От первого лица: книжные итоги «Гаража» 

От первого лица: книжные итоги «Гаража»
Фото: АртГид
, директор
Моя любимая книга издательской программы Музея «Гараж» — это, наверное, Клэр Бишоп, «Радикальная музеология, или Так ли уж „современны“ музеи современного искусства?». Она одна из немногих посвящена формированию музеев как институций, их трансформациям и описаниям сложных внутримузейных процессов, например, создание коллекции — нужна ли она музею, существует ли он без нее. Также книга рассматривает такие понятия, как модернизм, понятие неоднозначное: если раньше период модернизма отсчитывался с послевоенного времени, то сейчас его могут рассматривать вообще с 2000 года (а где-то задаются вопросом, состоялся ли он вообще). В книге поднимается достаточно много проблем, которые вдохновляют меня на переосмысление своей деятельности и заставляют думать о работе над собой и о развитии своей институции.
Клэр Бишоп. Радикальная музеология, или Так ли уж «современны» музеи современного искусства? М. : Ад Маргинем Пресс, Музей «Гараж», 2013
, куратор публичных программ
«The Irony Tower. Советские художники во времена гласности» — очень сухое и официальное название для книги с живым языком и захватывающими событиями. Звездочетовская версия названия «Планета Железяка» мне милее. Читала я ее урывками, когда хотелось духа приключений и полной свободы. Сразу много читать у меня не получалось, так как в сравнении с ошеломляющим бурлением конца 1980-х наша эпоха «развитой» арт-системы начинает казаться унылой и скучной, а машины времени еще не изобрели. Вот и приходилось удовольствие дозировать… , попав в Москву как журналист с редакционным заданием по поводу аукциона Sotheby’s 1988 года, оказывается подлинным любителем приключений и исследователем: он попадает в гущу событий советского неофициального искусства, от концертов «Среднерусской возвышенности» до вернисажей в сквотах и на пустырях. И хотя русским Соломон не владел и про искусство мало что знал, энергичность и голос перемен в его тексте достойны группы «Кино». Дополняет издание блестящее эссе художника , размышляющего о значении этой книги, трудностях перевода и вспоминающего встречу с Эндрю, который «обладал понятным нам чувством юмора и доброжелательным любопытством».
Эндрю Соломон. The Irony Tower. Советские художники во времена гласности. М. : Ад Маргинем Пресс, Музей «Гараж», 2013
Андрей Мизиано, куратор
С работами бельгийско-нидерландского социолога искусства Паскаля Гилена я познакомился достаточно давно, еще когда далеко не все его статьи были переведены на русский язык. В мир современного искусства его затащил Барт де Баре, когда-то предложивший направить научный интерес Гилена в сторону искусства, так как именно в этой области оставалось еще много вопросов и проблем, требующих прояснения. Метод Гилена интересен тем, что он умеет органично сочетать сложную теорию и ясный, прозрачный способ делать научные выводы. Легкость пластики его размышлений об искусстве совершенно не упрощает знаний о нем. Вместе с тем, Гилену принадлежат многочисленные обобщения по поводу системы международного искусства — он с энтузиазмом дает сопровождаемое всесторонней аналитикой четкое описание явлений и установок художественного мира, которые, как многим может показаться, всегда были на поверхности, но почему-то в научное поле так до него и не попали.
Паскаль Гилен. Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм. М. : Ад Маргинем Пресс, Музей «Гараж», 2015
Лада Талызина, менеджер инклюзивного отдела по работе с посетителями с особенностями интеллектуального развития
«Архитектура советского модернизма» и  — притягательная книга с прекрасными иллюстрациями. С одной стороны, после нее начинаешь видеть и каким-то новым взглядом смотреть на неприметные на первый взгляд архитектурные сооружения родного города, детально рассматривать его пространство, а с другой — задумываешься о том, сколько ожиданий архитекторов на самом деле не оправдалось. Для меня это была первая книга по советской архитектуре, которая, кстати, постоянно вызывает интерес и любопытство среди моих друзей и знакомых, как только речь заходит о книжном деле музея «Гараж».
Такие размышления — прекрасная почва для занятий и дискуссий с детьми, а также базовая и наиболее понятная тема для мастер-классов по созданию идей самых разных городских объектов в стиле модернизма, которая нашла свое воплощение в сотрудничестве «Гаража» с казахскими коллегами в рамках ЭКСПО-2017 в павильоне Astana Contemporary Art Center.
Анна Броновицкая, Николай Малинин. Москва: архитектура советского модернизма. 1955–1991. Справочник-путеводитель. М. : Музей «Гараж», 2016
Юрий Юркин, координатор научного отдела
Книга, о которой пойдет речь, — первое издание на русском языке двух разных трудов («Реляционная эстетика», 1997 и «Постпродукция, 2001) французского критика и искусствоведа Николя Буррио. Переводы этих небольших книг произвели микрореволюцию в российском современном искусстве — благодаря им было введено в оборот название жанра „эстетика взаимодействия“, который до этого относили то к перформансу, то к акции, то вообще к „что это такое, это вообще не искусство“. В первой части Буррио описывает переход от „визуального“ западного искусства в 1990-е к искусству, медиумом которого становится общение, сопричастность, действие (важно отметить, что здесь нет речи о театре и о театрализованном представлении). Художники, которые работают c подобным медиа, создают максимально простые ситуации, приближенные к повседневности с отсутствием какой бы то ни было драматургии.
Николя Буррио. Реляционная эстетика / Постпродукция. М. : Ад Маргинем Пресс, Музей „Гараж“, 2016
Сегодня подобные практики плотно слились с рутиной художественных и околохудожественных событий в России и начинают заменять собой выставки „искусства как вещи“, которые мне лично порядком поднадоели. Буррио структурировал и описал основные процессы искусства взаимоотношений. А собранный им опыт художников 1990-х формирует поле для новых высказываний (которые мне интересны именно как куратору и исследователю), не замешанных на периодах, стилях и направлениях, сложносочиненных и высосанных из пальца концепциях.
Марина Сидакова, менеджер издательской программы
Пожалуй, трудно найти что-то более интересное для чтения, чем реплики— интерпретации философа, трактующего другого философа. Так получаешь „два в одном“: и новую философию, и новый аспект старой доброй.
Модный ныне Делез с большим почтением относился к главному представителю философии Нового времени . Казалось бы, этот изученный вдоль и поперек пантеист XVII века вряд ли может чем-то удивить современного читателя, но Делез находит новый подход к его концептам, анализирует и трансформирует их через призму своего собственного понимания. Книга „Лекции о Спинозе“ включает в себя 11 лекций, прочитанных Делезом в период 1978–1981 годов. Издание имеет двойное преимущество: живой язык и внятность, свойственные хорошим лекциям (тексты Делеза изобилуют примерами „из жизни“), и логически стройную структуру. В своих лекциях Делез уделяет большое внимание спинозовским понятиям „аффекция“ и „аффект“, проблеме Бога и (как ни странно) смерти. „Я бы хотел объяснить вам, почему у Спинозы была весьма мощная репутация материалиста, тогда как он непрестанно говорил о духе и душе, — репутация атеиста, тогда как он непрестанно говорил о Боге, это весьма любопытно“. И это действительно любопытно!
Жиль Делез. Лекции о Спинозе. М. : Ад Маргинем Пресс, Музей „Гараж“, 2016
Александра Сербина, PR-менеджер
Переиздание книги „Влюбленный агент“ было приурочено к открытию выставки „След улитки“, которая в числе других открывала весенний сезон 2016 года в музее. Это было мое первое открытие в составе команды „Гаража“, которого я ждала с нетерпением; я много раз бывала на выставке, путешествуя по ее главам, почти восторженно (что мне не свойственно) подписала книгу у самого художника и оставила ее… до отпуска. „Влюбленный агент“ состоит из воспоминаний художника о его детстве, учебе, обретении и потере друзей, там описываются детали их быта, быта соседей а также гулянки, праздники, безденежье, беды. На первый взгляд, незамысловатое описание окружающей действительности.
Виктор Пивоваров. Влюбленный агент. М. : Artguide Editions, Музей „Гараж“, 2016
Однако могу точно сказать, что это произведение возвращает веру в человечность и дружбу. В художественной, да и в любой другой конкурентной среде сложно найти примеры такого отношения к другим. У Пивоварова для всех есть место — и в книге, и в сердце. А для многих — еще и в его картинах. На одной странице рассказ про кухню Штейнбергов, а рядом прекрасная иллюстрация — работа художника „Эдик Штейнберг, его жена Галя и его собака Фика“ из альбома „Действующие лица“, вот глава о художественной жизни в новом тысячелетии, а рядом „Тело московского неофициального искусства 1960–1970-х годов“. Представители неофициального искусства советского времени, от поэтов и  до художников Ирины Наховой и сына Пивоварова , чьи выставки теперь проходят по всему миру, на страницах книги предстают обычными и любимыми людьми со своими проблемами, заботами и курьезами. Могу сказать точно: если было бы можно снова поехать в тот отпуск и заново, по-новому прочесть эту книгу — я бы согласилась на все 100%.
Видео дня. Как кормят в тюрьмах разных стран
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео