15 цитат из книг Гофмана

На земле глупость — подлинная повелительница умов. А рассудок — только ее ленивый наместник, и ему нет дела до того, что творится за пределами королевства.
15 цитат из книг Гофмана

24 января 1776 года родился Эрнст Теодор Амадей Гофман.

Гофман был одним из крупнейших немецких писателей-романтиков XIX века. В историю мировой литературы он вошел как автор сказок, среди которых наиболее популярными являются «Щелкунчик и Мышиный король», «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер», «Золотой горшок» и «Принцесса Брамбилла».

Также его перу принадлежит несколько философских и сатирических романов: «Эликсиры сатаны», «Повелитель блох» и «Житейские воззрения кота Мурра».

Произведения Гомана стали классикой немецкой литературы позапрошлого столетия. И даже в наши дни их с удовольствием читают и перечитывают во всем мире как взрослые, так и дети.

Мы подобрали 15 цитат из книг писателя:

  • У мудрых отцов порой рождаются преглупые сынки. («Эликсиры сатаны»)

  • Долг верного друга — разделять твою печаль. («Крошка Цахес, по прозванию Циннобер»)

  • Судя по тому, что я знаю и читал о любви, это, собственно говоря, род психического недуга, который у человеческой породы выражается в особых припадках безумия; они принимают какое-нибудь существо совсем не за то, что оно есть на самом деле; например, обыкновенную низкорослую толстушку, штопающую чулки, они почитают богиней. («Крошка Цахес, по прозванию Циннобер»)

  • Кому богатство не суждено, у того золото уплывает из кармана он и сам не знает, как. Оно причиняет ему только новые горести, и, чем больше перепадает ему, тем беднее он становится. («Крошка Цахес, по прозванию Циннобер»)

  • Самая чистая, самая искренняя любовь во внешних своих проявлениях, как ни странно, довольно комична, и причиной тому, по-видимому, глубокая ирония, вложенная природой во все человеческие поступки. («Крошка Цахес, по прозванию Циннобер»)

  • Каждый влюбленный хочет слышать только о своей любви, которую считает единственно достойной упоминания, точно так же, как каждый поэт любит слушать только свои стихи. («Крошка Цахес, по прозванию Циннобер»)

  • С самым упрямым человеком легче иметь дело, чем с влюбленным. («Повелитель блох»)

  • Я полагаю, любое ограничение свободы, даже с целью предупредить злоупотребление ею, невыносимо, оно подавляет душу, ибо резко противоречит природе человека. («Эликсиры сатаны»)

  • Дух полагает, будто он стремится к высшему идеалу химерического блаженства, на самом же деле хочет только того, к чему понуждают нас потребности тела, и так возникает взаимодействие, порождающее продолжение рода человеческого. («Житейские воззрения кота Мурра»)

  • Есть вещи в природе, позволяющие постичь, отчего наша душа, прикованная к тирану, именуемому телом, вынуждена жертвовать ради него своей свободой. Под этими вещами я разумею преимущественно лакомую манную кашу, сваренную на молоке и приправленную маслом и сахаром, равно как и широкую, плотно набитую конским волосом подушку. («Житейские воззрения кота Мурра»)

  • На земле глупость — подлинная повелительница умов. А рассудок — только ее ленивый наместник, и ему нет дела до того, что творится за пределами королевства. («Эликсиры сатаны»)

  • Если человек хоть в чем-нибудь достиг совершенства, то на его чудачества можно смотреть сквозь пальцы. («Эликсиры сатаны»)

  • Нет ничего более удивительного и безумного, чем сама действительная жизнь. («Песочный человек»)

  • Точное чувство меры и есть, вероятно, то, что обычно называют хорошим вкусом. («Житейские воззрения кота Мурра»)

  • Хотя этот мир и кажется огромным, благоразумные люди сделали его страшно тесным. («Крейслериана»)

Комментарии
Комментарии