Ещё

Как в Зальцбурге уживаются радикальное искусство и традиционные ценности меломанов 

Как в Зальцбурге уживаются радикальное искусство и традиционные ценности меломанов
Фото: Ведомости
С приходом на пост интенданта Зальцбург вернул себе репутацию самого актуального музыкально-театрального форума Европы. Теперь туда снова можно ехать не только для того, чтобы в роскошных декорациях барочного города послушать звезд в компании состоятельных меломанов со всего мира, но и чтобы увидеть, чем живет сегодня оперный театр, восхититься тем, как здесь умеют собирать идеальные постановочные команды. Как из отдельных спектаклей топовых режиссеров выстраивается целостная вселенная, как сталкивается старая и новая музыка, старая и новая публика.
В чем там ходят
Зальцбургский фестиваль — старейший в мире, за 98 лет своего существования разросшийся до гигантских размеров. Сейчас это 42 дня, 206 событий — опера, драма и концерты, 18 площадок, 60-миллионный бюджет (в евро) и больше 220 000 зрителей со всего света. Несмотря на врожденную элитарность, летний форум сегодня вполне демократичен, а публика здесь в целом моложе, чем в крупных оперных домах. С одной стороны, даже на утренние концерты (в 11 часов утра тут, как и вообще в Европе, часто проходят программы экстра-класса — лучшие оркестры мира с лучшими дирижерами) принято являться при полном параде: модные наряды, платья в пол, украшения, костюмы; среди жителей региона популярны национальные костюмы, а это значит, что мужчины приходят фактически в шортах (костюм может купить любой желающий в одном из местных бутиков, если, конечно, не пожалеет 300–400 евро). С другой — тут запросто можно на вечернем спектакле встретить, например, главу «Комише опер» Барри Коски в мятой футболке, соломенной шляпе и кедах.
Вообще, один из главных бонусов Зальцбургского фестиваля — это атмосфера. Здесь на спектакли приходит мировая режиссерская и интендантская элита, можно запросто обнаружить за соседним столом в уличном ресторанчике Кшиштофа Варликовского (в программе — «Бассариды» в его постановке), сфотографироваться на площади с , неожиданно быть ослепленным новым образом или столкнуться на мосту с перекусывающим на бегу (подставьте любое другое имя). Три главные площадки фестиваля — Дом Моцарта, Скальный манеж и Большой фестивальный зал — выходят на площадь Макса Рейнхардта, перед началом спектакля там царит праздничное оживление, да такое, что даже сложилась совершенно удивительная традиция: туристы приходят просто поглазеть на нарядную толпу, хотя ясно, что именно в это время шанс увидеть знаменитостей невелик. А вот если получится занять место в «Треугольнике» — легендарном ресторанчике по соседству, где отмечают окончание серии спектаклей, то увидеть можно всех.
Откуда столько русских
Русская речь звучит в Зальцбурге все чаще. Присутствие музыкантов из России — начиная от Ойстраха и Гилельса, заканчивая Гергиевым, Кремером, Афанасьевым, Соколовым, Хворостовским и многими другими — всегда было весомым. Но в прошлом году случился настоящий прорыв. Впервые в истории фестиваля на постановку пригласили оркестр из России: с MusicAeterna делали с Питером Селарсом «Милосердие Тита» Моцарта и дали серию концертов. руководил постановкой «Воццека». Марис Янсонс делал «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича, где блистали солисты Музтеатра им. Станиславского и Немировича-Данченко и . Там же взошла звезда солистки Мариинского театра . А в «Аиде» с  процент русских исполнителей и вовсе создавал впечатление о превосходстве русской школы над итальянской: Анна Нетребко, , , .
Второй год подряд музыканты из России входят в число главных ньюсмейкеров фестиваля, подтягивая за собой и российскую публику. Курентзис со своим оркестром представляет сейчас полный цикл симфоний Бетховена, и русская публика составляет значительную часть его фан-клуба в Зальцбурге. Цикл этот был распродан сразу подчистую, и достать билеты даже у перекупщиков было практически невозможно.
Что сколько стоит
Вообще же билеты на фестиваль вполне доступны, особенно если спланировать поездку заранее: в ноябре, после объявления программы, они поступают в продажу и из любой страны можно послать заявку с датой, указанием концерта/спектакля и желательного ценового диапазона (опера — от 30 до 430 евро, концерты — в среднем от 15 до 220 евро).
Совершенно бесплатно можно приобщиться к фестивалю на площади у собора, где на гигантском экране показывают спектакли и концерты прошлых лет, а если повезет, и что-то из премьер. Еще один приятный бонус поездки — возможность остановиться на пару дней в Вене или Мюнхене, откуда до Зальцбурга около двух часов на поезде и где всегда есть что посмотреть.
Про что поют
Сочетание художественной бескомпромиссности и буржуазной респектабельности, родовой черты фестиваля, умело использует Маркус Хинтерхойзер, наследник легендарного интенданта , отвечавший в его бытность за концертные программы. Он мыслит глобальными категориями и лейтмотивы выбирает соответствующие. В прошлом сезоне размышляли о власти, тема нынешнего года — страсть, одержимость. Она насквозь пронизывает оперную программу. В «Саломее» Штрауса иудейская царевна требует голову на серебряном подносе. В «Пиковой даме» Чайковского герой одержим тайной трех карт.
Второй год Хинтерхойзер приглашает представителей радикального лагеря режиссуры: поставил сложный символистский пазл, в центре которого восхитительная , уже признанная идеальной Саломеей. , известный постановкой «Лоэнгрина», где действовали крысы, превратил «Пиковую даму» в гимн смерти. Благодаря этой опере на Зальцбургском фестивале дебютирует целый ряд российских певцов: (Елецкий), (Томский), (Полина), (Маша), а Евгения Муравьева из Мариинки, заменившая в прошлом году в партии , полюбилась Янсонсу и теперь поет Лизу.
Новый объем смыслов репертуарные хиты обретают в соседстве с менее очевидными названиями. Рациональное и иррациональное сплетается в «Коронации Поппеи» Монтеверди, которую Хинтерхойзер называет «историей абсолютно аморальной и жестокой». А буквальной иллюстрацией идеи одержимости стали «Бассариды» («Вакханки») Хенце в постановке Кшиштофа Варликовского.
Иного рода страсти, с положительным зарядом, в «Итальянке в Алжире» Россини с Чечилией Бартоли в главной партии. Веселый спектакль, перекочевавший в летнюю программу из Троицына фестиваля, пополнился участием . Спектаклем для семейного просмотра оказалась и «Волшебная флейта», решенная в стиле «сказки на ночь».
Как ломают шаблоны
Концертная жизнь развивается в нескольких параллельных, дополняющих друг друга процессах. «Духовные увертюры» начались со «Страстей по Луке» Кшиштофа Пендерецкого, в свое время поразивших советскую публику не меньше, чем Jesus Christ Superstar. На Зальцбургском фестивале всегда было много современной музыки. Для продолжения цикла «Время с…» Хинтерхойзер выбрал фигуры ленинградской затворницы и классика новейшего музыкального авангарда Беата Фурера. Не обязательно быть знатоком, чтобы погрузиться в черные бездны неуютного мира Уствольской или новую звуковую реальность Фурера, отраженные в далеких и близких ассоциациях.
Но и традиционных радостей на фестивале предостаточно. Афиша по-прежнему полна звездных имен: люди годами (а то и десятилетиями) приезжают сюда, чтобы услышать и Маурицио Поллини, и Андраша Шифа. В числе новых любимцев — и . Оркестровые программы составляют особую роскошь: Риккардо Мути, , , , , Марис Янсонс, , Жан-Кристоф Спинози — практически вся мировая дирижерская элита ежегодно выступает в Зальцбурге. И только здесь можно утром услышать 91-летнего, но совершенно молодого душой Герберта Блумстеда, а вечером — 84-летнего , две легенды.
Тем интереснее, что полный цикл симфоний Бетховена доверили Теодору Курентзису с его оркестром MusicAeterna. Фестиваль жаждет новой энергетики, радикального слома шаблонов. И Курентзис, заставляющий всех играть по своим правилам, оказался именно тем, кто может это дать. В прошлом году он «приехал в Тулу со своим самоваром» (т. е. с Моцартом) и был принят с распростертыми объятиями. Теперь его Бетховен имеет шанс стать новой вехой в истории фестиваля.
Зальцбург
Видео дня. Как жили пленные немцы в СССР
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео