Ещё

Параллели и меридианы особенного театра 

В новом сезоне в репертуаре Омского ТЮЗа появится необычный спектакль режиссера «Служанка-интриганка», премьера которого состоялась 30 мая.
Его особенность в том, что вместе с профессиональными актерами на сцену выходят ребята с ограниченными возможностями театра-студии «Параллельный мир». Руководят которым актеры ТЮЗа и . Проект осуществлен на средства Фонда Президентских грантов выделяемых на развитие гражданского общества.
Как вы вообще решили создать такую студию?
Лариса: Театр существует шесть лет, официально — три года. Изначально мы создавались как театр для людей с синдромом Дауна «Солнечные дети». Со временем преобразовались в театр-студию «Параллельный мир». Название связано с тем, что зачастую наши ребята живут в мире, который другие люди не хотят замечать. В студии занимаются ребята разного возраста — от 7 до 30 лет из разных районов города. И с ментальными нарушениями, и с проблемами аутистического спектра. Сначала в студии было семь человек, сейчас — 35. Были сложности с помещением. Благодаря помощи директора департамента культуры Владимира Шалака мы четыре месяца занимались в ДК «Железнодорожник», но многим детям было очень далеко ездить. И нас пригласил к себе директор театра «Арлекин» Станислав Дубков, два года мы базировались у них. Нас очень хорошо приняли, но мы решили, что нужно идти дальше, и создали областной культурный центр «Территория равных возможностей» — этот проект так же осуществляется на средства президентского гранта. Здесь дети с особенностями развития вместе с обычными ребятами получили возможность заниматься творчеством: театр, фотостудия, вокал, интуитивное рисование, хореография, элементарное музицирование… Это не только арт-терапия, но и общение.
Как вы выбрали для постановки нынешнего спектакля именно этот материал?
Олег: Искали пьесу, чтобы она была и понятна студийцам, и интересна, могла их увлечь.
Лариса: Стараемся, чтобы в наших спектаклях были заняты все особенные артисты, для каждого ребёнка придумываем роль, которая подходит именно ему. После успеха «Подпрыгнувшего мышонка» долго думали, что поставить. Случайно прочли пьесу Филдинга «Служанка-интриганка», поняли, что можно поставить ее на Зину Пикулеву, это было 4 года назад. Но поиски материала для постановки мы не заканчивали. Рассматривали разные варианты: средневековые фарсы, лаци, очень понравилась фьяба «Чан».
Олег: Но пьеса написана на старофранцузском языке. Есть описание сюжета, а перевода нет.
Лариса: С фарсами сложно, там своеобразный грубоватый площадной юмор — уличные спектакли для простого люда. У Филдинга уже готовая пьеса. Но «Служанка-интриганка» очень большая. Будто бы автор перемешал несколько итальянских пьес, перенес действие в Великобританию, добавил английского юмора и персонажей. Мы хотели поставить спектакль в жанре комедии дель арте, это вторая часть проекта «Жизнь за маской», первая часть — спектакль «Мастерская глупостей», где все ребята работают в клоунском гриме.
Олег: Маска дает защищённость. Мол, это не я сделал, а он. Маска дает определенную степень свободы.
Лариса: Ребята раскрепощаются, учатся импровизировать.
Олег: Пригласили Алексея Пичугина в качестве режиссёра, потому что он работал в этом жанре с итальянским режиссёром, был как бы внутри этого жанра.
Лариса: И потом, он талантливый человек, мы вместе начинали «Пятый театр».
То есть, сократить текст было трудно, но всё же получилось?
Олег: От Филдинга осталась только фабула: служанка хочет, чтобы её хозяин женился на молодой девушке из соседнего дома. Для того чтобы самой выйти замуж.
Лариса: Молодые люди из богатых семей любят друг друга, их слуги тоже любят друг друга. Чтобы пожениться слугам, нужно поженить хозяев.
Олег: Мешают этому тётка и старики.
То есть, написанные вами диалоги не похожи на те, что у Филдинга?
Лариса: Единственное, что мы взяли от Филдинга — некоторые стихотворения.
Олег: И название.
Лариса: Остальное, включая действующих лиц, придумали сами.
Для актёров ТЮЗа была сложность взаимодействовать с такими партнёрами?
Лариса: Вначале отнеслись настороженно: как подойти к ребятам? поймут ли? А потом поняли, что студийцы такие же, как все. Особенно хорошо работала мужская часть труппы. Парни во всем опекали своих подопечных, и это было прекрасно. У каждого профессионального актёра в дубле актёр-любитель, профессиональный актёр является его наставником. Но это не значит, что любителя надо натаскать, образы рождались совместно.
Олег: Ребята отдельно работали над образами со своими партнерами: пластика, манера поведения, подача текста. Актеру понравились фразы, которые рождались у студийца Жени Бирюкова в ходе репетиций, они вошли в окончательный текст пьесы.
Лариса: Даниил Супрун прекрасно работал с Андрюшей Левиным, в итоге получился замечательный дуэт: сеньор Панталоне и доктор Баландзоне.
Олег: Мише Квезерели и 12-летнему Роме Фоменко досталась роль сурового бравого капитана. Миша своим грузинским темпераментом заразил Ромку, получилось очень интересно.
Довольны ли вы постановкой «Служанки-интриганки»?
Лариса: Спектакль — не самоцель. Он может получиться или не получиться. Важен процесс. Нам хотелось объединить действия профессиональных актёров и студийцев, чтобы это был совместный творческий поиск, взаимный обмен творческим потенциалом. В результате стираются границы между такими понятиями как «норма» и «не норма». Главное — это постепенное принятие и понимание, которое произошло между профессиональными актерами и нашими ребятами с особыми образовательными потребностями. Это получилось, и я считаю, что проект реализован. Родился союз между профессиональным и особенным актёром. Прекрасный опыт для детей. Кто в Омске может похвастаться, что работал на равных с профессиональными актёрами на одной сцене? Студийцы тянутся за профессионалами, раскрепощаются, возникает соревновательный интерес. Арина Зубашева — стеснительная, замкнутая, но работая в паре с актрисой Ириной Хмелевой над ролью Изабеллы, научилась громко говорить на сцене, стала увереннее.
Олег: Хотим пригласить Димитрия Пономарёва уже для постановки спектакля.
Лариса: И это тоже результат совместной работы.
А какие у вас вообще любимые драматурги?
Олег: В молодости я увлекался сюрреализмом, абсурдом: Беккет, Ионеско, , Хармс, Сартр… Потом пришло время романтизма, хотелось чего-то лёгкого. Немногие знают, что  писал замечательные пьесы, приятные и интересные. Их почему-то никто не ставит. Может, дозреем и какую-то романтическую историю Милна сделаем у нас в студии. Сейчас тяготеем к сказкам — классическим, чтобы все понятно и просто: добро, зло, любовь. Постепенно уходим в сторону от зауми.
Как вы прокомментируете, что в прошлом сезоне в ТЮЗе было столько премьер — это режиссёрские работы самих его актёров?
Олег: Это нормально: у актёров накопилось желание что-то делать.
Лариса: Были осенью в Новосибирске на фестивале социальных театров: многие актёры сами ставят, проводятся конкурсы самостоятельных актерских работ, читки. Нормальная творческая жизнь
Олег: Слушали читки пьес, которые вместе с драматургами написали ребята с особенностями развития. Режиссёры с актерами из разных театров сделали эскизы. Иногда возникало ощущение, что это практически готовые спектакли.
Лариса: Если актеры берутся за постановку, значит, накопилось, есть о чем сказать. До  в ТЮЗе художественным руководителем был питерец .
Вы возьметесь сравнить их творческий почерк, их концепции?
Лариса: Это разные люди и режиссёры, конечно, у каждого свой почерк. Ещё ранее были , Рубанов — это разные вехи в театре. Разные лидеры.
Олег: У Владимира Ветрогонова был театр классический, переживательный…
Лариса: И у Рубанова, и у Ветрогонова была политика, направленная на детей и молодёжь, школьников. Это наша целевая аудитория, мы приобщаем их к театру. А они, вырастая, приходят на взрослые спектакли и к нам, и в театр драмы.
Олег: При Рубанове и Ветрогонове говорили о театре, в который можно пойти всей семьёй. Театр был более интеллектуальным, заставлял думать, размышлять… Наш сын Саша, побывав на премьере спектакля «Дон Жуан или любовь к геометрии», нашёл там математические символы. Когда мы рассказали об этом Борису Робертовичу, он ответил: «Мы об этом и не подозревали!» У Владимира Золотаря был другой театр, с бунтарским характером, он хотел быть на одной волне с молодёжью, хотел, чтобы в театре всё время что-то происходило, хотел организовать арт-кафе. Был ориентирован на студенческую молодежь. Сейчас ставится много спектаклей для детей, взрослых, молодёжи, и на малой, и на большой сцене.
Лариса: Спектакли самых разных жанров… В Омске есть примеры, когда артисты — муж и жена, причём играют в одном театре. Ваша пара — в чём её особенности, как считаете? Олег: Знаете, есть такие попугайчики-неразлучники. Мы, наверное, так и выглядим со стороны. В отпуск вместе, 30 лет вместе… Когда Саша был маленьким, и его с собой везде брали.
Лариса: Хотя по гороскопу совершенно не сочетаемся.
Олег: Полные противоположности: я — Телец, а Лариса — Скорпион. В студии родители детей наблюдают за нами и, наверное, думают: сейчас поубивают друг друга. Споры бывают горячие, внутри клокочут творческие разногласия. Лариса: Но в этом бурлении и рождаются идеи.
Олег: Когда один бурлит, у другого появляется возможность остановиться, осмотреться и вычленить главное.
Анфиса Пушкина.
Видео дня. Угон самолета, который 40 лет оставался загадкой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео