Ещё

Ухань, который победил 

8 апреля в Китае открыли Ухань — первый в мире город, пораженный коронавирусом и ставший очагом распространения заболевания. Столица провинции Хубэй находилась на карантине почти три месяца, за это время количество заболевших там превысило 50 тысяч человек, из которых более 2,5 тысячи скончались. Всего в Китае выявили более 80 тысяч инфицированных, при этом власти считают, что пик заболевания уже прошел — количество зараженных в стране близится к нулю, а за последние сутки не зафиксировано ни одного летального исхода. Граждане России, пережившие вспышку заболевания в Ухане, рассказали «Ленте.ру», как городу удалось победить коронавирус.

«Наша дочь появилась на свет в разгар эпидемии»

Павел Дольский, художник
Я прилетел в Ухань в конце декабря с беременной женой-китаянкой. Она хотела родить ребенка на родине, и получилось так, что наша дочь появилась на свет в разгар эпидемии.
Город Ухань с населением 12 миллионов человек стал первым очагом заражения в мире — первые случаи зафиксировали примерно во время нашего приезда. В январе их количество начало расти, и власти объявили карантин, разрешив людям выходить из дома в масках только в ближайшие магазины за продуктами. При этом город ежедневно обрабатывали с машин и вертолетов, дезинфицировали дома, подъезды и лифты.
Во время «мягкого» карантина Китай тщательно готовился к полному закрытию Хубэя, продумывая, как будут функционировать службы, организовываться доставка продуктов и проводиться госпитализация большого числа зараженных.
И когда провинцию с населением в 60 миллионов человек закрыли, запретив людям покидать дома, все системы действительно работали слаженно. Каждую неделю жителям привозили заказанные в интернете продукты, расфасованные по мешкам с указанием квартиры, нужно было только спуститься и забрать.

«Власти действовали на опережение»

Уханю удалось мобилизовать силы, потому что власти действовали на опережение и заранее готовили больницы. Всего за десять дней на окраине города с нуля возвели госпиталь для зараженных коронавирусом, рассчитанный на тысячу человек.
Потом построили второй, но и этого оказалось недостаточно, потому в больницы переоборудовали крупные городские площадки. Одна из них — выставочный центр под моими окнами, так что все, можно сказать, происходило на моих глазах.
Однажды я увидел, как рабочие привозят сотни систем капельниц на колесиках и собирают их прямо на дороге. Еще подумал, зачем они здесь, когда больница в другом месте? А потом понял: значит, эти капельницы никуда не повезут.
Станислав Станиславов
Комплекс переоборудовали за месяц до введения в эксплуатацию. Власти здраво оценивали ситуацию, понимали, что заболеют десятки тысяч человек, заранее готовили койки, и все они в итоге пригодились.

«Старались не общаться даже с соседями»

В победе Уханя над коронавирусом есть заслуга самих китайцев. Они проявили большую сознательность в борьбе с заболеванием. Даже на «мягком» карантине они старались ограничить контакты с родственниками, избегали общественных мест и не толпились в магазинах, ожидая на улице, пока в торговом зале станет свободнее.
Люди старались не общаться даже с соседями. Бывали случаи, когда я выходил из квартиры и слышал, как в коридоре открылась и закрылась дверь — кто-то решил подождать, пока я спущусь в лифте, и поехать позже.
Потом, правда, лифт отключили, и из квартир стало можно выходить только к мусоропроводу. Меня много спрашивали: а как же, у кого есть домашние животные?
Одна соседка, например, выгуливает собаку прямо на лестничной клетке, ее собаке почему-то нравится справлять нужду именно под моей дверью. После этого женщина убирает за животным, уходит домой и думает, что я ничего не знаю.

Я понимаю, что всем плохо на карантине, и животным тоже плохо. Потому уже полтора месяца жду, когда соседская собака сходит в туалет под моей дверью, и только потом выхожу со своим мусором.

И я ничего ей не говорю — женщине будет неловко, а выводить собаку на улицу она все равно не сможет.

«Я завернул новорожденную дочь в конверт и пошел по пустому городу домой»

Во время карантина мы с женой вовсю готовились к появлению дочери. Даже рассматривали вариант родов на дому на случай ухудшения обстановки — но все же решили поехать в госпиталь, где есть родильное отделение.
Там врачи попросили унести ребенка из больницы через 10 минут после родов. Причина оказалась в том, что в соседней палате выявили целую семью с коронавирусом. Другая роженица приехала в сопровождении пятерых родственников, и у всех оказались положительные тесты. Нам сказали об этом уже после родов — чтобы не нервировать жену, и в целях безопасности не дали ей побыть с ребенком.
Я завернул новорожденную дочь в конверт и пошел по пустому городу домой. Мама вернулась к нам, когда прошла необходимые процедуры и подписала документы.
Эти несколько дней я ухаживал за Аней сам, поил смесью, которую на всякий случай привез из России, из купленной в китайском супермаркете бутылочки.
В условиях карантина мы не успели заказать детские вещи, потому я просто пеленал ее и укладывал в пластиковый ящик из-под фруктов. Вместо памперсов я, как отец-художник, использовал чистую ветошь.
Сейчас мы живем как счастливая семья, проверившая себя в самых сложных условиях. Ситуация сказалась, кажется, даже на характере дочери: она растет некапризной и редко плачет.
Сейчас в городе снимают карантин, и на улице прекрасная погода. Хочется выйти и прогуляться с малышкой в парке, но мы решили остаться дома. Я говорю жене: такую весну мы увидим еще много раз, но сейчас надо подождать, если все одновременно выйдут на улицу, это создаст новые риски.
Эпидемия — по-своему удивительное время. Думаешь о своем здоровье и тем самым спасаешь других. Это именно то, чему научил нас коронавирус.

В Китае я уверен, здесь мы со всем справимся. Страна будет бороться до последнего, и люди будут ей помогать. А в России, как и в Европе, люди начнут бороться за свою «свободу» и спорить, кто виноват в распространении коронавируса — бактерия Синтия, или летучая мышь. В то время, как единственная задача этих людей — просто оставаться дома.

«Мы пожалели, что не закупились продуктами»

Эви Гаврилиоти, модель
Я прилетела в Ухань по работе в конце декабря. Тогда в городе были единичные случаи заражения, и все еще работало — мы отмечали Новый год в ресторане и ночном клубе.
Карантин начали вводить только месяц спустя, тогда еще нестрогий: мы могли три раза в неделю ходить в супермаркет за продуктами, гулять и даже встречаться с друзьями. Для выхода из дома нам выдали маски и антисептики, их приносили прямо в жилые комплексы, стучали каждому в дверь. Никакого дефицита защитных средств точно не было.
С 17 февраля город совсем закрыли, и с этого момента мы с соседками постоянно находимся дома. Это морально тяжело: здесь нет нормального интернета, и мы даже не можем смотреть фильмы, потому целыми днями просто сидим в квартире, много спим и готовим еду.
В Ухане хорошо работает доставка, правда, первое время цены были сильно завышены. Обычно мы закупаемся продуктами на неделю на 300-400 юаней (три-четыре тысячи рублей), а в первый раз курьер принес молоко, яйца и овощи и запросил 800 юаней (восемь тысяч рублей). В тот момент мы сильно пожалели, что не закупились продуктами заранее.
Lenta.Ru
Вскоре еду стали доставлять обычные магазины, и сейчас мы тратим не больше, чем раньше. Да и местные власти стараются поддерживать людей и иногда приносят в жилые комплексы бесплатную лапшу, снеки и специи.

«Мы не страдали без салонов красоты»

Я живу в квартире с двумя соседками, и все мы очень ждем окончания карантина. Хочется вернуться к обычной жизни, работе, — мне уже написали разные модельные агентства, надо только подождать.
Хочется выйти в магазин за свежими овощами и фруктами, уходовой косметикой для лица и волос, (потому что за время карантина у нас закончилось все), поехать в парикмахерскую, привести в порядок волосы. В остальном мы не страдали без салонов красоты: модели привыкли работать в «полевых» условиях, маникюр можно сделать и дома — подпилить ногти и накрасить прозрачным лаком, с бровями мы ничего не делаем.
Другая проблема, которая актуальна для девушек, — на карантине быстро набираешь лишний вес. Сначала мы с соседками пытались следить за питанием и заниматься спортом, но домашняя обстановка не сильно этому способствует. Потому единственный выход, который я нашла: есть то, что обычно, но следить за распорядком дня и режимом. Если ты не спишь три дня подряд, а потом отключаешься на сутки, это сказывается и на здоровье, и на фигуре, и на эмоциональном состоянии.
Но последнее время наше настроение становится все лучше: мы видим в окно, как на улице потихоньку появляются люди и гуляют с собаками. Вчера открылась кофейня на углу дома, и там появились первые посетители. Наш город оживает, и это очень радует.

«Китайцы боролись со спекулянтами»

Станислав, студент Чжуннаньского университета экономики и права
Распространение коронавируса в Ухане совпало с китайским Новым годом, когда тысячи людей едут из городов, где работают и учатся, домой к близким. Таким образом они, сами того не зная, развозили заболевание по всей стране.
Правительство Китая мгновенно отреагировало на ухудшение ситуации: людям рассылали сообщения с просьбой сдать билеты из провинции Хубэй, чтобы не распространять вирус, и многие соглашались.

Некоторые, наоборот, покинули город, и сейчас хотят вернуться — вчерашний очаг эпидемии теперь считается одним из самых безопасных мест. Правда, теперь, если они вернутся, их посадят на двухнедельный карантин.

Паники в городе не было. Мы смотрели репортажи российских телеканалов о том, как люди в супермаркетах дерутся за еду — это было похоже на фейки. Китайцы очень сознательные, они последовали советам правительства и стали соблюдать карантин еще до введения строгих ограничений, не выходили на улицу без необходимости, а в магазинах брали нужные продукты и расходились по домам.
Станислав Станиславов
Я ничего не слышал и о проблемах с масками, разве что местные власти активно боролись с продавцами, завышавшими цены. В социальных сетях даже есть видео, где уханьские полицейские арестовывают масочных спекулянтов.

«Нам передали коробку масок из России»

Когда началась эпидемия, университет, в котором я учусь, принял меры для нашей безопасности: выдал нам маски, перчатки, хлорку для мытья пола в комнатах общежития и антибактериальное мыло.
Потом один раз приходила гуманитарная помощь и пожертвования: овощи, фрукты и новые маски — я даже видел коробку, переданную из России.

После того как нас закрыли в корпусах, администрация университета организовала доставщиков продуктов, которые можно заказывать онлайн, и трехразовое питание в столовой навынос. То есть сделала все, чтобы у нас не было необходимости выходить.

Три месяца карантина оказались очень скучными. Хотя мы и учились онлайн, и старались заниматься самообразованием, спортом, и могли общаться друг с другом — даже между корпусами общежития. У нас, к счастью, не было случаев заражения.
Многие студенты развлекали себя готовкой. Африканцы варили пасту, пакистанцы заваривали чай, я научился печь шарлотку в мультиварке. Тут вообще многие увлеклись пекарским делом, один парень даже заказал себе две хлебопечки.
Иногда мы приглашаем друг друга на ужин, угощаем блюдами национальной кухни — это безопасно потому, что теперь все внимательно следят за своим здоровьем. После карантина нам всем выдали термометры и обязали зарегистрироваться в специальной системе и каждый день отправлять данные о температуре и самочувствии.

«Город начал возвращаться к жизни»

Весной эпидемия коронавируса в Ухане пошла на спад. Данные о последнем заболевшем, которые размещены в мессенджере WeChat (во время вспышки инфекции там появился раздел здоровье и даже онлайн-консультации врачей), относятся к 4 марта.
24 марта в провинции Хубэй сняли карантин, 8 апреля открылся Ухань. Город начал возвращаться к нормальной жизни: запустили некоторые маршруты общественного транспорта, кафе и закусочные начали работать навынос — на пакетах с доставкой пишут температуру упаковщика еды, температуру повара и курьера, чтобы клиенты видели, что они не болеют.
Школы и университеты все еще закрыты, поэтому нас решили пока не выпускать. Но другие люди, насколько я знаю, уже начинают выходить на улицу и возвращаться к работе, при этом они пользуются специальными номерами — кодами здоровья. Код здоровья — это QR-код, который есть у каждого гражданина Китая и некоторых иностранцев в других провинциях. В Хубэе, к сожалению, регистрироваться в этом приложении нам пока нельзя — здесь оно работает только по китайскому ID.
Код здоровья работает следующим образом: при входе в любое общественное место и выходе из него люди сканируют его на телефоне. И в случае, если человек, ехавший с вами в одном транспорте или находившийся в одном супермаркете, обратится в поликлинику с симптомами коронавируса, ваш QR-код сменится с зеленого на желтый. А в случае, если у него подтвердится заболевание — на красный. Так современные меры предотвращают распространение коронавируса: люди, которые видят, что их QR-код поменял цвет, могут посмотреть, где именно это произошло, и сдать анализ.

Когда россиян эвакуировали из города, я решил остаться, потому что живу здесь не первый год и знаю, как в стране реагируют на ЧС. Быть готовым к эпидемии невозможно, как к любому стихийному бедствию, — но мобилизация прошла очень быстро.

В Ухане сразу настроили систему проверки, оповещения населения (нам каждый день приходили сообщения с данными о ситуации, количестве заболевших и случаях смерти) и оказания помощи. Здесь сделали все, чтобы остановить распространение заразы и убедить людей три месяца оставаться на карантине.
Вирус — не террорист, он не убьет тебя, если ты выходишь на улицу, соблюдая меры безопасности. И не тронет, когда ты остаешься дома.
Комментарии 5
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео