Кристина Краснянская: «Если бы мне сказали, что будет ТАК, ни за что бы не поверила»

Смаковать победу на финише легко – куда сложнее первым начать забег. Но трудности никогда не смущали. Мы встретились с основательницей «Эритажа», недавно отпраздновавшей десятилетие своей галереи и уже давно доказавшей всему миру, что дизайн в СССР был. «Дизайн в Советском Союзе? Ты шутишь?» – удивленный возглас основателя и куратора Design Miami / Basel Крейга Робинса владелица галереи «Эритаж» запомнила на всю жизнь. Шесть лет назад, когда она решила показывать советский дизайн в Базеле, возникали и другие вопросы, сводившиеся к пресловутому: «Зачем тебе это нужно?» Но Кристина всегда знала зачем. Она вообще из тех людей, кто сначала берется за матчасть, а уже потом бросается в омут с головой, так что эту историю успеха даже скептик не смог бы объяснить чистым везением. «Я понятия не имела, как на нас отреагируют, – вспоминает галеристка. – Помню, мы привезли полутораметровую скульптуру – целующихся взасос русского и европейского рабочих под красным знаменем с надписью: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» У меня спрашивали: «Это что, contemporary art?» Нет, говорю, не contemporary – 37-й год». Краснянская уверена, что тогда, во время подготовки дебютного базельского проекта, ничего бы не получилось без помощи Юрия Васильевича Случевского: профессор Строгановки и создатель первой корпусной мебели в СССР стал ее верным помощником и консультантом. «Мы понимали, что авангардистских объектов у нас почти не осталось. Но есть конструктивизм, который, по сути, является поздним авангардом. Возникла идея диалога конструктивизма с эстетикой 60-х – периода, когда дизайнеры и архитекторы обращались все к тому же авангарду и баухаузу». План не просто сработал, а выстрелил с оглушительной силой – и в Россию галеристка вернулась с хвалебными рецензиями , Wallpaper и , хором назвавших участи «Эритажа» чуть ли не главным событием ярмарки. «Если бы мне сказали, что будет ТАК, ни за что бы не поверила, – улыбается собеседница. – Мы ведь стали первопроходцами: двигались с закрытыми глазами в темноте».

Кристина Краснянская: «Если бы мне сказали, что будет ТАК, ни за что бы не поверила»
© Harper’s Bazaar

С ролью первопроходца Кристина справляется ловко. А началось все с художников русского зарубежья. «Конечно, мы не открыли Америку, уж простите за каламбур. До нас были галереи «Наши художники», «Элизиум», «Акварель». В 1995-м в Третьяковке прошла важная выставка «Они унесли с собой Россию» – живопись, графика и архивные материалы, собранные французским профессором Ренэ Герра. Поднялся целый пласт имен: Исаев, Пожедаев, Поляков, де Сталь. Но одно дело – экспозиция в музее, и совсем другое – частная галерея, которая должна зарабатывать. Это сегодня за полотнами художников- эмигрантов охотятся коллекционеры, а тогда их мало кто знал. Знали Шагала, Кандинского, Явленского, Гончарову с Ларионовым. Но стоило сделать шаг в сторону – сплошь белые пятна. Так что перед нами стояло много задач, и главная среди них – просветительская: объяснить, кто все эти люди и почему их работы – правильная инвестиция. И вот мы открыли экспозицию . Небольшую, но очень объемную: ранние вещи, мозаика, коллажи, лирическая абстракция. Реакция была просто wow! Это один из любимых моих проектов: во- первых, он дебютный, а во- вторых, очень показательный – таких синкретических выставок мы придумали очень много за десять лет».

Кстати, о десятилетии: его в «Эритаже» отметили ужином в исполнении и экспозицией, посвященной советскому ар деко. «Мы с куратором Сашей Селивановой выбрали крошечный временной отрезок – с 1932-го по 1937-й, – поясняет галеристка. – Решили показать квазистиль: уже не авангард, но еще не ампир». Подготовка к июньскому Базелю тоже идет вовсю. Краснянская повезет агитационное искусство 20–30-х: мебель, фарфор, ковры, стекло. А еще в планах производство реплик советской мебели и проекты со знаменитыми арт-институциями. «Хочу сотрудничать с Фондом Prada», – мечтательно говорит она. Звучит громко, но для Кристины нет ничего невозможного. Ее экспонатами восхищается Норман Фостер, а лучшие московские музеи доверяют «Эритажу» свои коллекции. Она курирует выставку в миланском Museo MAGA и помогает нашим художникам стать звездами на международной арене. Даже вне рабочих стен эта хрупкая девушка успевает столько, что начинаешь подозревать ее в телепортации: сегодня изучает ретроспективу Кабакова в Лондоне, завтра аплодирует Курентзису в Москве. Так и хочется спросить адскую банальность: «Вы хотя бы иногда отдыхаете? Нужно же освобождать голову!» «Конечно, нужно, – подхватывает она. – Для этого есть самолеты. На днях вот перечитывала «По ком звонит колокол». И знаете что? Книга отлично запараллелилась с нашим недавним проектом на тему Гражданской войны в Испании. Ой, я, кажется, опять о работе, да?»