Ещё

«Ты всегда будешь мятежной зарёй…» 

«Ты всегда будешь мятежной зарёй…»
Фото: Ревизор.ru
В следующем году исполнится шестьдесят пять лет со дня смерти Магдалены Ка́рмен Фриды Кало Кальдерон. Более полувека интерес к этой неоднозначной фигуре не только не спадает — снимаются игровые и документальные фильмы, современные художники не оставляют её творчество без внимания, — она стала и довольно популярным интернет-персонажем. В прошлом году по инициативе Далласского музея искусств в Техасе прошёл фестиваль в честь 110-летия со дня рождения . Более тысячи человек примерили её знаменитый образ: вплетённые в волосы цветы, подкрашенные брови, пышная длинная юбка и — обязательный атрибут — ярко-красная шаль. Фото: kulturologia.ru Дерзкая, независимая, эпатажная, страстная… — о ней говорили и говорят многое и разное. Стальной характер в хрупком теле. Поразительная судьба такой неординарной женщины не могла не лечь в основу сюжета, сценария. Режиссёр спектакля (выпускница Театрального института имени Б. Щукина, курс Ю. И. Еремина): «Жизнь Фриды Кало настолько насыщена событиям, что может послужить вдохновением для множества драматических произведений…» Автор пьесы Ника Симонова (выпускница Литературного институт имени А. М. Горького, семинар поэзии): «История сама по себе настолько красочная и самодостаточная, что всё время нашей работы над спектаклем она вела нас за собой, направляя, подсказывая решения…» Фото: teleprogramma.pro Спектакль молодого поколения вахтанговцев напоминает некоторые постановки, идущие на Основной сцене театра, своей многокомпонентностью, «сложносочинённостью»: каждый исполнитель, находясь в сценическом пространстве, каждый элемент декорационного, звукового или светового оформления ведёт свою, вроде бы самостоятельную партию, но всё это складывается, «состыковывается» в объёмные, динамично сменяющие друг друга фигуры единого драматического полотна. Например, когда лёгкий наигрыш укулеле на заднем плане поддержан настойчивым ритмом, отбиваемым каблуком Ведущего, с противоположной стороны на авансцене, а в музыкально-ритмическую диагональ встраивается сольное высказывание главной героини и др. Фото: vakhtangov.ru При создании пьесы автор обратился к дневнику Фриды Кало, к интервью с художницей и её мужем , то есть к документальному материалу. В прозаический текст вставлены стихотворные фрагменты, выстроенные на цитатах из дневника Фриды ("…Моя кровь путешествует по венам воздуха…", "…Было в жизни моей две аварии, и страшнейшая — это ты" [вместо оригинального «В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего…»]). Стихотворения, произносимые почти как заклинания или молитва, слушаются как бы вне времени и действия, когда затемняется окружение, и главная героиня остаётся наедине с собой, «публично одинокой», по выражению Ники Симоновой. Фото: vakhtangov.ru Речи персонажей разрываются знойными и надрывными, иногда лукавыми народными мексиканскими песнями в исполнении самих актёров (музыкальный руководитель и педагог по вокалу — ). Роль гораздо шире заявленной в действующих лицах роли безымянной «Певицы» (как и  — Ведущего), но глубокий, благородный тембр голоса Полины и чистое интонирование непростых, витиеватых испанских мелодий не могут не запомниться отдельно. Фото: vakhtangov.ru Сложно представить себе Латинскую Америку без танцев. Здесь есть и современная хореография, языком которой представлены переломные (в прямом смысле) моменты жизни художницы: авария (показана просто, но выразительно), знакомство с Диего — «обрамление» Фриды, танец Троцкого с масками, будто только что сбежавшими с национального праздника — Дня мёртвых.
Фото: vakhtangov.ru Сложно представить себе Мексику и без цвета. О прославленном «Голубом доме» (доме-музее Фриды Кало в Мехико) с экзотической для нас утварью, диковинными статуэтками — дань индейскому прошлому — напоминает лишь подсветка задника цвета индиго (любимого цвета ацтеков) и, может быть, белый тюль с незатейливой ручной вышивкой. Сценография вообще довольна сдержанная, не сказать аскетичная, но она высвечивает изменения, происходящие с главной героиней, фокусирует всё внимание зрителей на ней. Будничный серый — цвет школьной формы Фриды-девочки. Безжалостно-чёрный металлический — цвет аварии. Назойливый стерильно-белый — год, проведённый в больнице без движения. Первое яркое пятно — красные туфли. Но в них танцует не она. Красный цвет — цвет импульса, первого движения, первой победы. И совсем новые цвета в жизнь Фриды привносит, конечно, художник Диего Ривера. Но он же их и отбирает, когда возвращается к своим старым привычкам под девизом: «Я человек широкой души: скольких вижу — стольких и люблю…»
Фото: vakhtangov.ru Мексика — можно сказать, диаметрально противоположный нам мир. Но то, как воспринимают и переживают мексиканцы те или иные события, реагируют на перипетии в своей судьбе, нам понятно и совершенно не чуждо. И близок образ женщины, сильной, но не воинственной, любящей, страдающей и прощающей, историю которой так чувственно и беззаветно рассказала исполнительница главной роли .
Фото: vakhtangov.ru …Ты всегда будешь живой на змеле, Ты всегда будешь мятежной зарёй, Героическим цветком Всех следующих рассветов… (Из сонета Карлоса Пеллисера)
Видео дня. Вещи, которые обогатят вас через годы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео