Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Армен Джигарханян: «Начнем репетировать, а дальше посмотрим!»

, для которого минувший год был, пожалуй, одним из самых непростых в жизни, триумфально вернулся в свой театр, чтобы проверить подготовку к открытию нового сезона. На сцене репетировали «Мольера», а худрук скромно сидел в третьем ряду пустого зрительного зала и внимательно наблюдал за происходящим. «Шторм» узнал у режиссера, с каким настроением он переступает порог своего любимого дома, а заодно пообщался с коллективом театра.

Армен Джигарханян: «Начнем репетировать, а дальше посмотрим!»
Фото: Daily StormDaily Storm

Август только начался, а Джигарханян уже весь в планах и мечтах, и одними репетициями дело не ограничивается: 1 августа в театре прошел сбор труппы, который просто не мог обойтись без ее художественного руководителя! Едва тот вошел в дверь, артисты встретили мэтра аплодисментами, и он ответил им тем же, обратившись к залу с небольшой, но очень проникновенной речью.

Видео дня

«Мы все должны делать одно дело, — напутствовал он своих воспитанников, — поэтому здесь не должно быть места для лжи. Ведь каждый спектакль — это как ребенок, плод большой любви мужчины и женщины!»

Уже на следующий день, 2 августа, Армен Борисович вновь приехал в родной театр, что в последнее время было большой редкостью: устав от бесконечных склок и скандалов, связанных с молодой женой Цымбалюк-Романовской, артист приходил в себя в одном из санаториев. И похоже, его появление стало сюрпризом не только для нас, но и для труппы и администрации.

Прямой, статный, импозантный — по Армену Борисовичу не скажешь, что ему за 80. Поздоровавшись, спрашиваю, как у него дела и почему он так спешит на работу, когда за окошком еще вовсю бушует лето.

«У меня все хорошо, все в порядке, — отвечает он. — А приехал — потому что ребята будут играть «Мольера» по «Кабале святош»! Начнем потихоньку репетировать, а дальше посмотрим».

Начался прогон — первый в этом сезоне. Свет в зале выключен, освещена лишь сцена. Джигарханян сидит в третьем ряду и внимает каждому слову.

«Давайте медленно, не торопясь вспомним ваши слова и приступим», — обращается к актерам режиссер , и начинается таинство. На подмостках корифеи и — смотришь, и буквально от каждой реплики бросает в дрожь!

Спектакль «Мольер» дорог Джигарханяну еще и тем, что именно с него когда-то начался московский этап его жизни. Он играл в нем в конце шестидесятых, когда едва переступил порог «Ленкома». Может быть, поэтому сейчас он так пристально смотрит на сцену и молчит. Шутка ли — возвращаться к тому, что было с ним почти пятьдесят лет назад!

Впрочем, жизнь кипит не только на сцене. Пока Джигарханян наблюдает за репетицией, мы с ассистентом режиссера Амалией Абазян гуляем по зданию и удивляемся, как работающие здесь люди успевают делать сто дел разом. Кстати, Амалия тоже тот еще метеор: коллеги до сих пор не могут понять, как она прямо во время спектаклей умудряется сначала стоять за пультом, а потом вдруг оказаться на другом конце сцены.

«А давайте заглянем туда, где хранятся костюмы?» — предлагает девушка, и уже через пару минут мы разглядываем аккуратно развешанные платья, рубашки и смешные галстуки.

«Вот эти белые перчатки — ; он надевает их в спектакле «Свадьба Кречинского, — показывает нам костюмер Кристина Анцупова. — А вот в этом костюме со снегирем играет , когда идет «12 месяцев».

По словам Кристины, к каждому спектаклю она начинает готовиться как минимум за несколько часов. Проверяется все — вплоть до самой крошечной пуговки или застежки. После этого одежду гладят, помещают в кофр, подписывают и вешают возле гримерки.

«У каждой вещи такая энергетика, что я могу на ощупь различить две абсолютно одинаковые рубашки! — уверяет Кристина. — Я могу не глядя сказать, какая из них принадлежит, предположим, этому артисту, а какая — Армену Борисовичу».

Знает все об актерах и художник-гример Вероника Бурцева, которая отвечает за парики и театральный мейкап. Спроси ее о любом, она тут же ответит, кто и что предпочитает. Например, больше любит гремироваться сама, а певица и актриса обожает экспериментировать — может попросить сделать из нее Пьеро или сотворить новый нос. В ход идет все: если не помогает пенополистирол, приходится всеми возможными способами разыскивать альгинат.

«А Армен Борисович? Он требовательный в плане макияжа?» — спрашиваю я.

«Нет, что вы! Приходя к нам в гримерную, он уже совершенно точно знает, что ему нужно, и мы тоже!» — отвечает Вероника.

Это, что называется, закулиска, но скоро театр и внешне заиграет яркими красками: на фасаде появятся новые вывески, как бы намекающие на то, что с прошлым — все. Заменят и старые плакаты. Как бы они ни были дороги сердцу, говорит пресс-атташе коллектива Николай Слезин, надо идти вперед и выпускать новые.

«Кстати, как вам наша афиша «Мольера»? — радостно разворачивает он еще пахнущий типографией рулон. — Мы месяц бились, чтобы она получилась именно такой! Скоро такими плакатами будет увешана вся Москва — до самых до окраин».

Новый сезон в театре Джигарханяна начнется уже 10 августа. На основной сцене покажут «Пигмалион», а на малой — спектакль «Сторож». А вот премьеру «Мольера» придется подождать. Ее представят только в первых числах октября, приурочив к 83-летию художественного руководителя театра. По сути, это будет такой подарок. Подарок мастеру от его благодарных учеников!