«Сервер отапливал весь этаж». Как устроен музей винтажных компьютеров в Екатеринбурге

«Магазин был очень доволен, когда мы выгребли у них все старое железо». Зачем тратить миллионы на компьютеры и игровые приставки времен СССР и можно ли на этом заработать — ФОТОРЕПОРТАЖ. Предприниматель Сергей Мартьянов потратил на музей винтажных компьютеров в Екатеринбурге несколько миллионов рублей. Окупить их он не планирует, но во время создания музея его компания разработала аудиогид, который будет продавать другим учреждениям и зарабатывать на этом. Сергей Мартьянов рассказал DK.RU, почему решил создать музей, как его «попросили» переехать из-за высокой посещаемости и чем оправдан сегодняшний интерес к винтажной технике. Идея сделать уголок ретрокомпьютеров была спонтанной — изначально она пришла в голову Сергею Мартьянову на ИТ-выставке Discover ICT в Екатеринбурге в 2013 г. «По приколу» купили два компьютера Intel 486 (были анонсированы в 1989 г.) — люди увидели, какими были старые игры и остались ими довольны. Заметив интерес к древней технике, решили сделать музей. Одни экспонаты покупали на аукционах, другие нам дарили. Кто-то был счастлив, что мы забрали у них все, что лежало на складах. Например, магазин «Вектра-линк» был очень доволен, когда мы у них выгребли все старое железо, — говорит г-н Мартьянов. Дарили и достаточно дорогие экспонаты, например, компьютер Atari рыночной стоимостью 5-6 тыс. евро — его музею отдал человек, проживающий сейчас во Франции. Еще один примечательный экспонат — сервер, подаренный Меткомбанком: его балансовая стоимость составляла 2,8 млн руб., а рыночная — 700 тыс. евро. Сервер представляет собой достаточно тяжелый ящик: 36 процессоров по 4 ядра, 512 гб оперативной памяти. Весьма впечатляющая штуковина, которая потребляет 4 киловатта и вся в радиаторах охлаждения. Когда осенью прошлого года не было отопления, мы выкатили его в коридор и включили — он отапливал весь этаж, — вспоминает основатель музея. Чтобы привести технику в рабочий вид, пришлось потратить примерно год. Жесткий диск, видеокарта, материнская плата — все детали должны соответствовать оригиналу. Сейчас в рабочем состоянии находятся 86 компьютеров из 102. Восстановили даже старый экран первой советской ЭВМ 1951 г. (М1, разработана под руководством Исаака Брука). Хотя на самом деле это осциллограф — в первых ЭВМ экранов как таковых не было. Тяжело было найти клавиатуры — в России клавиатуры того времени либо в ужасающем состоянии, либо их просто нет. Поэтому их купили в Германии и Чехии. Некоторые клавиатуры выпуска 80-х и начала 90-х оказались даже нераспакованными — ими ни разу не пользовались. Пробное открытие Музей винтажных компьютеров впервые открылся осенью 2016 г. на пробной площадке в Верх-Исетском центре культуры. До конца года туда приходило всего по 100 человек в месяц. «Показатели на самом деле плачевные», — признает г-н Мартьянов. Спустя пару месяцев музей переехал в офисное здание по ул. Декабристов, 20, к давним партнерам — филиалу американской компании по разработке софта, 741 Studios, которые отдали под музей пол-этажа (500 кв. м) на льготных условиях. Тогда же количество посетителей стало расти и к лету 2017-го достигло 5000 человек в месяц. Только на Ночь музеев в прошлом году по билетам пришел 1861 человек. В один момент посещаемость вышла музею боком: владельцы здания решили, что туда ходит слишком много людей и попросили платить за туалеты и коридоры по стандартной ставке — 450 руб. за кв. м или дополнительно 120 тыс. руб. в месяц. Экономика перестала складываться. 8 февраля 2018 г. музей открылся заново — после долгих переговоров экспозиция разместилась на площадке мультимедийного парка «Россия — моя история». Сам музей винтажных компьютеров полностью частный, господдержки не получал и финансируется за счет компании Сергея Мартьянова. Как выглядит музей Все экспонаты располагаются не за стеклом, а открыты, компьютеры можно включить, а в приставки — даже поиграть. Разработана и система аудиогида, которая позволяет проводить навигацию в форме квеста: перемещаться от одной части музея к другой с помощью подсказок и QR-кодов. Посетитель считывает первый код и слушает рассказ, а далее система подсказывает ему, куда пройти дальше. В будущем она позволит подстраивать музей под запросы посетителей: человек ходит по музею, фотографирует QR-коды и узнает об экспонатах. В свою очередь, музей узнает, чем интересуется посетитель, и начинает подстраивать под него мультимедиа на экранах и голосовое оповещение. Однако у системы есть изъян: Когда в музее больше 10 человек, компьютер начинает сходить с ума — что же им показывать, особенно если интересы разнятся. Сейчас мы учим систему обращаться к истории запросов и выбирать наиболее релевантные вещи, — говорит Сергей Мартьянов. В качестве музейного гида, возможно, в перспективе появится робот. Нужно будет научить его рассказывать про экспонаты, а также понимать, что он стоит перед человеком. По сути, внутреннюю «вики» об экспонатах необходимо просто скомпилировать с роботом, который сможет передвигаться по музею и проводить экскурсии. Эту систему мы будем показывать в Ганновере на выставке Cebit в июне. Возможно, добавим функции искусственного интеллекта и взаимодействия с человеком через робота. Такая система легко тиражируема и наверняка будет востребована к ЧМ по футболу. В ней просто реализовать систему аудиогида и многоязычности, легко добавить другие языки: достаточно, чтобы человек подключился к внутреннему Wi-Fi — не нужно даже скачивать приложение, — отмечает он. Подобную систему сейчас тестируют музеи радио и советского быта. В будущем же планируется сделать систему коммерческой: абонентская плата плюс 20 руб. с каждого проданного аудиогида. Впрочем, система — это лишь дополнительный бонус, который может стать интересной фишкой в будущем. Главное в музее — экспонаты. Почему возник интерес к технике прошлого? «Возможно, сам геймплей был более увлекательным. Графика очень простая, но, чтобы заинтересовать участника, должен быть интересный сюжет и интересная эргономика. В современных играх все красочно и красиво, но слишком понятно. У нас есть PlayStation 1, Atari 1979 года и PlayStation 4 — я не знаю, зачем мы купили последнюю, в нее никто не играет. А вот за играми в «Денди» с пиксельной графикой или Atari посетители зависают. Видимо, геймплей так заточен под человека, что это вызывает интерес и сейчас выглядит очень необычно», — считает создатель музея. В музее собрана техника от самых старых ЭВМ до современных компьютеров — там есть и сервера, которые сейчас используются в дата-центрах НАСА. Это помогает отследить историю развития компьютеров и проводить тематические мероприятия для детей, например, мастер-классы по созданию двухмерных и трехмерных игр, а также программированию. Кто ходит в музей? Школьники, айтишники, родители с детьми, пожилые люди — даже через фонд Соцзащиты. Но основной поток — посетители в возрасте от 16 до 30 лет. Детский билет стоит 100 руб., взрослый — 400 руб. но, по наблюдениям Сергея Мартьянова, цена не отпугивает посетителей. Сейчас в месяц музей посещают в среднем 1500-2000 человек — прежде всего за счет мероприятий, а не экскурсий. Только в 2015 г. на закупку экспонатов потратили порядка 1 млн руб., а всего — примерно 2 млн руб. Экономика музея не всегда сходится, но это хороший проект, который интересен посетителям и мне. Он может приносить деньги, но для этого там нужно проводить очень много различных мероприятий: мастер-классы, фестивали, компьютерные игры, обучение... Мы стремимся к такому, и с этой точки зрения площадка — это коммерческий проект. Но музей — для души. Фото: Игорь Черепанов / DK.RU.

Деловой Квартал: главные новости