Ещё

Отдаю время молодым 

Отдаю время молодым
Фото: Вечерняя Москва
80 лет исполняется в начале июня . Почти 30 лет он отдал театру, а потом переключился на кинематограф и преподавательскую деятельность.
Шиловский сыграл в 150 фильмах, а как режиссер подарил нам картины «Миллион в брачной корзине», «Блуждающие звезды», «Кодекс бесчестия», «Линия смерти»…
— Всеволод Николаевич, накануне юбилея принято вспоминать какие-то яркие моменты биографии…
— Мой отец руководил крупным авиационным предприятием. В московском Политехническом музее хранятся его изобретения по аэродинамике. Он ушел на фронт в самом начале войны, а нас с мамой эвакуировали в Казань. Хорошо помню, как под бомбами мы на каких-то баржах добирались до места почти четыре недели. Поселили нас в крохотных картонных домах, а станки авиамоторного завода, на котором пришлось матери работать, разместили сначала прямо на улице. Но через пару месяцев завод уже давал продукцию. Когда вернулись в Москву, я стал ходить в детсад, а мама сутками пропадала на заводе. Помню, как однажды она принесла с рынка батон хлеба, который стоил невероятных денег. Но он оказался «куклой» — опилки, облепленные запеченной мукой. Тогда я впервые увидел, как плачет моя мама.
— А День Победы помните?
— В ночи меня разбудили крики. Орали все, меня подбрасывали, тискали. Соседи выбежали из дома, где мы жили, на берег Яузы — народу было полно. Все кричали, радовались. А из репродуктора звучал голос Левитана! Послевоенная Москва медленно приходила в себя, отстраивалась, и строили ее пленные немцы. В том числе стадион, на котором я потом занимался. Их привезли на наш завод в закрытых вагонах по узкоколейке. Рабочие с металлическими прутьями в руках обступили вагоны и не хотели их оттуда выпускать несколько дней. Так и стояли. Но в итоге немцы отстроили заново почти все Измайлово. А когда они уезжали, те же рабочие плакали, подарки им дарили…
— Чем запомнились легендарные «старики», чем вас потрясли?
— Колоссальной внутренней свободой и невероятным талантом. Помню, как мы отправились в Киев на мероприятия, посвященные столетию Станиславского. Через полчаса после отхода поезда на пороге купе возник , которого вся страна обожала за роль Чкалова: «П…дячок, присоединяйся!» В вагоне-ресторане он же — великий организатор и гурман, посовещавшись с кем-то, предпринял попытку демонтировать в стенах вагона-ресторана перегородки… А еще через полчаса во главе шикарного шумного стола уже восседал режиссер . Он произнес прочувствованную речь, да так, что все попадали от хохота. Сидели всю ночь, шутили, хохотали, выпивали — «работали над собой», ну, и разошлись утром, за час до приезда. А на перроне нас уже встречало и море поклонников. Артисты МХАТа — цвет культуры, выходили из вагона неторопливо, лучась улыбками и обаянием, — накрахмаленные, хорошо пахнущие, холеные. Звучали речи, машины отвезли нас в гостиницу. Потом были прекрасный завтрак в гостинице, репетиция, запись на телевидении, обед с соответствующими напитками. А за столом снова — смех, ловушки, шутки, словно в первый раз сели за стол. Затем — вечерний спектакль. Успех космический: зал бисировал.
У меня, щенка, кружилась голова от успеха. А нас уже снова везли в правительственную резиденцию на очередной, теперь уже ночной, банкет. И снова звучали тосты, приветствия, шутки. Вот так — трое суток напролет. Я уже медленно умирал, а «великие старики» оставались свежи и полны сил: пели, читали, очаровывали. А что это были за личности! Выходя на сцену, крестились. Работали с температурой под сорок, всегда так волновались, что их костюмы, мокрые от пота, можно было выжимать перед каждым спектаклем. Биографии этих людей начинались в двадцатых, и все они ушли из жизни еще при советской власти, став воплощением лучшего в том времени, искренне существуя в нем, не подыгрывая ему. Они были честны перед зрителем и перед собой, и у каждого ведь была своя трагедия…
— Поэтому вы сегодня столько времени и уделяете студентам? Вам было с кого брать пример.
— Для меня педагогика сейчас — главное дело в жизни. Я преподавал во ВГИКе, потом создал Театр-студию Всеволода Шиловского. В последнее время выпустил спектакли — чеховского «Дядю Ваню» и «Особняк на Рублевке» по пьесе замечательного драматурга , где сам играю главную роль. Это, кстати, у нас уже третья постановка по его произведениям, до этого были «Одноклассники» и «Чемоданчик». Спектакли идут при полном аншлаге.
— Вы ведь много снимались…
— Последние две мои киноработы — в фильмах и . Да и было это полтора года назад. А все, что предлагалось позже, можно было и пропустить. Времени на пустое тратить не хочется: главное сейчас вырастить новое поколение актеров. Все свое время я отдаю им.
ДОСЬЕ
Всеволод Шиловский родился в 1938 году в Москве. Окончил Школу-студию МХАТ. В 1987 году оставил театр и сосредоточился на кинематографе, позже открыл свою мастерскую во ВГИКе, а затем Театр-студию Всеволода Шиловского. Снялся как актер почти в сотне фильмов, еще полтора десятка снял как режиссер.
Видео дня. Почему в СССР любили стены из стеклоблоков
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео