Ещё

5 автобиографий, которые стоит прочитать этой весной 

Фото: Ведомости. Как потратить

Bp вышедших за последние полгода автобиографий можно узнать, каково это — быть главредом французского Vogue, знаменитой художницей, кинопринцессой и музой Хичкока. В наш список среди прочего вошли мемуары Марины Абрамович, Кэрри Фишер и Брюса Спрингстина.

Джоан Джулиет Бак «Цена иллюзии» (The Price Of Illusion)

Родившаяся в Америке, но выросшая в Лондоне и Париже дочь сбежавшего от маккартизма голливудского продюсера, Бак работала европейским корреспондентом издательского дома Condé Nast, когда издатель Джонатан Ньюхаус предложил ей в 1994-м стать главным редактором французского Vogue. Бак привыкла к звездам с детства — она дружит с Анжеликой Хьюстон с пяти лет, а Питер О’Тул брал ее с собой на премьеры еще в 1960-х. У Бак были романы с лучшими представителями литературного, музыкального и киномира 1960-90-х — от Тома Вулфа и Дональда Сазерленда до Леонарда Коэна. Но самые смешные главы в автобиографии журналистки, прожившей несколько десятилетий в эпицентре американской и европейской модной жизни, рассказывают о ее работе в Vogue — она посвятила целый номер квантовой физике, сразу же сообразила, что ее сменит директор моды Карин Ройтфельд, и была крайне удивлена, когда после шести лет в должности главного редактора тот же Ньюхаус уволил ее, перед этим отправив в реабилитационный санаторий, хотя она не пила и не принимала наркотики.

Типичная цитата: «Ив Сен-Лоран меня спросил, помню ли я его номер телефона, и когда я ответила, что, конечно, помню, попросил его продиктовать, потому что сам его забыл».

Марина Абрамович «Идти сквозь стены» (Walk Through Walls)

Свою долгожданную автобиографию одна из самых известных в мире художниц выпустила в конце прошлого года. Абрамович стала знаменитостью, в том числе и потому, что последовательно помещает себя в центр своего искусства, с помощью которого хочет заставить зрителей задуматься о таких вещах, как иллюзорность реальности, война, страдание, конечность жизни и человеческие отношения. В книге Абрамович вспоминает детство при коммунизме, родителей-военных (мать стала в итоге директором Музея революционного искусства) и жизнь со строгой бабушкой. Она задается вопросом, не является ли ее стремление к экспериментам со своим телом следствием несчастливого детства, проведенного в страхе перед наказанием взрослыми. В автобиографии Абрамович подтверждает, что ее искусство — это психотерапевтический сеанс длиной в жизнь, который помогает и ей, и зрителям ее перформансов. Типичная цитата: «Настоящая мудрость проникает в мозг, когда он уже настолько устал, что больше не в состоянии думать».

Типпи Хедрен «Типпи» (Tippi)

86-летняя актриса прославилась не только как последняя муза-блондинка Альфреда Хичкока и звезда его фильмов «Птицы» и «Марни», но и как родоначальница актерской династии — ее дочь Мелани Гриффит была одним из главных секс-символов 1980-х, а внучка Дакота Джонсон играет в эротической кинофраншизе «50 оттенков серого».

О том, что Хичкок не жалел свою актрису на съемках «Птиц», бросая ей в лицо чаек и ворон, было известно давно. Книга Хедрен вызвала другого рода скандал — она подробно описывает, как уже престарелый женатый режиссер домогался ее в перерывах между работой. Когда Хедрен снималась в «Птицах», ей уже был 31 год, она одна растила пятилетнюю Мелани и во всем зависела от Хичкока, который подписал с ней кабальный контракт. Его одержимость своей музой была настолько очевидной для остальной съемочной группы, что, как вспоминает Хедрен, ее коллега, актриса Сюзанн Плешетт, как-то подошла к ней и сказала: «Бедная, я тебе очень сочувствую. Это ненормально, не думай, что в кино все так себя ведут».

Типичная цитата: «Один раз он пытался насильно поцеловать меня, пока мы ехали в лимузине. Это было отвратительно, но я никому не жаловалась, потому что термина „харрасмент“ тогда еще не существовало. И потом я прекрасно понимала: если я на него пожалуюсь, его слово будет против моего, и киностудия примет его сторону».

Кэрри Фишер «Принцесса ведет дневник» (The Princess Diarist)

Легендарная принцесса Лея умерла в конце прошлого года прямо во время промотура этой книги воспоминаний, а через несколько дней за дочерью последовала ее мать, актриса Дебби Рейнолдс. Как бы цинично ни звучало, эти грустные события сделали воспоминания Фишер о ее работе на «Звездных войнах», когда ей было всего 19 лет, еще более ценными. Актриса обыграла в названии «Дневники принцессы», скромно сделав себя скорее свидетельницей событий, чем их главной участницей. Главный акцент книги, ее самое скандальное откровение (растянутое на 70 страниц), связан с неизвестным до выхода мемуаров романом с женатым партнером Харрисоном Фордом, которому на тот момент было за 30. Через 40 лет после описываемых событий Фишер как будто отделяет себя, застенчивую дочь звездных родителей, которая пошла в шоу-бизнес, просто потому что не знала ничего другого, и свою бесстрашную героиню Лею, которой не стоит никаких эмоциональных жертв роман со взрослым и в общем интересующимся только сексом с ней мужчиной.

Фишер — необычная кинозвезда. В последние годы литературная карьера занимала ее больше, чем актерская: до книги «Принцесса ведет дневник» она написала четыре романа и две автобиографии.

Типичная цитата: «Никто еще не наносил на губы столько помады перед битвой не на жизнь, а насмерть, как принцесса Лея».

Брюс Спрингстин «Рожденный бежать» (Born to Run)

Один из самых обожаемых рок-музыкантов современности писал 510-страничную автобиографию, за которую получил гонорар в 10 млн долларов, на протяжении девяти лет. Поклонники Спрингстина, жизнь которого хорошо задокументирована чуть ли не по часам, все же узнали много нового: о психических отклонениях его отца Дага, который мог исчезнуть на несколько дней, и сын колесил по всей Америке, пытаясь его найти; о приступах депрессии, начавшихся после 60-летия; о том, что, насмотревшись на пьющего отца, первый раз в жизни попробовал алкоголь в 22 года, и ему очень понравилось; и о собственной паранойе, разрушившей его первый брак с актрисой Джулианной Филипс.

Типичная цитата: «Пока мы сидели с Джулианной при свечах, держась за руки, какой-то голос в голове убеждал меня, что она живет со мной только из выгоды, что она меня использует. На самом деле я знал, что Джулианна меня искренне любит, но моя неуверенность в себе взяла верх».

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео