Ещё

Нонна Гришаева: «Я не боялась быть некрасивой» 

Фото: Вечерняя Москва
Нонна Гришаева из тех редких актрис, которые могут все: и сыграть, и спеть, и станцевать, и спародировать. Ее таланты обнаружились еще в раннем детстве, когда она жила в Одессе. С этого и начался разговор актрисы и ведущей ток-шоу «Мой герой» Татьяны Устиновой. Фрагменты беседы мы вам предлагаем, а программу полностью вы сможете посмотреть во вторник, 7 августа, в 13:40 на канале «ТВ Центр».
Ее мама говорит, что Нонна сначала научилась петь и танцевать, а потом уже говорить и ходить. В четыре года она пародировала всех тогдашних певцов советской эстрады, а в шесть-семь лет у нее уже были часовые сольные семейные концерты, она даже писала программки. И первую роль она сыграла в десять лет на профессиональной сцене Одесского театра музыкальной комедии.
_ А правда ли, что Вы в кино снялись в четыре года (Речь идет о фильме «Фотографии на стене» — Прим. ред.). Как это произошло?
— Это вышло случайно. Я, конечно, ничего не помню, но мама рассказывает: мы вышли из поликлиники, я услышала музыку. Конечно, я должна была пуститься в пляс. К маме подбежал помреж и сказал: «Быстро вашу девочку в кадр! Скорее!» Кстати, тогда на первые заработанные мной деньги мы купили куклу.
— Как вы с первого раза поступили в Щукинское училище?
— Это уже легенда. В Щукинское — триста человек на место, огромный конкурс. Было за полночь, должны закрыть метро. И к Валентине Петровне Николаенко ворвалась моя мама: «Если вы сейчас не послушаете мою дочь, мы опоздаем на метро, самолет и вообще!» На что уставшая Валентина Петровна сказала: «Если ваша девочка меня разбудит, значит, она гениальна». Я вошла, стала читать, она потихонечку стала просыпаться. «Ты что, деточка, еще и поешь?» — «Да! Песня!» — «Может, ты еще и танцуешь» — «Да! Сен-Санс „Лебедь“!» — «Как же ты без музыки?» — «А я сама напою! Та-та-та…» И меня приняли.
— Но, поступив при таком конкурсе, вы забрали документы и уехали обратно в Одессу, потому что маме не понравилось общежитие…
— Это была трагедия страшная. Я сказала маме, что никогда ей этого не прощу. Мама вернула меня в Одессу, я поступила в музучилище на вокальное отделение. Но там был предмет «Актерское мастерство». Я сделала отрывок из Бориса Васильева «Вам привет от бабы Леры» и заставила всю комиссию рыдать. И когда директор училища вызвал маму и спросил: «А что ваша девочка у нас делает? Везите ребенка в Москву!», мама сдалась. И мы поехали в Москву во второй раз.
— После училища вас приглашали три театра, вы выбрали Вахтангова. Но главных ролей не было… Зачем режиссеры берут людей в театр, если не предполагают, что человек будет там работать?
— Есть такие традиции в театре: ты сначала побегай, в массовке поиграй, а потом, может быть, — если ты достоин! — какую-нибудь главную роль тебе лет через «надцать» дадут. Я и получила «Мадемуазель Нитуш» спустя десять лет. Но я всегда знала, что дождусь. И действительно! Но сначала случился мюзикл «Иствикские ведьмы». Такая ситуация сложилась, что нужно было в день спектакля в театре Вахтангова играть премьеру в «Иствикских ведьмах». Продюсеры пришли к директору и сказали: «А что нужно, чтобы в этот день артистка Гришаева играла не у вас, а у нас?». Он сказал: «Купите спектакль». И они купили.
— А пародийные истории откуда берутся?
— Это спасибо педагогам Щукинского училища, где на втором курсе был такой раздел «Наблюдение» (за людьми, животными), где я вдруг заблистала. Все приносили одно-два наблюдения, а я — пять-шесть. Все это потом переросло в дипломный спектакль «Дорогая моя эстрада».
— Вы дружите с Лешей Барацом из «Квартета И»…
— Да, мы друзья со студенчества, уже больше двадцати лет. Мы познакомились в поезде Москва-Одесса, когда ехали на каникулы, только он в ГИТИСе учился, а я в Щуке. И я наблюдала, как создавался «Квартет И». Они меня звали, но я тогда настолько плотно была занята в театре Вахтангова, что не могла себе позволить. А потом, когда они написали «День радио», сказали, что это для меня.
Алексей Кортнев сказал, вы можете прикинуться на сцене кем угодно — и красавицей, и уродиной…
— Я никогда не боялась быть некрасивой. Еще в студенчестве играла Коробочку в «Мертвых душах». Подставляла себе в рот ватку, меня никто не узнавал. Была очень смешная, старая, страшная. Надо для роли — значит, надо. Я характерная артистка, я должна быть смешной, разной.
— После «Папиных дочек» все уверились, что у вас много детей, и что вы профессиональная мама. Вы ведь даже книжку написали? А зачем?
— Для своей дочери, потому что она как раз была в переходном возрасте. Да и для всех девочек, у которых нет мамы вообще, или нет контакта с мамой. Был такой эпизод. Мы с Александром Олешко гастролировали с нашим концертом. Подошла девочка, прижимая к груди мою книгу. Она ее открыла и сказала: «Нонна, подпишите мне книгу. У меня нет мамы, а вы мне так помогли». И расплакалась. И я расплакалась вместе с ней, и Олешко до кучи расплакался. Тогда я поняла, что не зря книжку написала.
Какое неожиданное предложение сделала Устинова Нонне? Как актрису поддержала жена Сергея Маковецкого? Что за смешная история произошла с Гришаевой и Александром Олешко? Каким образом Михаил Ульянов повлиял на судьбу актрисы? Какой совет Нонне дал ее коллега Игорь Угольников? Об этом и многом другом вы узнаете из программы «Мой герой».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео