Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Железный канцлер» Бисмарк

1 апреля 1815 года родился Отто фон Бисмарк. Его деятельность на госслужбе сначала Пруссии, а затем Германской империи во многом способствовала формированию Европы такой, какой мы её знаем в наши дни. Кроме того, Бисмарка многое связывало с Россией: не зря он прослужил в Петербурге дипломатом 3 года.

Ученик Горчакова

Принято считать, что во многом взгляды Бисмарка как дипломата сложились во время его службы в Петербурге повице-канцлера Александра Горчакова. Будущий «железный канцлер» был не сильно доволен своим назначением, принимая его за ссылку.

Горчаков пророчил Бисмарку великое будущее. Однажды, уже будучи канцлером, он сказал, указывая на Бисме на этого человека! При Фридрихе Великом он мог бы стать его министром». В России Бисмарк изучил русский язык, очень прилично на нём изъяснялся и понял суть свойственного русским образа мысли, что очень помогло ему в дальнейшем в выборе правильной политической линии в отношении России.

Он принимал участие в русской царской забаве — медвежьей охоте, и даже убил двух медведей, но прекратил это занятие, заявив, что непорядочно выступать с ружьём против безоружных животных. В одной из этих охот он так сильно обморозил ноги, что стоял вопрос об ампутации.

Александр Михайлович Горчаков

Русская любовь

На французском курорте Биарриц Бисмарк познакомился с 22-летней женой посла России в Бельгии Екатериной Орловой-Трубецкой. Неделя в её компании чуть не свела Бисмарка с ума. Муж Екатерины, князь Орлов, не мог принимать участия в гуляниях и купаниях жены, так как был ранен на Крымской войне. Зато мог Бисмарк.

Однажды они с Екатериной едва не потонули. Их спас смотритель маяка. В этот день Бисмарк напишет жене: «После нескольких часов отдыха и написания писем в Париж и Берлин, я вторично глотнул соленой воды, на этот раз в гавани, когда не было волн. Много плавать и нырять, дважды окунаясь в морской прибой было бы чересчур для одного дня». Этот случай стал как бы божественным намёком, чтобы будущий канцлер больше жене не изменял. Вскоре для измен не осталось и времени — Бисмарка поглотит политика.

Двадцатидвухлетняя Екатерина Орлова-Трубецкая

Эмская депеша

В достижении своих целей Бисмарк не брезговал ничем, даже фальсификацией. В напряженной обстановке, когда в Испании после революции в 1870 году освободился трон, на него стал претендовать племянник Вильгельма I Леопольд. Испанцы сами звали прусского принца на престол, но в дело вмешалась Франция, которая не могла допустить, чтобы столь важный трон занял пруссак. Бисмарк приложил немало усилий, чтобы довести дело до войны. Впрочем, он прежде убедился в готовности Пруссии вступить в войну.

Чтобы подтолкнуть Наполеона III к конфликту, Бисмарк решил использовать переданную из Эмса депешу для провоцирования Франции. Он изменил текст сообщения, сократив его и придав ему более резкий, оскорбительный для Франции тон. В новом тексте депеши, фальсифицированном Бисмарком, конец был составлен так: «Его величество король отказался затем ещё раз принять французского посла и приказал дежурному адъютанту передать ему, что его величество не имеет ничего более сообщить».

Этот оскорбительный для Франции текст был передан Бисмарком в печать и всем прусским миссиям за границей и на следующий день стал известен в Париже. Как и ожидал Бисмарк, Наполеон III немедленно объявил Пруссии войну, закончившуюся разгромом Франции.

«Ничего»

Русским языком Бисмарк продолжал пользоваться на протяжении всей своей политической карьеры. Русские словечки то и дело проскальзывают в его письмах. Уже став главой прусского правительства, он даже резолюции на официальных документах иногда делал по-русски: «Невозможно» или «Осторожно». Но любимым словом «железного канцлера» стало русское «ничего». Он восхищался его нюансированностью, многозначностью и часто использовал в частной переписке, например, так: «Alles ничего».

Проникнуться этим словом Бисмарку помог случай. Бисмарк нанял ямщика, но усомнился, что его лошади могут ехать достаточно быстро. «Ничего-о!» — отвечал ямщик и понесся по неровной дороге так бойко, что Бисмарк забеспокоился: «Да ты меня не вывалишь?». «Ничего!» — отвечал ямщик. Сани опрокинулись, и Бисмарк полетел в снег, до крови разбив себе лицо. В ярости он замахнулся на ямщика стальной тростью, а тот загреб ручищами пригоршню снега, чтобы обтереть окровавленное лицо Бисмарка, и всё приговаривал: «Ничего… ничего-о!»

Впоследствии Бисмарк заказал кольцо из этой трости с надписью латинскими буквами: «Ничего!» И признавался, что в трудные минуты он испытывал облегчение, говоря себе по-русски: «Ничего!»