Ещё

Оззи Осборн: «Я выжил, и это настоящее чудо» 

Фото: Борис Бабанов / РИА Новости
1 июня в «Олимпийском» (Москва) и 3 июня в «Ледовом дворце» (Санкт-Петербург) пройдут концерты . Это прощальный мировой тур, в который отправился Величайший и Ужаснейший король тяжелого металла.
«Люди постоянно спрашивают меня о пенсии, — говорит Оззи, — Это будет мое последнее мировое турне, но, может быть, я когда-нибудь дам еще пару концертов».
Вместе с Оззи на сцену выйдут великолепный гитарист Закк Уайлд (Black Label Society), басист Роб Николсон (Danzig, ), барабанщик Томми Клафетос (Ted Nugent, , Роб Зомби, Black Sabbath), клавишник (сын Рика Уэйкмана, Black Sabbath, Headspace, Rick Wakeman). Накануне московского концерта специальный корреспондент «Ленты.ру» Петр Каменченко побеседовал с Оззи Осборном и вспомнил одну забавную историю из прошлой жизни.
Летом 1989 года мне повезло работать на грандиозном рок-фестивале, проходившем на Большой спортивной арене «Лужников». Ни до, ни после этого в России не собиралось одновременно на одной сцене столько звезд первейшей величины, да еще и находившихся тогда в самом рок-н-ролльном соку. Благодаря , который мутил какие-то дела со знаменитым промоутером , в Москву приехали Skid Row, Cinderella, Mötley Crüe, Bon Jovi, Scorpions и Оззи Осборн.
Официально мероприятие именовалось «Московский международный фестиваль мира», неофициально — «Рок против наркотиков», еще более неофициально — «Пчелы против меда». Стоит напомнить, что пандемия тяжелых наркотиков, к тому времени уже основательно проредившая западный рок, добралась и до перестроечного СССР, где нашла новые жертвы. Многие борцы с «дурью» имели немалый личный опыт расширения сознания. Не говоря уже об алкоголе — русская водка была в том году мировым трендом, как Горбачев, перестройка и гласность. Wind of Changes! Так что атмосфера на фестивале была самая рок-н-ролльная. Жить быстро — умереть молодым! Секс, драгз и рок-н-ролл! Ну и все такое…
Петр Каменченко
Оззи Осборн всем вышеуказанным рок-стандартам соответствовал идеально: выглядел полуживым, маловменяемым, на сцену вылезал с трудом, передвигался по площадке как парализованный зомби, а вниз его снимали охранники.
По совковым понятиям атмосфера на фестивале была сверхдемократичная. Милиция и несчастные срочники ВВ как себя вести — в точности не знали, а потому затравленно улыбались и ждали команд сверху. Команда всех вязать, однако, задерживалась. Приходилось терпеть и улыбаться, в особенности носителям невиданных досель бейджей «Проход везде» (All access). Именно таким волшебным бейджем я и располагал.
Подтрибунные помещения старых «Лужников» представляли собой сложный лабиринт коридоров, лестниц, непонятного назначения помещений и укромных закутков. Заблудиться в этом архитектурном великолепии было несложно. Не знаю, зачем Оззи понадобилось выйти из гримерки — может быть, он искал туалет, но найти дорогу назад он уже оказался не в состоянии. Тут-то его и сцапали! Попался Оззи на глаза двум дружинникам в узеньких костюмчиках и с комсомольскими значками.
Комсомольцы дежурили внутри, поэтому оказались не в теме, и в лохматом мужике в трениках и драной майке Оззи Осборна не опознали, тем более что в ответ на грозные окрики и тычки под ребра задержанный лишь мычал что-то невнятное, икал и пах алкоголем. Определив, что перед ними местный запойный сантехник, бдительные дружинники решили его выкинуть за пределы охраняемого объекта и потащили к дверям.
И вот тут настал мой звездный час. Я оказаться в нужном месте в нужное время. Размахивая бейджем, я встал на пути сатрапов. Начавшаяся потасовка привлекла внимание Марио Самальоа — администратора «Бригады С». Храбрый сын Марии Петровны и перуанского коммуниста Лопеса Самальоа немедля вступил в драку. Дружинники с угрозами отступили, а затем и охрана рок-звезды подоспела. Так я спас Оззи Осборна!
Похоже, сам герой эпизода так ничего и не понял. Кто его тащил и пинал, куда и зачем… Ох уж эта загадочная русская душа, ох уж эта русская водка…
С вопроса о событиях почти 30-летней давности мы и начали беседу с Оззи Осборном. Описанный выше случай он помнил смутно. Вроде что-то было, но что…
А о «Фестивале мира» рассказал следующее:
— Да, помню то шоу. Очень яркое было событие и большой для меня опыт. Я тогда в первый раз приехал в Россию и был очень удивлен, откуда столько людей здесь обо мне знают. Не думал, что они вообще обо мне слышали, и вдруг увидел самодельные плакаты «Я люблю Оззи». Было очень трогательно, и большое с моей стороны чувство благодарности за такую любовь.
«Лента.ру»: Ты уже больше полувека на сцене. В чем секрет такой страсти и как тебе удается сохранить отличную физическую форму?
Я каждый день занимаюсь физическими упражнениями. Больше не курю, не пью и не принимаю наркотики. Думаю, именно в этом причина моей хорошей формы. Кроме того, я всегда занимаюсь тем, что мне нравится. А нравится мне выступать на сцене, доставляя людям удовольствие. Сцена — это мой дом вдали от дома.
Опиши себя в трех словах.
Три слова — это, пожалуй, даже слишком много для меня. Ну, пусть будет так: VERY FUCKING NICE.
Оглядываясь на все эти прошедшие годы, чем ты гордишься больше всего?
Тем, что выжил. И это настоящее чудо.
Твоя главная любовь в жизни и что ты ненавидишь больше всего?
Моя великая любовь — делать великие шоу. Это невероятное чувство! А что я ненавижу больше всего — наверное, это звук пылесоса по утрам.
Твой самый главный страх?
Я сам.
Мог бы ты назвать свои самые любимые альбомы в Black Sabbath и во время сольной карьеры?
Думаю, что нет. Каждый альбом, который я сделал, — это как дневник моей жизни. Когда я их слушаю, я тут же возвращаюсь назад в то время, к событиям и переживаниям, которые тогда со мной происходили.
/ «Коммерсантъ»
Какие три пластинки ты бы взял с собой на необитаемый остров?
Пусть их будет пять: 1. Beatles — Sgt. Peppers. 2. Beatles — Revolver. 3. Led Zeppelin — I. 4. Led Zeppelin — II. 5. И свой собственный альбом — No More Tears.
Ты веришь в бога, во второй шанс или в жизнь после смерти?
Все, что я могу сказать, — я верю в то, что существует сила более мощная, чем я сам. И я не верю ни во второй шанс, ни в жизнь после смерти.
Моей дочери 12 лет. Когда она узнала, что я буду брать у тебя интервью, она умоляла спросить, правда ли, что ты съел летучую мышь, и какая она была на вкус? Извини за идиотский вопрос, но ребенок очень настойчив.
Скажи своей дочке, чтобы она меня простила, но я больше не отвечаю на этот вопрос. Пусть каждый думает что хочет.
Тогда вопрос от моей жены («Оззи, привет, мы тебя любим!»). У тебя большая семья, а какие у тебя домашние обязательства?
Я делаю великолепные картофельные чипсы и отлично развожу огонь в камине.
Что ты будешь играть в Москве? Это будут старые вещи, что-то из Black Sabbath или совсем новое?
Приходите на концерт — и вы все увидите и услышите сами. Будет много сюрпризов!
Обязательно придем. Тем более что другой такой возможности уже, скорее всего, не будет. Оззи, ты в наших сердцах. Мы с тобой.