Ещё

Уголок свободы в СССР. Режиссер о театральном искусстве и о Новосибирске 

Фото: АиФ-Новосибирск
Корреспондент «АиФ — Новосибирск» поговорил с режиссером спектакля «С вечера до полудня» в театре «Приют комедианта» Марфой Горвиц о театрах Новосибирска и советском прошлом.
Остров свободы
Спектакль о героях из советских 70-х, один из которых — забавный гость из Академгородка, по пьесе «С вечера до полудня» Виктора Розова показал в Новосибирске питерский театр «Приют комедианта».
Светлана Фролова, корреспондент «АиФ-Новосибирск»: Марфа Юрьевна, говорят, ваш отец — народный артист Юрий Назаров — родился в Новосибирске. Он что-то рассказывал о своих юношеских годах, делился какими-то воспоминаниями?
Марфа Горвиц: Отец любит Новосибирск, поэтому у меня тоже очень нежное отношение к этому городу. Он часто рассказывал мне про мост на окраине Новосибирска, на который любил смотреть. Родители папы переехали сюда из Томска: они были студентами технического вуза, молодыми учёными. И вот в 1937 году тут родился он. Отсюда потом отец уезжал поступать в Щукинское училище. Сюда же по распределению его прислали работать в театр «Красный факел». Правда, он до него не доехал. Случились съёмки — его пригласили на главную роль в картине «Последние залпы». Сейчас здесь, на улице Советской, живёт мой дядя. А сама я здесь никогда не жила.
Светлана Фролова: Но вы не в первый раз приезжаете?
— Я была здесь раньше на гастролях со спектаклем «Мой внук Вениамин». И до этого приезжала несколько раз. Даже была в «Глобусе» и в «Красном факеле». А вот в «Старом доме» я впервые. Мне очень понравился театр.
В Новосибирске активная театральная жизнь. Есть даже какие-то спектакли, которые я мечтала посмотреть, охотилась за ними, но не сложилось. Например, я мечтала увидеть «Элементарные частицы» Семёна Александровского про Академгородок. Потому что я люблю Академ какой-то необъяснимой любовью. Люблю его историю, она мне кажется невероятно прекрасной.
Спектакль «Мой внук Вениамин» мы как раз играли в Академгородке. Там нас водили в музей-квартиру академика Безносова. И его дочь Анастасия показывала альбомы — совершенно завораживающие. Поэтому мне очень хотелось спектакль Семёна посмотреть. Всегда завораживает, как режиссёр берёт литературный текст и на его основе создаёт интерпретацию. Я имею в виду то, что в реалиях Советского Союза создался и просуществовал, пусть недолго, остров свободы (речь идёт о клубе «Интеграл», где новосибирцы свободно спорили, высказывали своё мнение. — Ред.) Знаю, что коренные жители Академгородка очень гордятся единственным концертом Галича и в шутку называют Новосибирск пригородом.
Конечно, я знаю и слежу за спектаклями «Красного факела». Я знаю, что «Глобус» — прекрасный театр. И знаю, что там работает режиссёр Алексей Крикливый. А то, что Андрей Прикотенко теперь худрук в «Старом доме» — это какое-то счастье для города. В общем, в Новосибирске минимум несколько сильных театров — «Красный факел», «Глобус» и «Старый дом».
Как сделать мир счастливым?
— Расскажите о спектакле, с которым вы приехали в Новосибирск. Что в нём особенного, почему именно на него пал ваш выбор?
— Интересно посмотреть на реакцию именно новосибирской публики. Потому что наш спектакль призрачным светом отражает «эльдорадо» Академгородка. Один из персонажей — Лёва Груздев — появляется как «бог на машине». Для питерцев и москвичей это не в полную силу работает, потому что они слабо знакомы с историей Академгородка. А здесь зритель это лучше поймёт. Хотя я знаю, что жители научного центра — это люди, трепетно относящиеся к любому упоминанию о нём. И поскольку мне хотелось, чтобы спектакль не был документальным и в плохом смысле «психологическим», все эти отсылки — знаковые. Академгородок — это Эльдорадо, а Лёва — человек мечты, который приехал из города-мечты.
— Почему этот спектакль вы посвятили отцу?
— Меня занимало то, что мы с ним очень разные. И в то же время всё, что он говорит, я могу гипотетически понять. Я понимаю, что он имеет в виду, когда рассуждает про Советский Союз, про свою любовь к Марксу. Он же идеалист. Он говорит о том, что общественное важнее личного. Что нужно жить не для себя, а для других. И он искренен в этом совершенно.
Но при всём при этом у меня к нему вопросы возникают. Потому что можно мечтать о том, чтобы осчастливить весь мир. Но гораздо продуктивнее, мне кажется, осчастливить какой-то ближний круг людей. И поэтому мне хотелось какого-то интеллектуального широкого разговора. Чтобы папа спектакль увидел и понял, что я слышу его и не соглашаюсь с ним. Чтобы он также услышал меня и принял мою позицию. И у нас произошёл такой диалог. Не важно, что он какие-то вещи не понял. Для меня важно другое — спектакль соединил нас. Получается, что я — другая, но мы вместе можем быть и счастливы. Несмотря на то, что разные.
— Ваш спектакль о жизни человека семидесятых годов. Как думаете, современные люди России по своим жизненным приоритетам, укладу, надеждам, мечтам отличаются от тех, которые жили в СССР?
— Я бы очень хотела, чтобы они отличались, иначе нет развития. Самое главное — это образование. То есть нужно знать, что было, знать историю со всех сторон. Большая надежда на сегодняшних людей. И ещё хочется быть не гражданином СССР, а уже гражданином мира.
— Зачем нужны гастроли, на ваш взгляд?
— Если спектакль выезжает, значит, у него складывается успешная судьба. Гастроли дают спектаклю жизнь, воздух. И это всегда праздник, ощущение широты: ты не только сидишь в каком-то коконе, у тебя есть возможность увидеть спектакль с нового ракурса. На гастролях всегда очень интересно, потому что могут быть совершенно новые реакции, иное восприятие. Потому что в каждом городе живут немножко разные люди.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео