Ещё

«На сцене нужно быть поэтом!». Вадим Репин о музыкальной культуре 

«На сцене нужно быть поэтом!». Вадим Репин о музыкальной культуре
Фото: АиФ-Новосибирск
«В Новосибирске у меня очень много близких друзей — ещё со школьных времён. Встречи с ними — зарядка положительными эмоциями. Рад, что удаётся приглашать в Сибирь прекрасных музыкантов, звёзд первой величины. Но здесь знают и слышали далеко не всех лучших музыкантов современности. В Токио, Париже, Москве звёзды гастролируют гораздо чаще. Поэтому очень хочется превратить столицу Сибири в Париж!» — говорит победитель международных конкурсов .
Прикованные цепью на галерах
Юрий Татаренко, корреспондент «Аиф-Новосибирск»: Классическая музыка не проста для восприятия. А в чём её притягательность?
Вадим Репин: Во время концерта в зале воцаряется колоссальная энергия. Артисты вкладывают в музыку всю душу. Порой происходит непредвиденное: рвётся струна, смычок падает на пол. Это тоже часть этого бурления. Публике и музыкантам нравится ощущать себя в неразрывной связке.
Для хорошего выступления должны совпасть все звёзды. Всё имеет значение: какая публика пришла, в какой я форме, что за настроение у партнёра, какое произведение исполняем…
Иногда для того чтобы концерт удался, приходится прикладывать огромные усилия. Но, бывает, чудо случается само по себе — когда все воодушевлены и после поклонов на седьмом небе от счастья.
Юрий Татаренко, корреспондент «Аиф-Новосибирск»: Попробуем поверить алгеброй гармонию. Вопрос о пропорции формы и содержания. Мне кажется, что большой музыкант — это 100% техники и ещё 200% — его душа. Согласны?
— 300% — это, пожалуй, для любого многовато (улыбается). Но, безусловно, музыкант должен быть технически оснащён, ему необходимо уметь работать с партитурой. Невероятное везение — встретить тех, кто сильно воздействует на тебя, формирует музыкальный вкус…
Творческий процесс бесконечен: пробуешь что-то новое, ошибаешься, исправляешься. У меня было очень много случаев, когда кардинально менялись видение, трактовка того или иного произведения.
— А ещё музыкант — это галеры, где железные цепи — воля, дисциплина, характер. Интересно, есть ли недостатки у Вадима Репина?
— Дело в том, что любая черта характера может считаться как достоинством, так и недостатком. Не люблю себя ни хвалить, ни критиковать. Но назвать себя волевым и терпеливым — безусловно, могу. Вообще, музыканту следует придерживаться спортивного стиля жизни. Иначе — прощай, карьера…
— В России нередко талант и слава — две вещи несовместные. Это закон жизни?
— Начнём с того, что жизнь по своей сути несправедлива. Это сложный и глубокий вопрос — о справедливости. Я верю в высшую справедливость. Но то, что порой происходит у нас на глазах, справедливостью не назовёшь…
В мире музыки много различных примеров несоответствия славы и таланта. На всё есть свои причины — от тупого невезения до проблем со здоровьем. Бывает, что человек, как говорится, неадекватен, а талант — бешеный. И где тут искать справедливости? Психически неуравновешенный музыкант никогда не сделает карьеры. Ну а если она ему и не нужна? Несколько человек считают его богом — и ему этого достаточно…
Страдивари 2.0 — Какая из наград и побед вам наиболее ценна?
— В 11 лет на конкурсе Венявского в Люблине я нахватал все премии. Когда ты ребёнок, выигрывать — азартно. Труднее всего — физически и психологически — досталась победа в Брюсселе в 1989 году на конкурсе имени королевы Елизаветы. Во времена СССР это был единственный шанс войти в музыкальную элиту. Но этого же хотел каждый более чем из сотни конкурсантов. Нервозности добавляло и то, что я представлял великую державу — попробуй не выиграй! Конкурс в Бельгии проходит месяц. Это очень долго. Было сложно. К примеру, конкурсантам предстояло выучить новое произведение за 6 дней. Кроме того, необходимо иметь огромный репертуар — то, что предстояло исполнить, объявляли за 10 минут до выхода на сцену. Мне помог выиграть сибирский характер. Хотя с одним характером в музыке мало чего добьёшься — на сцене нужно быть поэтом.
— На дворе век компьютерных технологий — но «Скрипки Страдивари 2.0» ещё не создано. Это хорошо или плохо?
— С одной стороны, это плохо. Потому что купить хороший аутентичный инструмент может позволить себе далеко не каждый: цены на скрипки Страдивари зашкаливают за 15 миллионов евро. В то же время игра на старинном инструменте вызывает особый трепет, и какие-то нюансы невозможно повторить даже при помощи нанотехнологий.
— Как достижения научно-технического прогресса отражаются на музыкальной сфере?
— Многие коллеги успешно экспериментируют в области цифровой музыки. А я человек консервативный. Брамс написал свою музыку без использования каких-либо высоких технологий. И у него хорошо получилось.
— Что помогает вам развиваться как музыканту и личности — и что мешает?
— Конечно же, меня заряжают и музыка, и коллеги. А мешает только одно — отсутствие свободного времени. Стал замечать, как быстро летит жизнь…
Хотя надо согласиться с мудрецами: человек — хозяин своего времени. Ты также должен сам определять и вектор своего развития. И если считаешь нужным развиваться, ты развиваешься. Хочешь сменить профессию — вперёд. Главное — не останавливаться. И всё получится.
— В музыкальном мире больше дружбы или конкуренции?
— Затрудняюсь ответить. Мне кажется, дружбы и коллегиальности больше. Безусловно, конкуренция тоже есть. И это нормально, без неё нет роста. Зависти и ревности среди музыкантов мало — в силу того, что мы не так часто видимся. Каждый ведёт свой сезон и старается делать это максимально хорошо. И вопрос конкуренции меня никогда особо не заботил. Когда ты поглощён работой, нет времени задуматься, у кого дела идут лучше.
Вообще-то, музыка — искусство диалога. Диалог для меня — нормальная форма существования как для артиста, так и для человека. Искусству диалога человек учится всю жизнь.
Юрий Татаренко
Видео дня. Акула едва не откусила голову дайверу
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео