр оперы и балета иногда полезно смотреть также, как и на картины художников-неоимпрессионистов — издалека. С полотнами все понятно: краски наносятся на холст отдельными точками чистого цвета, а зритель видит нужный тон только на расстоянии. Образы, созданные художником, проявляются за счет оптических эффектов. Но причем тут театр, спектакли которого, вроде бы, и вблизи хороши? Если нарочно следишь, то замечаешь: уровень труппы становится все выше, идеи спектаклей выходят за рамки стандартных образцов. Но почему-то пуще прежнего хочется слышать: «Верным путем идете, товарищи!». Не терпится узнать мнение более избалованной и требовательной публики. А вдруг твое «безошибочное чутье» подводит? Сама не замечаешь, как оцениваешь новые веяния слегка предвзято. Берешь, да и накидываешь театру баллы за «красивые глаза» и прописку в родном городе. Недавно мне представилась возможность взглянуть на любимое учреждение культуры свежим взглядом. И понадобилось для этого — всего-ничего — удалиться от Екатеринбурга на 2000 километров.
Итак, вообразите: Санкт-Петербург, мероприятие Оff-программы международного фестиваля балета «Dance Open». В главных ролях: хореограф , его помощник , столичные ценители танца, а также Правда. Правда, правда и ничего кроме правды.
Без лишних вступлений, сообщаю: предсказание сбылось, балет «Тщетная предосторожность» оправдал ожидания петербургской публики. И говорить тут больше не о чем. Спектакль и  — это находка, эксклюзивный продукт, который вызывает почти беспрекословный восторг. Единственное, что можно сказать в этой связи: «Ура!».
Как же воспринимают Екатеринбургский оперный в целом? Как пространство для самовыражения? По мнению участников встречи, в больших столичных театрах не хватает свободы. Постановщиков ставят в довольно жесткие рамки, что зачастую мешает созданию захватывающих, фееричных спектаклей — таких, какие можно видеть в Екатеринбурге. Вячеслав Самодуров прокомментировал это мнение так:
«На самом деле, когда я пришел в театр, то был еще начинающим хореографом, «зеленым»… Не то, чтобы я супер зрелый сейчас, но за время пути чего-то «нахватался», появился определенный опыт. Очень благодарен директору театра — , который предложил мне сотрудничество. Он понял, что балетная труппа буксует и хотел видеть на месте руководителя человека с международным опытом — человека, который мыслит чуть шире, понимает, что театр может быть разным. Впрочем, работа с труппой — не «одностороннее движение», артисты тоже влияют на постановщика. Я — за трансформацию, но против прогресса, который ломает прежние устои. И когда пришел в театр, кадровых перестановок устраивать не стал, решил так: «Раскидываться людьми по принципу „подходит/не подходит“ — это просто. В труппе уже есть артисты, значит нужно суметь их научить, сформировать главную идею, убедить в своей правоте». На самом деле, нужно уметь представить танцовщика в лучшем виде, дать ему почувствовать себя комфортно. Конечно, легко работать, когда перед тобой стоят люди, способные сделать все, что угодно: тройное сальто, четверное… У нас таких не было, но со временем я понял: для создания спектакля не обязательно нужны суперпрофессионалы и большие бюджеты. Иногда материальная бедность провоцирует на гораздо больший креатив. Когда я был совсем молодым хореографом, личность танцовщика меня не особо интересовала. Но за эти годы мы с артистами узнали друг друга лучше и все изменилось. Сегодня стараемся набирать в труппу людей у которых есть и энергия, и персональная харизма».
Вячеслав заметил, что система репертуарной политики — штука сложная. Ему приходится не только доносить до директора суть новых проектов, но серьезно аргументировать целесообразность каждой конкретной премьеры. А как вы хотели? Репертуар должен быть сбалансирован. Артистам и зрителям нужны как блокбастеры и классические спектакли, так и совершенно эксклюзивный продукт. Видимо, Екатеринбург уже не может без этого жить. Публика привыкла удивляться и каждый сезон ждет новых балетных впечатлений. Да, поддерживать имидж прогрессивного, идущего в ногу со временем театра не так-то просто.
Кстати, про имидж… Весть о смене названия и логотипа нашего Оперного настигла меня как раз в Санкт-Петербурге. Если вы еще не в курсе, сообщаю: с недавнего времени наименование «Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета» будет фигурировать лишь в официальных документах. Новое публичное имя театра — «Урал Опера Балет». Не нравится, как смотрится в кириллице? Можете смело писать «Ural Opera Ballet», это не возбраняется. Кардинальные изменения айдентики были спровоцированы, в том числе, и Вячеславом Самодуровым.
«Репертуар театра — содержание — давно поменялось. Ребрендинг — это лишь следствие уже произошедших перемен. Считаю, что у нас должны быть эксперименты во всех направлениях, и музейном тоже… Но Екатеринбургский театр — не Мариинский. У нас нет такой давней истории и традиции. Мы, в какой-то степени, всегда начинаем с нуля. Поэтому мне интереснее видеть старое в новом контексте. Интересно, как это «старое» может резонировать со мной сегодня? Когда ты смотришь классическую версию «Лебединого озера» или «Баядерки», то, конечно, не остаешься равнодушным. Но всегда есть ощущение, что я смотрю на некий музейный экспонат сквозь невидимое стекло. В случае с «Тщетной предосторожностью» это «стекло» будто бы убирают и возникает живая картина, которую я практически могу потрогать, — объяснил хореограф. — Почему изменилось название театра? Хочется сэкономить время на произношении. На Урале вообще все как-то проще, без лишних завитков, все зрят в корень… И, по-моему, грубое блочное «Урал Опера Балет» — это то, что нужно. Мы не тратим зря энергию, а просто приходим и работаем на результат. Новое имя выражает суть: «меньше разговоров — больше дела».
Уральская публика и даже сами сотрудники театра восприняли изменения неоднозначно. Я, в общем и целом, согласна с позицией руководства, если бы не одно «но». Екатеринбург и Урал — не слова-синонимы. По территориальному признаку труппа Челябинского театра тоже имеет полное право называться «Урал Балет», согласитесь? Получается, наш театр самолично провозгласил себя главным? Сейчас с этим никто не спорит, но что будет дальше? На одной из пресс-конференций Вячеслав Самодуров отшутился фразой: «Это рейдерский захват». Как бы там ни было, подход «кто вперед, того и тапки» приносит с собой и очевидные бонусы, и серьезную ответственность. Надеюсь, театр с ней справится. Также хочется верить, что с появлением обновленного сайте появится и возможность приобретать электронные билеты…
На встрече очень порадовал тот факт, что художественный руководитель балетной труппы все время использовал говорящие о многом фразы: «у нас в Екатеринбурге», «наш театр», «мы работаем». Сложилось впечатление, что хореограф окончательно сроднился с городом и совершенно этого не скрывает. Вячеслав сказал:
«Я чувствую себя уже достаточно осевшим в Екатеринбурге. За эти семь лет образовалась настоящая команда и многие приехали в столицу Урала из вашего города. Знаете, поменять Санкт-Петербург на другой город, когда привык жить среди красивых зданий и каналов, не так легко. Но если Екатеринбург предлагает энергию, силу и возможность реализовываться, то значит, мы всё делаем правильно. Раньше мне было бы стыдно подойти к некоторым профессионалам и сказать: «Приезжайте работать в Екатеринбург». А что сейчас? Мы ещё не выпустили спектакль, но его уже приглашают на фестивали. В театр приходят заявки на работу со всей страны, включая Москву и Петербург. Идет какой-то процесс, и он не закончен, мы все еще в пути, но определенное чувство гордости у меня от этого возникает».
Тем не менее, хореограф сознался, что поначалу каждые две недели собирал чемоданы:
«Да, хотел уехать… Но теперь мне очень нравится в Екатеринбурге. Жителям культурной столицы я сочувствую, потому что на Урале климат гораздо лучше. Зимой там много снега, холодно, но светит солнце…»
И тут ведущий встречи — Богдан Королёк — внезапно для всех произнес: «Солнце есть, а люди есть?». Кажется, Вячеслав был немного ошеломлен таким вопросом, но быстро нашелся и сказал, что люди есть везде. В том числе, и те люди, с которыми нравится работать.
Не хочется, конечно, прослыть брюзгой, но некоторые фразы ведущего меня просто изумляли. За время беседы он успел наградить Екатеринбург эпитетами «непонятный», «туманный» и даже «окутанный мраком». Также из уст молодого критика вновь услышала и высказывание, от которого меня давно коробит… После демонстрации балета «Ромео и Джульетта» в Москве, зрители сравнили героев спектакля с жителями микрорайона Уралмаш. Через некоторое время журналист сайта COLTA.RU упомянула это сравнение в своем материале: «…в Фейсбуке писали о том, что герои вашего балета — девушки и парни с Уралмаша…». Никаких претензий, все красиво, удобоваримо, интервью получилось отличное. Оригинал фразы в социальных сетях, к сожалению, не нашла. Но как бы там ни было, заменять вежливое слово «девушки» на пренебрежительное -«девки», лично я бы поостереглась. Но это — я, а Богдан Королёк двусмысленности, видно, не боится.
Между прочим, была сильно удивлена узнав, что Вячеслав Самодуров находит время и для прочтения критических материалов. Прямо так и сказал:
«Я читаю все, что пишут о театре, об артистах и спектаклях. Считаю, что у меня работа такая — все знать. Не бывает вещей, которые нравятся каждому. Если ты занимаешься любой общественной деятельностью, то должен быть готов, что кто-то будет воспринимать ее негативно, у кого-то даже возникнет отторжение. Это нормально, это — часть профессии. К критике я отношусь очень спокойно. Стараюсь рационально, без эмоций анализировать то, что написано, искать конструктивное зерно. А позитивные статьи тоже бывает не очень-то интересно читать, если они написаны без ума».
Не знаю, что насчет статей, но атмосфера на встречах с артистами уж точно должна быть теплой и позитивной. В Санкт-Петербурге так и произошло… Когда был получен ответ на последний вопрос, Вячеслава атаковали просьбами дать автограф почитатели его хореографических постановок — т.е. спектаклей Екатеринбургского театра. Уже сложно поверить, что семь лет назад бывший танцовщик Мариинского, премьер Национального балета Нидерландов и Королевского балета Ковент-Гарден случайно оказался на Урале. Но, как сказал сам хореограф, все, что происходит случайно — это судьба.
Импровизированная автограф-сессия после встречи
Источники фото: В Контакте, В Контакте
Видео дня. Россиянин показал, как приводит в чувство пьяных ежей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео