Ещё

Потомки двух творческих династий: Лиза Янковская и Алексей Смирнов о первой совместной работе 

Потомки двух творческих династий: Лиза Янковская и Алексей Смирнов о первой совместной работе
Фото: Harper’s Bazaar
Вот стоят они перед объективом фотографа, простые потомки двух творческих династий, и совершенно по-разному относятся к контексту, в который попали по праву рождения. Внучка , дочь и , Елизавета воспринимает пресловутый контекст философски: «В какой-то момент я преодолела идиотские подростковые мысли типа: „Как бы мне, поступая в театральный институт, доказать, что я сама поступаю в театральный институт?“ — и сейчас своего бэкграунда совершенно не стесняюсь. Что его стесняться? Была бы я дурой или делала какие-то постыдные вещи…»
Сын  и брат нервничает, кажется, несколько больше, хоть и не устает шутить о том, как на съемочной площадке у сестры, взыскуя всеобщего внимания, подтрунивал над постановщиком на правах младшего брата: «А она меня в ответ называла „актриса Смирнова“. Оба, Смирнов и Янковская, однако, в свои двадцать с небольшим сделали достаточно, чтобы вяло листающая таблоиды общественность отвлеклась от их фамилий и сосредоточилась, так сказать, на профессиональных свершениях.
Четыре года назад Алексей получил актерский приз фестиваля во ВГИКе, где, вообще-то, учился на режиссера: в выдающейся короткометражке Никиты Иконникова „Таня“ сыграл приличного городского мальчика, влюбленного в не очень хорошую деревенскую девочку. Этим летом на „Кинотавре“ за роль бретера и забияки, который вместе с пацифистом пытается спасти человека от смертной казни, Смирнова чуть ли не носили на руках — „История одного назначения“ стала громкой премьерой фестиваля. Казалось бы, актерская звезда родилась. Но не успел „Кинотавр“ закончиться, как на Первом канале грохнула премьера „Садового кольца“ — и молодой артист Смирнов скрылся в тени юного режиссера с той же фамилией, снявшего — внезапно — самый обсуждаемый сериал года. Алексей вспоминает, как убегал с площадки, полной зубров, динозавров и легенд, с которыми от ужаса держался запанибрата (» мне: «Малыш, как это сыграть?» А я ей: «Ну смотри, покажу, только потом попробуй не повтори!»), нервно покурить в туалете.
Между актерством и режиссерством он, однако, не мечется, а с удовольствием балансирует: «Одно помогает идеально отдохнуть от другого. Когда ты режиссер — задалбываешься оттого, что должен все контролировать. Хочется немного побыть на коне, побегать, повопить. Переключаешься на актера. Сначала счастлив, а потом начинаешь физически чувствовать, как тупеешь. Шутишь, как шутил в четырнадцать, и не можешь остановиться, потому что тебе нужно внимание. Тогда ты садишься в тренировочных штанах за PlayStation — и через неделю отшельничества снова готов вернуться к мозгам и режиссерству».
Лиза Янковская тоже окончила режиссерский факультет (в ГИТИСе он суть одно с актерским), причем у мастера . «Кудряши» в театральном мире — практически бренд производителя «умных артистов», знак бесспорного профессионального качества: в разное время из мастерской вышли , , . Рваться в труппы репертуарных театров Янковская (как, собственно, и перечисленные выше) не стала: предпочла фриланс на проектах мечты. Они не замедлили случиться: легендарный , к которому она мечтала попасть, позвал ее поработать в МХТ. Спектакль «Человек из рыбы» по тексту критики, посмотрев летние предпоказы, назвали важной премьерой нового сезона.
Лиза признает, что любит современную драматургию: «Шекспир — это же вообще непонятно, как говорить! Помню, играла Джульетту — и просто не понимала, как произносить монолог с балкона». Бойко перечисляет любимых поэтов: Павлова, Воденников, Яшка Казанова («И главная моя любовь — Борис Рыжий: все стихотворения знаю наизусть»). То, насколько Лиза в ладах со злободневной фактурой, можно было оценить в студенческом спектакле «YouTube / В полиции», поставленном Григорием Добрыгиным и ставшем секретным театральным хитом Москвы. Совершенно неузнаваемая в мальчишеском парике Янковская играла там угловатую волчицу в погонах, которая допрашивает человека в костюме Человека-паука, постепенно влюбляясь в него.
«История одного назначения» (где Лиза сыграла порывистую младшую сестру жены Толстого) — первый ее киноопыт, от которого она, по собственному признанию, «в абсолютной эйфории». И речь дворян конца позапрошлого столетия не кажется ей громоздкой: «Это не театральный язык барышень, сидящих где-то там на лавочке в девятнадцатом веке. Это очень конкретный текст, и Авдотья Андреевна хотела, чтобы мы произносили его с современными интонациями. Так же, как разговариваем сейчас. Она очень умный режиссер. Вся их семья — удивительная».
«Лиза — вещь в себе, тихоня, — характеризует экранную партнершу и товарища Алексей Смирнов. — Я о ней сначала не мог сказать вообще ничего. А потом мы начали работать — и как-то даже обидно стало, что она снимается первый раз, а знает о каких-то профессиональных вещах гораздо больше, чем я. У нее невероятный актерский ум. В общем — интересная баба». «Леша — талантище, — парирует Лиза. — Крутой партнер с чувством юмора, которое не знает границ. И просто отличный мужик».
ТЕКСТ:
ФОТО:
СТИЛЬ: ЕКАТЕРИНА ТАБАКОВА
Видео дня. Вещи, о которых грезили советские женщины
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео