Ещё

Драматург Сергей Давыдов: «В нашем спектакле зритель уезжает на метро в прошлое» 

Драматург Сергей Давыдов: «В нашем спектакле зритель уезжает на метро в прошлое»
Фото: Волга Ньюс
— Как ты оказался в этом проекте? Или как вы стали делать спектакль в метро?
— Никита Славич (режиссер спектакля, магистрант РГИСИ — прим. Волга Ньюс) обратился ко мне летом прошлого года, в пик моей загруженности. Я тогда делал сразу несколько проектов: пьесу для Тольяттинского МДТ, документальный спектакль на Северном Кавказе, и еще «Охота за реальностью» в «Театре.doc» на носу, и еще несколько вещей на заказ. О Никите я еще ничего не знал. очень рекомендовал ему меня, а мне — его, и встреча была неизбежна. Вскоре выяснилось, что Никита существует в совершенно другой театральной эстетике. К слову, разница вкусов в дальнейшем нам скорее помогла.
Началась череда споров. Как документалист я воспитан Мастерской Брусникина и «Театром.doc», меня учили держаться строгих этических и эстетических принципов. Когда дело доходит до дока, я становлюсь снобом. Разница вкусов оказалась питательной средой, в этом плане я благодарен Никите. Он сказал, что хочет сайт-специфик спектакль. Я настаивал на том, чтобы он был документальным. Так родилась форма. Я стал думать над темой, и первое, что пришло мне в голову — это космос. Не хотелось говорить о «Самаре купеческой», хотелось о тех, кого мы помним и знаем. Идеалисты, которые строили все эти заводы и институты, мой родной аэрокосмический, например, вызывают во мне большую симпатию. К тому же космос — образ широкий, удобный, драматичный. Русские не могут жить без космоса!
Мы с друзьями как раз были в Тбилиси, когда пришла эта идея, пили чачу на Авлабаре, смотрели на небо и как-то незамедлительно ее утвердили. Но в Самаре стало ясно, что делать подобный спектакль в стенах заводов, например, нам никто не даст. А если и дадут, это будет очень неудобно с позиции менеджмента, организации. И тогда мы решили поговорить о метро, о пути в пространстве и времени, от человека к человеку, о трансгрессии. Тема метро удобна тем, что позволяет работать и с социальной темой, и с исторической, потому что мы парадоксальным образом «уезжаем в прошлое», хотя Алабинская и находится ближе к историческому центру. И, как мне кажется, уезжая из центра в хтонь Металлурга, мы становимся ближе друг к другу.
— Были неожиданные сложности в работе?
— Я надеялся сделать целиком документальный спектакль. Но формат был для меня очень сложный. Обычно ты неторопливо собираешь множество вербатимов в длинных беседах, тебе помогает мотивированная амбициями и ответственностью команда актеров, которая потом этих персонажей будет играть. Потом вы все это расшифровываете, монтируете и играете на сцене. Как драматург ты куда более свободен. Особенность же «Прислоняться» в том, что аудио настоящие, никто их не играет. Это рождает новую задачу — нужно, чтобы записи идеально подходили по времени к расписанию движения поездов, а не только удовлетворяли твои художественные желания. Таким образом выпало довольно много материала. И в последний момент мы столкнулись с необходимостью создать проводника, и так родилась Аля. Я писал ее на основе не вошедших в спектакль вербатимов и своих наблюдений. В целом ее истории тоже реальны, хотя она единственная, кого играет актриса.
— И как тебе результат?
— Я доволен. Никита и Егор (звукорежиссер — прим. Волга Ньюс) проделали отличную работу. Было много страхов и сомнений, даже перечислять их не хочу. Но все вышло отлично. Не хочется спойлерить концовку, но на «Юнгородке» я даже заржал от радости.
«Золотая Маска» online: «Преступление и наказание»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео