Ещё

Режиссер Никита Славич: «Спектакль в метро — моя ода неизведанной Самаре» 

Фото: Волга Ньюс
— Театральное образование у тебя не первое?
— Я окончил бакалавриат и магистратуру экономического факультета СПбГУ, по разным программам. Знаю все про инновации, оценку бизнеса, стратегический менеджмент и маркетинг. В РГИСИ моя младшая сестра поступала на актрису. Она не поступила, а я по приколу решил сходить на вступительные испытания в магистратуру. Мастер поставил высокий балл. И я подумал, что раз так «приглашают», то нужно пробовать. Без театра я в общем-то вполне проживу (правда, без оперы вряд ли).
— Почему именно сайт-специфик и почему именно в Самаре?
— В последнее время чаще приходилось бывать в Самаре. Все мое естественное окружение находится в Петербурге, а тут родственники. Среди них я опять себя чувствую ребенком, через ностальгию наступает меланхолия. Еще это все на фоне вальяжного темпа Самары.
Спектакль «Прислоняться» — это моя ода неизведанной Самаре. Как знакомство с дальним родственником, которого вроде бы помнишь, но общих тем для разговора уже нет. Я ему, можно считать, первым позвонил, чтобы эту неловкость победить. Я так и по жизни делаю.
Среди сайт-специфик спектаклей лично для меня особенно выделяется «Другой город» Семена Александровского, где зрителю не навязывают повестку, отправляют в свободное плавание по воображению. Каждые 10 минут я снимал наушники и кричал друзьям на всю Фонтанку: «Вы это тоже слышали?!» А в конце сказал, что «вот бы то же самое, только вербально». Я невероятно рад, что зрители, которые побывали на нашем спектакле, тоже прокатились на подобной карусели ассоциаций и воспоминаний.
— Как шла работа над проектом? Насколько я знаю, для сбора материала привлекали добровольцев?
— Серега (драматург Сергей Давыдов — прим. Волга Ньюс) предложил не только опрашивать самарцев, но и обучить их самостоятельно собирать материал. Галерея «Виктория» посодействовала нам в этом, за что ей большое спасибо. Нам присылали и анонимные аудиозаписи в социальных сетях. Все материалы мы храним в архиве, они еще пригодятся.
— Как делились ваши с Сергеем обязанности? Где заканчивалась работа драматурга и начиналась работа режиссера?
— После того, как Серега прислал мне вербатимы по станциям, мы с ним распрощались. У меня был месячный аут — не понимал, куда двигаться. Я крутил записи в разные стороны, менял, переставлял местами. Точно не хотелось связываться с актерами, они были бы лишней прослойкой для этих историй.
После первой прогулки в наушниках по городу мне казалось, что маловато конфликта и темп совсем падает — нужен стержень. Сразу представил нашу героиню, возраст, образ жизни, место жительства и работы. Связался с Серегой, который был тогда весь в делах, и говорю, что все меняем, нужна она — конкретная тетя. Тут сработал тандем петербургской актрисы Людмилы Хлопотовой и драматурга Сергея Давыдова, хоть они никогда не были знакомы. Они оба хотели «поддать» героине характера по полной, я только успевал тормозить, чтобы сразу не выкладывали все карты на стол.
— То, что складывается сейчас — насколько похоже на то, каким ты видел спектакль изначально?
— Сохранилось самое главное для меня — прозрачная структура спектакля. Зрителю на первых минутах становится понятно, как все будет происходить, и это особенно ценно для меня. Если он не делает шага в сторону современного театра, то театр сам его сделает.
— Какие трудности оказались неожиданными?
— Самой большой трудностью было дистанционно организовать молодую команду. Давыдов и метро в Самаре, я, Егор Курчугин (звукорежиссер) и остальные в Петербурге. Неожиданно, самым приятным оказался опыт работы с актрисой Людмилой Ивановной Хлопотовой. Она — золотой человек с огромной работоспособностью.
— Не секрет, что Самара в театральном отношении — город довольно консервативный. Пока спектакль тестируется «на своих», но все равно, ты сейчас готов скорее подтвердить или опровергнуть это?
— У нас уже были официальные предпоказы с незнакомыми людьми — все проходит замечательно, и пока зритель меня только радует. Судя по тому, что все мои знакомые тут в шоке от формата «Прислоняться», который не кажется мне самому радикальным — я, наверное, совсем не знаю, что происходит в Самаре. Хочу, чтобы этот проект показал и доказал, что театр бывает честным, актуальным и без буфета.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео