Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Гатчинский дворец: империя в камне

В 1993 года дворцу распоряжением Правительства РФ присвоен статус музея-заповедника.

Гатчинский дворец: империя в камне
Фото: РевизорРевизор

Гатчинский дворец – не просто архитектурное сооружение, но целый ландшафтный комплекс, в который входят обширный парк и каскад прудов. Сам дворец, напоминающий замок, с первой четверти XIX века дворец юридически мог принадлежать и служить резиденцией только ныне правящих императоров России. Потому его вполне можно назвать "империей в камне". Эта империя несколько моложе, чем государственная – отсчет ее существования ведется с 1766 года.

Видео дня

День закладки Гатчинского дворца известен точно: 30 мая 1766 года. Только в момент заложения фундамента никто не думал, что постройка превратится в целый дворец. Дело было так. Годом ранее Екатерина II подарила своему бывшему любовнику (фавориту, если выражаться изысканнее) Григорию Григорьевичу Орлову Гатчинскую мызу и несколько окрестных деревень. Орлов начал строить здесь охотничий замок, приют для охоты и прочих развлечений. Места для охоты здесь были просто идеальные: леса изобиловали птицей и зверьем, а чистые речки и озера были богаты рыбой. Все это слагалось в живописный пейзаж. На первых порах над строительством трудился итальянский архитектор Антонио Ринальди.

Ревизор

Глазами туриста. Сегодня в Гатчинском замке реализован забавный, но в то же время познавательный проект – художники рисуют на магнитиках обитателей здешних лесов и рощ, а потом эти миниатюры продаются в сувенирном магазинчике дворца-музея. Я купила квадратик с зайцем работы Ирины Огневой. Судя по магнитам, фауна сохранилась та же, что при Орлове. Не всех зверей вывели охотники.

Да, собственно, не так и долго охотился в окрестностях своего замка Григорий Григорьевич. Дворец, начатый в 1766 году, строился целых 15 лет – до 1781 года. Но сооружение того стоило. Вид его отличался от нынешнего, хотя основа сохранилась. Как указано на сайте музея, первоначально облик постройки был таким: "Центральный трехэтажный корпус соединялся дугообразными крыльями со служебными флигелями, одноэтажными, квадратными в плане и имеющими внутренние дворы – каре. Пятигранные башни возвышались над основным зданием. Строгость внешнего вида компенсировалась роскошью внутренней отделки". Параллельно с дворцом облагораживали прилегающую территорию. Английские "ландшафтные дизайнеры" Чарльз Спарроу и Джон Буш разбили парк как на своей родине – то был один из первых пейзажных парков в России. Немудрено, что все эти хлопоты заняли полтора десятка лет. Только Григорий Орлов ушел из жизни в 1783 году. Всего два года ему оставалось наслаждаться дворцом и любоваться парком.

Глазами туриста. При Орлове во дворце был проведен подземный ход – теперь один из экскурсионных объектов. Он ведет к одному из прудов Гатчинского парка. Вряд ли у хода было военно-стратегическое предназначение. Сохранились предания, что Орлов водил туда своих гостей. Дамы пугались зловещей панорамы уходящего во тьму коридора, из которого тянуло холодом и сыростью. Вдобавок в коридоре кто-то обитал. Этот кто-то отвечал на задаваемые громко вопросы. На щите при входе в подземелье значится четыре вопроса: "Кто здесь правил" – замогильный голос должен ответить: "Павел!". "Кто разбил французов?" – "Кутузов!". "Кто сорвал яблоко с древа?" – "Ева!", "Какой цветок боится мороза?" – "Роза!". Гости Орлова явно могли задавать вопросы только про цветок и про Еву. Павел еще не стал хозяином этого дома, имя Кутузова тем более не прогремело. Информационный стенд гласит: "В 1993 году была завершена расчистка подземного хода и здесь вновь зазвучало эхо". Я попробовала покричать. Увы, эхо мне не ответило…

А ведь Орлов, "мастер" дворцовых переворотов, вероятно, не мог исключать, что подземный ход ему однажды понадобится не только для забав. Но того, чего он опасался, не произошло. Умер бывший фаворит Екатерины своею смертью весной 1783 года далеко отсюда, в собственном подмосковном имении Нескучное. Есть версия, что останки Григория Орлова, похороненного в родовой усадьбе Семеновское-Отрада, были уничтожены большевиками в 1924 году. Но это совсем другая история, не касающаяся Гатчины.

В том же 1783 году, как не стало первого владельца угодий, Екатерина Вторая выкупила назад у его братьев Гатчину с домом и пожаловала её своему единственному законному отпрыску – Великому князю Павлу Петровичу. Новый владелец переехал в Гатчину в сентябре. Но в то время Павел Петрович был занят строительством той резиденции, что носила его имя (Павловска). Личных денег ему не хватало. Потому заняться Гатчиной великий князь смог лишь тогда, когда завершил все дела в Павловске: в 1790-х годах.

Это ознаменовало новый период в истории всего дворцово-паркового ансамбля. Павел начал перестраивать дворец по своему вкусу, а помогал ему в этом другой итальянец – зодчий Винченцо Бренна. Юрий Тынянов в новелле "Подпоручик Киже", дело которой частично происходит в Гатчине, называл архитектора "дикий Бренна". Но преобразования, которые архитектор произвел в Гатчинском замке, были вполне цивилизованными: при нем "боковые каре дворца надстроили до уровня полуциркульных галерей. Сами галереи закрыли стенами, что образовало новые залы", - гласит сайт музея. Современники признавали, что в их убранстве больше вкуса, чем великолепия.

Ревизор

Глазами туриста. Помню свое первое знакомство с интерьерами Гатчинского дворца в 2006 году. Экскурсионный маршрут по его покоям был намного короче нынешнего: состоял только из комнат Павла Петровича и его жены Марии Федоровны и парадных залов. Все эти помещения обладали различным функционалом, но их роднило одно: они отличались аскетизмом. На фоне Петергофа или дворцов Царского села жилище Павла выглядело скромно. Видимо, сказалась "скудость бюджета" молодых, доцарственных лет Павла. Обиталище стало императорским дворцом в 1796 году – том же, когда Павел взошел на престол.

Плюс к дому целая команда дизайнеров обустраивала парк: Джеймс Хаккет и братья Франц и Карл Гельмгольц. Строгость дворца, похоже, в глазах Павла Петровича компенсировалась роскошью пейзажного парка. Он оказался украшен павильонами, мостиками, скульптурами, дорожками, фигурно подстриженными кустами и прочими декоративными элементами, которые были тогда в большой моде. Среди "приколов" Гатчинского парка есть так называемый Березовый домик – снаружи натуральная поленница, внутри пышное убранство со множеством зеркал, делавшим внутреннее помещение зрительно больше. Именно при Павле Гатчинский парк обрел очертания, сохранившиеся до наших дней.

6 ноября 1796 году Павел I объявил Гатчину императорской резиденцией, присвоив ей заодно статус города и начав ее масштабную застройку. Таким был один из первых, если не "дебютный", указ свежеиспеченного императора. А дом-замок, соответственно, признал официальной резиденцией русских императоров. Теперь к нему можно было смело, без оговорок, применять слово "дворец". На рубеже веков в левом крыле, так называемом Кухонном каре Гатчинского дворца, была открыта Императорская домовая церковь. Теперь (с 2003 года) она снова действует. Но уже не для императорской фамилии.

Кухонное каре (с ударением на второе "о") звалось так, потому что в нем были службы, включая кухни и кладовые, и обитала челядь.

В Кухонном каре жил, в числе прочих слуг, мой прапрадед, выходец из Ярославской губернии, из деревни Редемское Мологского уезда. Говорят, это местечко на севере Ярославщины поставляло многих работников мужского пола для гатчинского двора – шорников, мебельщиков и прочих. Мой прапрадед Андрей Антонович Сказкин служил в буфетной. Там же в течение двух лет (1908-1909 год) работал и мой прадед Андрей Андреевич. Семейная легенда гласит, что старик умер незадолго до того, как ему собирались присвоить личное дворянство. Потом наступил 1939 год – и моему прадеду припомнили все: и что он "сын царского слуги", и что его отец чуть было не выслужил личное дворянство… Теперь я бываю в Гатчинском дворце раз в несколько лет и смотрю на него снаружи и изнутри глазами туриста .

В числе прочего, что построили при Павле в городе – загадочное сооружение, известное как Приоратский дворец. Проектировал его архитектор Николай Львов, обладавший прозвищем "русский Леонардо" за то, что был наделен многими талантами – еще и стихи писал, и музицировал. Только, в отличие от да Винчи, прожил не так долго – всего 51 год. Дворец его работы уникален и технологией своего создания – возведен из утрамбованной земли и единственный в нашей стране из подобных же построек дожил до наших дней, и предназначением. Считается, что дворец созидали для "великого приорства" – ордена Мальтийских рыцарей, учрежденного Павлом у родных осин в 1798 году. Павел надеялся, что дворец послужит летней резиденцией приору Мальтийского ордена принцу Конде. Летом 1799 года венценосец пожаловал Приоратский дворец Ордену. Внешним обликом дворец походит на средневековую обитель где-нибудь в западной Европе. Он и строился как монастырь – в уединенном месте, на берегу Черного озера, и, кстати, якобы, с подземным ходом, ведущим в Гатчинский дворец. Но этот ход существует только в легендах, наяву его никто не видел.

Ревизор

Мальтийские рыцари подарили Павлу как своему новому Великому магистру несколько древних реликвий госпитальеров, и передача произошла как раз в стенах Приората. Святыни недолго пробыли в Гатчине: осенью того же года их переместили в Петербург, в придворную церковь Спаса Нерукотворного в Зимнем дворце. Но история умалчивает, посетил ли Приоратский дворец принц Конде. А после недолгого царствования и трагической смерти Павла его младший брат Александр передал строение в государственную казну, и им фактически перестали пользоваться. "Религиозные" задачи Приорат выполнял всего несколько лет, когда в нем размещалась кирха. Потом дворец стали использовать более практично – но и редко. Иногда члены августейшей фамилии останавливались в нем на краткий отдых, а еще… им пользовались высшие военные чины во время маневров как квартирой. Кончилось тем, что Приорат предоставили придворным под жилье. В Первую Мировую в нем открыли госпиталь. А после Октябрьской революции, благодаря тому, что Приорат перешел в ведение Гатчинского дворца-музея, но не был музеефицирован, началась чересполосица – от базы отдыха до районного краеведческого музея. Только в XXI веке Приорат вошел в состав музейного ансамбля Гатчинского дворца. В нем сменяют друг друга разные тематические выставки. Вокруг дворца тоже был разбит парк, довольно милый, но уступающий размахом парку "основного" дворца.

После гибели Павла, в 1801 году, владелицей Гатчины стала его вдова Мария Федоровна. Марии Федоровны. Вдовствующая императрица устроила из Гатчинского дворца своеобразный "мемориальный музей" покойного супруга с его личными вещами, бумагами и коллекциями произведений искусства, подобранных по запросам императора. Именно Мария Федоровна составила завещание, которое предписывало передавать в наследство Гатчинский дворец со всеми угодьями по мужской линии лишь царствующему императору. Таким юридическим образом в 1828 году (когда Мария Федоровна отошла в мир иной) дворец достался Николаю I и его сыновьям.

Николай "Палкин" в круговерти прочих дел по управлению империей (практически "ручному", как пишут многие историки) не забывал и о Гатчинском дворце. В поздние годы царствования Николай I затеял новую перестройку замка. Она шла с 1845 по 1856 годы под контролем опытного архитектора Романа Кузьмина. Цели царя были утилитарны: он желал получить во дворце помещения для жилья себе и своим близким, более комфортабельные, чем у его отца. В Арсенальном каре устроили весьма пышные апартаменты для императора, его жены Александры Федоровны и отпрысков. Отца Николай Павлович тоже не забыл: в его личных комнатах в Центральном корпусе организовал нечто вроде мемориала", продолжив дело матери, а перед дворцом на плацу торжественно воздвиг бронзовый памятник Павлу I. Фигуру покойного императора изваял скульптор Иван Витали. Павел I вечно смотрит на дворец и плац.

Благодаря "кузьминскому" этапу работ дворец приобрел сегодняшний вид. В частности, "подросли" угловые башни Часовая и Сигнальная, что усилило сходство дворца с цитаделью.

Глазами туриста. Роман Кузьмин cпроектировал для отдыха и досуга Николая I и его присных Арсенальный зал, самый обширный во дворце, расположенный на первом этаже одноименного каре. Его окна смотрят с одного бока в Собственный сад (именно так!), с другого – во внутренний двор. Когда-то здесь трапезничали, танцевали, играли в разные игры – от карт до подвижных забав для детей – а сегодня убранство зала сохраняет память обо всех этих забавах и о персонах, которым выпадала честь сиживать за одним столом с императорами. Не шучу, тут установлена даже деревянная горка с такими же саночками и качели-лодочки!.. Но больше всего – охотничьих трофеев (с бирками, кто и когда их подстрелил) и охотничьего же снаряжения, памятника следующей за Николаем I эпохи. В более ранние свои приезды я не видела этого роскошного зала. Он был на реставрации целых 10 лет – с 2011 до 2021 года. Реставрация была призвана восстановить все то, что уничтожили еще немцы в Великую Отечественную войну.

Когда Николай I ушел из жизни в 1855 году, породив слухи о своем самоубийстве на фоне проигранной Крымской войны, владельцем дворца стал, по духу и букве бабкиного завещания, новый император Александр II. В начале своего царствования он приезжал во дворец редко и гостил недолго. Однако он же и перевел в Гатчину Императорскую охоту в 1857 году. Вот тут, наконец, охотничьи забавы развернулись. При этом Царь-Освободитель внимательно следил за порядком во дворце, за его состоянием, за необходимыми работами в парке и т.д. При нем закончилась отделка покоев дворца.

Дворец очень пригодился сыну Освободителя. 27 марта 1881 года, когда месяца не прошло со дня убиения Александра II народовольцами, семья Александра III из Петербурга переехала в Гатчинский дворец. Сын несчастного самодержца решил, что Гатчинский дворец – наиболее безопасное место для проживания его и домочадцев. Зимний дворец уже был "скомпрометирован" террористическим актом Степана Халтурина, завершившегося грандиозным взрывом 17 февраля 1880 года.

Ревизор

При Александре III Гатчинский дворец во второй раз стал официальной императорской резиденцией. Семья императора заняла небольшие комнаты в антресольном этаже Арсенального каре, стремясь более к уюту, нежели к роскоши. В бельэтаже царь разместил приемные залы. Но, признаться, не так много приемов он давал… Живя тут, Александр III особо пекся о состоянии парков, старинных построек, о сохранении их в историческом виде. Это при нем состоялась капитальная реставрация многих памятников XVIII века. В общем, этот царь вел себя не как самодержец, а как рачительный хозяин, каким, в сущности, и был. Известно, что при нем единственном из монархов Россия не вела ни одной внешней войны.

Александр III не просчитался с переездом. Он провел в Гатчинском дворце относительно спокойные годы. Покушение на него было совершено всего одно – то, которым руководил Александр Ульянов, 1 марта 1887 года, в годовщину убийства императора-предшественника. Но покушение было организовано "спустя рукава" и не принесло результатов, а зачинщиков бесславно повесили. В предания вошли "последствия" неудавшегося покушения на царя. Мария Александровна Ульянова, мать бунтовщика, писала Александру III слезное прошение о помиловании, уверяя, что её сын "не таковский", что бы введен в заблуждение. Император наложил резолюцию: "Хорошо же она знает своего сына". После этого краха, утверждала литературная лениниана, семнадцатилетний Володя Ульянов принял решение идти другим путем. Этому эпохальному событию посвящена картина советского художника Петра Белоусова, которая так и называется: "Мы пойдем другим путем".

Правда, еще есть подозрение, что покушением на Александра III было крушение императорского поезда 29 октября 1888 года под Харьковом – но стопроцентных доказательств этому нет, хотя слухи о теракте поползли сразу. Но даже если оно и было злоумышленным, тоже не удалось, все члены царской семьи остались живы. Хотя император получил травмы, которые впоследствии сочли "спусковым крючком" для заболевания почек, погубившего его в 49 лет.

Глазами туриста. Летом 2021 года Александру III поставили во внутреннем каре Гатчинского дворца памятник . Вблизи отлично читается надпись на постаменте: "Счастлив быть снова дома". Именно так предпоследний русский царь воспринимал это обиталище. Тринадцать лет Александр III жил здесь, и это значительно дольше, чем в какой-либо другой резиденции. В Гатчинском дворце было подписано большое количество важных государственных документов, а также в очередной раз начаты реставрационные работы. К слову, реставрация идет сейчас и в личных покоях Александра Александровича, и я их внутри не посмотрела.

В 1894 году Александр III скончался в крымской Ливадии (ехал в Грецию на лечение, да не доехал), а в Гатчину перебралась вдовствующая императрица Мария Федоровна. Царица каждый год жила здесь с младшими детьми и внуками по несколько месяцев. Именно Мария Федоровна стала последней представительницей августейшей семьи, навестившей Гатчинский дворец. Это было в июле 1915 года. Больше официальных царских пребываний тут не зафиксировано. А вскоре началось…

Ревизор

19 мая 1918 года Гатчинский дворец открылся для посетителей как музей. После Октября в бывших императорских резиденциях создали художественные и историко-бытовые музеи. Гатчинский дворец с его вековыми императорскими коллекциями называли "пригородным Эрмитажем". Первоначально во дворце устроили две экспозиции: интерьеры XVIII века в Центральном корпусе и интерьеры XIX века в Арсенальном каре.

В интернете высказывается точка зрения, что в революционную пору Гатчинский дворец утратил многие изысканные арт-объекты, так как был поставлен вопрос о превращении пригородных дворцов не в художественные галереи, а в музеи быта (развращенного быта народных эксплуататоров). Дворцовую утварь и украшения передали в новоиспеченные художественные музеи советской России. Первые выставки в Гатчине делали акцент на "дурном вкусе" и иных пороках семейства Романовых; а в честь Николая I устроили выставку под слоганом: "Он тридцать лет калечил Россию с целью поработить ее". Упоминаются и распродажи, по большей части из коллекции Кухонного каре, и передачи антикварных вещей объединению "Антиквариат" Госторга РСФСР. Практика "дворцовых" распродаж обывателям точно существовала: Михаил Зощенко посвятил торговле имуществом Зимнего дворца довольно ядовитый рассказ "Царские сапоги". Не могу судить, насколько версия об "оскудении" с революцией музейных фондов Гатичны правдива. Во всяком случае, существование дворца в качестве музея в первые же годы Советской власти – установленный факт, и не всем бывшим русским дворянским усадьбам так повезло. Музейная деятельность продолжалась до самого начала Великой Отечественной войны.

Эвакуация музейных ценностей из Гатчинского дворца стартовала уже в ночь с 22 на 23 июня 1941 года. Эту гигантскую работу возглавила Серафима Николаевна Балаева. Её называли "праматерью всех хранителей музея". Эта женщина работала в Гатчинском дворце с 1919 по 1956 годы. Много позже в нем установили мемориальную доску в честь "праматери хранителей". В рамках эвакуации свыше восьми тысяч предметов из Гатчинского дворца уехали в удмуртский Сарапул, а еще около трех тысяч – в Исаакиевский собор Ленинграда. В музее называют цифру: всего 11929 вещей и произведений искусства было эвакуировано. Работы продолжались и под бомбежкой, которая началась с середины августа 1941 года. Последние музейные работники покинули дворец 9 сентября 1941 года уже под обстрелом гитлеровской артиллерии.

Во время войны дворец подверглся масштабному поруганию. Чего тут только ни было!.. Штаб 50-го корпуса 18-й армии, общежитие летчиков Люфтваффе с пивнушкой для офицеров, казино и, простите, публичным домом. А также склады и гаражи для немецких машин. Конечно же, не обошлось и без мародерства. То, что не успели вывезти хранители музея, "прихватизировали" фашисты. До сих пор в рамках проекта "Немецко-российский культурный диалог" ведется розыск культурных объектов, ставших добычей солдат и офицеров фашистской Германии на оккупированных советских территориях – и до сих пор отдельные предметы, порой весьма ценные, находятся. Говорят, что не так давно в Германии обнаружена икона "Благовещение", достояние императрицы Марии Федоровны, матери Николая II.

26 января 1944 года Гатчину освободили от захватчиков, а 31 января музейщики впервые за эти три года переступили порог дворца – вернее, того, что от него осталось. Зрелище ужасало. Не было кровли, дверных и оконных рам, не говоря уж о паркете, плафонах и прочей декоративной отделке… В том же году сотрудники музея начали подготовку к восстановлению дворца параллельно с расчисткой дряни, оставленной "цивилизованными" завоевателями. Они еще не знали, как долго придется ждать реставрации дворца в музейном качестве. По воспоминаниям, даже некоторые выставки устраивались на территории дворца еще до конца войны – правда, не в оскверненном дворце, а в павильоне "Птичник".

В 1949 году коллектив музея направил письмо за многими подписями секретарю Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Василию Андрианову о необходимости скорейшего восстановления дворца-музея. Соавторы приложили к документу акты обследования состояния дворца и перечислили то, что уже успели сделать, несмотря на труднейшие военные и послевоенные годы. В письме содержалась просьба о предоставлении 700 тысяч рублей на восстановление дворца. Неожиданно письмо возымело противоположное действие. В следующем, 1950 году власти вынесли вердикт: не возрождать Гатчинский дворец как музей. Здание передали Минобороны СССР под военно-морское училище. В 1960-е годы во дворце разместили ВНИИ "Электронстандарт", "ящик", который оградили таким забором, что, якобы, и дворец едва был виден. Ряд дворцовых помещений был законсервирован. Предприятие было полезным: в институте разработали и ввели в эксплуатацию свыше 300 типов уникального контрольно-измерительного, испытательного и диагностического оборудования. Но в данном случае польза от научных достижений и культурного наследия оказалась резко не совпадающей…

Реставрация дворца как исторического объекта, памятника культуры началась только в 1976 году. И тут пригодилось, наконец, все то, что накопили работники музея до войны: архивные документы, фотографии, данные фотофиксации. Огромное значение имела серия акварелей Эдуарда Гау, специалиста по так называемой "архитектурной акварели". Он в 1870-1880-е годы зарисовал парадные и жилые интерьеры Гатчинского дворца. Спустя 30 лет, под конец тысячелетия, дворец-замок внесли в реставрационную программу КГИОП. Но задолго до этого, 8 мая 1985 года, впервые после Великой Отечественной войны Гатчинский дворец снова открыл двери посетителям. Действовали три парадных зала – Аванзал, Мраморная столовая, Тронная Павла I и выставка на 3-м этаже Центрального корпуса. А 22 ноября 1993 года дворцу распоряжением Правительства РФ присвоен статус музея-заповедника.

Ревизор

На сегодня, по итогам пока последней реставрации 2021 года, во дворце открыты 12 парадных интерьеров XVIII века, 13 выставочных залов, личные комнаты Александра III (см. выше) и экспозиция в Приоратском дворце. Два года назад при дворце начала работу Ферма, на которой, наряду с обычными "домашними" животными средней полосы обитают даже страусы. И, конечно, главный "живой" музейный экспонат – вековой парк. Сейчас он является приоритетной задачей реставраторов и дизайнеров.

Глазами туриста. Гатчинский дворец – "место силы", средоточие истории нашей великой страны, и потому любоваться им и рассказывать о нем можно бесконечно.