Ещё

Почему английский стал языком снобов 

Фото: кадр из сериала "Шерлок"
Финский писатель Ари Турунен изучил разные примеры из истории, когда из-за власти люди теряли адекватность, а высокомерие становилось причиной разорения целых народов и государств.
«Теории и практики» публикуют отрывок из его книги «Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма», которая вышла в издательстве «Альпина Паблишер», — о том, почему мы считаем себя лучше других и как (не) знание иностранных языков разделяет людей и страны.

«Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма»

Уверенность в себе, безусловно, вещь хорошая, если она имеет под собой правильную основу. Но у людей есть склонность преуменьшать то, что, по их мнению, не отвечает истине и прежде всего их собственному представлению. Американский Университетский совет в 1970-х провел исследование, в котором миллиону учащихся предложили оценить себя по различным параметрам. 70% посчитали, что их способность руководить выше среднего, и только 2% поставили себе оценку ниже среднего. 60% оценили свою физическую форму выше среднего, и только 6% — ниже среднего. 60% решили, что они входят в группу передовых 10%, которые легко уживаются со всеми.
Высокие баллы, которые давали себе школьники и студенты, можно, конечно, списать на юношеский максимализм. Однако оказалось, что с возрастом вера в себя только растет: 94% профессоров считали себя преподавателями лучше среднего. […]
При изучении мозга были получены интересные результаты, объясняющие, почему безграничная вера человека в себя и приверженность картине мира, выстроенной на собственном опыте, такое типичное и частое явление. Оно локализовано в коре головного мозга, в задней части лобной доли.
Джейсон Митчелл и Мазарин Банаджи хотели узнать, насколько активны разные мозговые зоны, когда люди думают о вещах, которые им близки или чужды. В подтверждение своей теории исследователи проанализировали снимки магнитно-резонансной томографии мозга. При функциональной томографии (фМРТ) измеряется гемодинамическая реакция в разных отделах мозга.
Чтобы локализовать изменения, создают магнитное поле, которое отличается в разных точках мозга. Гемодинамическая реакция изменяется, когда человек чем-то занят, например читает или смотрит фотографии.
Исследователи заметили, что в центре лобной доли есть две зоны — передняя и задняя, которые реагируют на раздражение.
Участникам эксперимента показывали фотографии двух людей, давая им разные характеристики. Одного описывали как свободного художника, а другого как христианина-фанатика. Чем более чужд казался испытуемым человек, тем сильнее реагировала задняя часть мозговой коры. Передняя часть, наоборот, реагировала, если человек казался испытуемому близким по духу.
Передняя часть коры отвечает за наше отношение к тем, кто, как нам кажется, на нас похож. Данное открытие, считают ученые, поддерживает гипотезу, что мы делаем выводы о людях на основании собственных предпочтений. Приобретенные знания не всегда достоверны, но на них опираются, когда надо сформировать отношение к другому. Люди выборочно используют свой опыт, пытаясь выяснить, кем являются окружающие. Ученые считают, что этим объясняется зарождение стереотипов и предубеждений.
Ученый Кевин Данбар заметил, что центральная область мозга отвечает за знания. Мы с большим трудом признаем, что не правы.
Если результат замера не совпадает с теорией, мы вначале виним способ измерения и только потом начинаем корректировать теорию.
В центре головного мозга находится дорсолатеральная префронтальная кора, у молодых людей она наименее развита.
Эта кора работает, когда мы отказываемся от неприятных нам вещей, когда хотим избавиться от мыслей, которые не вписываются в наше представление о мире. Когда эта зона мозга повреждена, человеку приходится прикладывать большие усилия, чтобы сосредоточиться. Он больше не может отбрасывать несущественную информацию. Дело в том, что дорсолатеральная префронтальная кора все время цензурирует наши представления, пропуская информацию через призму предыдущего опыта. У молодых людей меньше опыта, и, может быть, поэтому они более открыты новому. Дети по природе своей не имеют предрассудков. Они перенимают их от родителей.
Получается, что опыт движет нами и в хорошем, и в плохом смысле. Однако самодовольное представление о собственной значимости в любом случае ведет к неправильным суждениям. Чрезмерная самоуверенность означает, что мы переоцениваем свои способности, то, кем являемся и что можем предсказать.
Иногда мы сами не замечаем, как уверенность в себе превращается в высокомерие. Внешний вид, привычки, диалект могут быть истолкованы как глупость. Высокомерие, наверное, самое бесполезное из человеческих свойств, но многие ему поддаются, потому что это так легко. Высокомерие — это душевная лень, она работает по той же логике, что и расизм: не успев увидеть, мы уже принижаем другого. […]
Джон Миддлтон и его семья в гостиной. Автор неизвестен. Англия, XVIII век
В сентябре 2005 года мир содрогнулся, узнав о поступке 40-летнего Кевина Тестера. Англичанин проводил отпуск на черноморском побережье Болгарии. Его отдых закончился весьма печально в одном караоке-баре. Услышав, как местная парочка поет по-английски, он впал в ярость. Кевин напал на певцов, стал бить ногами, потом набросился на остальных посетителей, обзывая их вульгарщиной. Причина? Местные неправильно произносили слова песни «We are the Champions» группы Queen. Борца за чистоту родного языка задержали на сутки.
Людей, которые плохо говорят на иностранном языке, часто считают недалекими. Так, индусы называют жителей западного берега реки Инд «млеччха». Это слово исторически означало иностранцев, неарийцев, которые были неспособны правильно говорить на санскрите. Другим словом, варвары. Их презирали, они были неприкасаемыми. В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» иностранцы изображены как пещерные люди с кривыми лицами. Слово «варвар» идет из греческого — barbaros. Гомер говорил, что народы Малой Азии говорят по-варварски, имея в виду язык, которого греки не понимали (вар-вар). Ахиллес унизительно называл персов варварами, потому что те «говорят, как лошади». Берберы из Северной Африки получили такое название от римлян, которые считали их варварами. Сами берберы себя так не называют. Римляне повсюду видели варваров: и на севере, и на востоке. Для них и германские племена, и готы, живущие в лесах и степях, — одно и то же: дикие кочевники, изъясняющиеся на непонятных диалектах. Бывало, что иностранный язык вообще языком не считали.
Тот же Колумб в октябре 1492 года записал в дневнике, что берет с собой в Испанию шесть индейцев, которые «кто знает, научатся ли говорить». Голландцы называли людей из племени койкоин в Намибии и Южной Африке «готтентоты», от слова «икать», «заикаться». Интересно, что бы сказал на это самый известный представитель этого племени, 27 лет проведший в тюрьме, борец за права человека, получивший Нобелевскую премию мира бывший президент Южной Африки Нельсон Мандела?
В Европе, в отличие от Африки, мало стран, в которых больше одного официального языка. Финны умеют писать шведские фамилии, зато шведы так мало знают о Финляндии и финском языке, что это стало уже притчей во языцех. Шведам проблематично правильно написать финскую фамилию. Однажды шведская газета Dagens Nyheter исковеркала фамилию финского писателя, получившего литературную премию Северного совета и премию в области театра, чьи книги продавались тысячными тиражами в Швеции: вместо Кари Хотакайнен было написано Кари Хоткайнен.
Еще один яркий случай языкового снобизма шведов имел место весной 2009 года, когда банк Nordea опубликовал свой листинг-проспект только на шведском и английском языках, притом что большинство акционеров банка — финны, говорящие на финском.
Представители крупных языковых территорий, как правило, высокомерны от природы. Писатель Ян Флеминг, создатель Джеймса Бонда, получил задание написать книгу «Потрясающие города» о своем путешествии вокруг света в начале 1960-х. Флеминг без долгих раздумий обругал все страны, в которых ему довелось побывать, но больше всего его вывел из себя Ливан.
Почему? Объявления в аэропорту Бейрута были вначале на арабском. Флеминг решил, что это отличительная черта маленькой страны, которая хочет показать свое превосходство! Осенью 2015 года на предварительных выборах республиканец Дональд Трамп вскипел, услышав, как другой кандидат, Джеб Буш, говорит с избирателями на испанском. Он должен подать пример и говорить с избирателями на английском, когда находится в США, язвительно заметил он в интервью консервативной газете Breitbart News. Таким образом, для Трампа владение всего одним языком — признак патриотизма. И это не первый раз, когда в США осуждают кандидата в президенты за владение иностранными языками. В 2004 году демократа Джона Керри порицали за знание французского!
Сложно себе представить другую страну, в которой знание языков для политика показалось бы кому-то нежелательным.
«С английским случилось то же, что произошло с санскритом. В Индии он сохранился как язык элиты, который учили из-за религиозных соображений и литературы. Английский стал ломаным, смешанным языком со многими местными диалектами»
Часто жители больших языковых ареалов раздражаются, если на их языке говорят с акцентом, но еще больше их злит, если на их родном языке не говорят совсем. При опросе 4500 работников гостиниц в разных странах самыми сложными туристами назвали французов (Expedia Best Tourist Index 2009). Их главным недостатком оказалось грубое общение и незнание иностранных языков. Большие страны оберегают свой язык при помощи телевидения. Благодаря дубляжу большая часть населения европейских стран не владеет другими языками. Один немецкий приятель упорно уверял меня, что смотреть дублированный фильм — одно наслаждение. Не надо зацикливаться на понимании, не теряешь нюансы фильма, пялясь в субтитры. Поэтому-то Джон Уэйн на немецком говорит с сильным баварским акцентом. После войны в Италии, Испании и Германии дубляж стал чуть ли не законодательно закрепленным!
В Европе два государства постоянно борются за право использовать родной язык в любой ситуации. Британцы, без сомнения, многого достигли благодаря тому, что все остальные страны вынуждены использовать в торговле английский. Французам с этим трудно смириться.
На саммите стран ЕС 23 марта 2006 года президент ассоциации европейских работодателей UNICE француз Эрнест-Антуан Сельер начал выступать перед 25 коллегами. После первых слов французский президент перебил выступающего, спросив, почему он не говорит на родном языке. Сельер обращался к аудитории на английском. Он объяснил свой выбор тем, что английский — язык бизнеса. Этого Ширак не стерпел. В сопровождении двух министров он покинул зал. Позже Ширак сказал, что был глубоко шокирован, увидев француза, который изъясняется на чужом языке. Президент заявил, что Франция долго боролась за свой язык и добилась того, что на нем говорили во время Олимпийских игр, в ООН и ЕС. Ширак считал, что мир не должен говорить на одном только английском.
Ширак продолжил свою странную войну за французский язык. На заседании ООН он делал вид, что не понимает вопросы, заданные на английском, и требовал, чтобы британский премьер-министр ему переводил. Французский президент, который учился в США и на самом деле хорошо владеет английским, своим высокомерным поведением нанес большой вред отношениям между Францией и англо-американским миром.
Всем известна щепетильность французов в отношении языка. Во Франции придется платить штраф за использование английского в объявлениях на официальных каналах. Поэтому не стало сюрпризом, когда президент Николя Саркози сразу после вступления в должность предложил перевести канал TF1 полностью на французский. Менее известен тот факт, что французский язык утратил свои позиции на мировой арене из-за того же самого высокомерия. Вечером 27 сентября 1066 года 450 кораблей подняли паруса, чтобы перевезти 8000 человек и 2000 коней из Нормандии в Англию. Уже наутро флотилия прибыла к английскому берегу. Нормандский герцог Вильгельм высадился в Англии и повел свои войска к Гастингсу. Там и решилась судьба страны.
Джонатан Тайерс и его семья. Картина Фрэнсиса Хэймана
Захватчиков встретил король Гарольд со своими войсками.
Нормандцы разгромили англосаксов, король Гарольд был убит. В результате этой битвы Вильгельм Бастард превратился в Вильгельма Завоевателя, короля Англии, и благодаря ему английский стал важным языком. Отправляя детей учиться в Париж, нормандская знать скоро заметила, что парижане их считают деревенщиной. Нормандцы с их грубыми гортанными звуками становились в Париже объектом насмешек. Захватив Англию, нормандцы начали отдаляться от Франции и гордиться своим новым языком — английским.
Взаимопроникновение и взаимодействие французского и английского произошло очень быстро. Английский получил из нормандского французского более 10 000 новых слов, а Генрих IV, вступивший на трон только в 1399 году, был первым правителем Англии, чьим родным языком был английский. С английским случилось то же, что произошло с санскритом. В Индии он сохранился как язык элиты, который учили из-за религиозных соображений и литературы.
Это был язык настоящих снобов, право говорить на нем охраняли брахманы. Сегодня им владеют всего несколько тысяч человек.
Английский стал ломаным, смешанным языком со многими местными диалектами. Часто английские термины никто даже не пытается переводить. Абсолютно нормальным считается открывать вакансию «ки-эккаунт менеджера», или КАМа, который участвует в «тимбилдинге» и должен быть «бенчмарком» в своей области. В Скандинавских странах говорят на странной смеси английского и родного, владеешь этим языком — получишь работу руководителя. Государственный язык меняется.
Ими были вавилонский, персидский, греческий, арамейский, арабский и латынь. В мировой экономике уже трудно представить себе, как можно работать, владея только родным языком. По числу говорящих самый распространенный на сегодня язык — китайский, как бы горько это ни звучало для европейцев. Возможно, в будущем на место английского придет мандаринский китайский и центр мировой торговли наконец-то переместится в Китай.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео