Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Любимые архитекторы российских императоров

Почти каждый российский император, помимо огромной свиты и других приближенных лиц, имел и собственного архитектора. Вспоминаем изысканные проекты придворных любимцев.

ПЕТР I И ДОМЕНИКО ТРЕЗИНИ

Для строительства новой столицы по приглашению Петра I в будущий Петербург прибыло множество талантливых зодчих, но самым заметным из них был швейцарский архитектор Доменико Трезини.

Он не мог найти работу на родине, поэтому сначала отправился в Данию, а когда ему посулили жалованье в тысячу рублей в год, уехал в Россию. Его первой и самой известной постройкой в Петербурге стала Петропавловская крепость с собором.

Впоследствии он возвел Зимний и Летний дворцы Петра I, здание Двенадцати коллегий. Доменико Трезини проявил себя не только как талантливый архитектор, но и как хороший педагог: он стал первым преподавателем архитектуры в России и воспитал известного зодчего Михаила Земцова.

ЕЛИЗАВЕТА I И ФРАНЧЕСКО БАРТОЛОМЕО РАСТРЕЛЛИ

Путь на вершину архитектурного Олимпа Растрелли начал при Анне Иоанновне — он был востребованным специалистом с годовым окладом 1200 рублей в год, служебной квартирой в Зимнем дворце и бесперебойными императорскими заказами.

При Елизавете I его жизнь могла бы круто измениться — пришедшая к власти в результате дворцового переворота новая императрица планировала избавиться от всех приближенных Анны Иоанновны, включая ее архитектора. Растрелли спас талант: в России никто не мог так строить в любимом Елизаветой I стиле барокко. Так что она поручила ему строительство своего Летнего дворца.

Впоследствии Растрелли построил Большой дворец в Петергофе, Зимний дворец и Смольный монастырь. После смерти Елизаветы Петровны Екатерина II отправила Растрелли в отпуск в Италию поправить здоровье, а когда он вернулся, оказалось, что в России были востребованы уже другие зодчие.

ЕКАТЕРИНА II И ЧАРЛЬЗ КАМЕРОН

Екатерина II пригласила Чарльза Камерона в Россию после того, как ознакомилась с его архитектурным трудом «Термы римлян», который высоко ценили в Европе. Здесь Камерон получил квартиру, жалованье в 1800 рублей и контракт на создание архитектурного ансамбля в Царском Селе.

Он проявил себя как мастер садово-парковой архитектуры: построил Холодную баню, Агатовые комнаты, Камеронову галерею, Висячий сад. В Александровском парке он возвел Китайскую деревню и мостики в восточном стиле. Также именно Чарльз Камерон помог устроиться в России зодчим Адаму Менеласу и Вильяму Гесте.

Однако Павел I, взойдя на престол, сразу же решил избавиться от любимого архитектора матери — Камерона уволили, отобрали у него дом, но при этом запретили уезжать из России.

ПАВЕЛ I И ВИНЧЕНЦО БРЕННА

Придворным архитектором Павла I был итальянец Винченцо Бренна. Он познакомился с будущим императором еще во время путешествия наследника престола по Европе. Великий князь Павел Петрович предложил ему работу по декорированию дворца в Павловске — и Бренна оказался в России.

Он также участвовал в работах над Гатчинским дворцом и Исаакиевским собором Антонио Ринальди, достраивал Михайловский замок, помогал возводить интерьеры Каменноостровского дворца.

После смерти Павла I Бренна первое время оставался в России — его обеспечивала работой вдова императора Мария Федоровна, но позже он был вынужден вернуться в Европу.

АЛЕКСАНДР I И КАРЛ РОССИ

В Александровскую эпоху одним из наиболее влиятельных архитекторов Петербурга был итальянец . Выдающимися его работами стали ансамбль Михайловского дворца и площадь перед ним, Дворцовая площадь со зданием Главного штаба, Сенатская площадь со зданиями Сената и Синода, а также Александринский театр с площадью перед ним и улицей рядом (сегодня она носит имя зодчего Росси).

В 1820-е годы Росси был самым высокооплачиваемым архитектором Петербурга — он получал 15000 рублей в год. Его авторитет признавали не только в России, но и за рубежом: в частности, пригласили преподавать во Флорентийской академии художеств.

Со смертью Александра I положение Росси при дворе сильно пошатнулось — он не сошелся с окружением Николая I, в 1832-м ушел в отставку, а в 1849 году умер практически в нищете.

НИКОЛАЙ I И АНДРЕЙ ШТАКЕНШНЕЙДЕР

Андрей Штакеншнейдер начал свой путь простым чертежником в Комитете строений и гидравлических работ. Работал под руководством Монферрана на строительстве Исаакиевского собора, потом получил свой первый заказ — реконструкцию усадьбы Бенкендорфа под Ревелем. После этого Штакеншнейдера заметили приближенные императора и представили при дворе.

Первое время он работал у великого князя Михаила Павловича на Каменном острове, позже уже для Николая I построил в Петергофе Собственную его Величества Дачу, Фермерский дворец, Царицын и Ольгин павильоны. Для царской семьи архитектор также возвел Ново-Михайловский и Николаевский дворцы, перестраивал залы Зимнего дворца и Малого .

При Николае I Штакеншнейдер был одним из самых высокооплачиваемых и влиятельных архитекторов. Его дом на Миллионной улице стал своеобразным культурным центром города, где собиралась интеллектуальная элита — Иван Тургенев, , и другие.

АЛЕКСАНДР II И ИППОЛИТ МОНИГЕТТИ

Во время царствования Александра II его придворным зодчим был швейцарец Ипполит Монигетти. Будучи главным архитектором Императорских Царскосельских дворцов, он построил в парке Турецкую баню.

Позже архитектор работал в Крымской резиденции императора в Ливадии, перестраивал Аничков дворец для наследника престола — великого князя Александра Александровича (будущего Александра III).

Ипполит Монигетти был не только талантливым архитектором, но и великолепным орнаменталистом — он создавал рисунки для посуды и церковной утвари.

И СИЛЬВИО ДАНИНИ

Сильвио Данини был последним придворным архитектором императорской семьи. Приближенным к Николаю II зодчим он стал после того, как перестроил Знаменскую церковь в Царском Селе, чем и обратил на себя внимание.

Главными проектами Данини были перестройка правого крыла Александровского дворца под покои Николая II, а также работа по обустройству местного парка: он возводил мосты и декоративные садовые памятники. Впрочем, работал архитектор не только по заказу императорской семьи: в том же Царском Селе Данини построил особняк Кокорева в стиле модерн, школу нянь, Дом призрения увечных воинов и другие здания.

Данини намного пережил своего патрона — несмотря на близость к царской семье, репрессиям в советское время он не подвергся и умер в 1942 году в блокадном Ленинграде.