Красная гвардия. Погибших уральцев провожали салютом и дохлыми кошками

Дата начала Гражданской войны – в России вообще и на Урале в частности – тема дискуссионная. Большинство историков считает, что она началась 7 ноября 1917 года – сразу после известных событий в Петрограде. Но не всё так просто...

Красная гвардия. Погибших уральцев провожали салютом и дохлыми кошками
© АиФ Урал

Грабь награбленное

На Урале «первая кровь» связана с мятежом атамана , захватившего Оренбург. В боях с казаками зимой 1918 года полегло немало защитников советской власти из Екатеринбурга и других наших городов. Хотя крупномасштабные боевые действия на территории региона начались с восстанием Чехословацкого корпуса и приходом войск адмирала Колчака.

После Октябрьского переворота жизнь на Среднем Урале не остановилась, хотя и приобрела местами «причудливые» формы. Традиционно обратимся к прессе того времени, в частности – к газете «Уральский рабочий». Общественно-политический орган областного и городского комитетов РКП выходил ежедневно и стоил 20 копеек за номер.

Первое, что бросается в глаза – полное отсутствие какой-либо рекламы. Дореволюционные издания (например, «Зауральский край») пестрели объявлениями зубных врачей, рекламой средств от сифилиса и т.д. Ныне их место заняла пропаганда и предложения приобрести книгу «. Жизнь и деятельность». 3 рубля 50 копеек.

Новые власти критиковали анархистов, и , обвиняли в саботаже местную интеллигенцию, широко праздновали 1 Мая. До колхозов было ещё далеко, но в регионе создавали сельскохозяйственные коммуны. Так, в Нижней Синячихе местные большевики организовали коммунистическую артель из 30 человек. «Всё есть, не хватает двух сеялок и 400 пудов семян», - жаловались коммунары.

В статье «Очередная задача дня» корреспондента Г. Сафарова читаем: «Паразиты затёсываются и в рабочую среду: кулачки, сдающие в наём по нескольку лошадей, прирабатывают у станков». Весной 1918 года на Урале начала формироваться Красная армия. Параллельно в деревнях появлялись культурно-просветительские кружки. В Екатеринбурге открылся Латышский рабочий клуб.

Имела место и культурная жизнь. В Новом городском театре петроградская труппа «Зелёное кольцо» играла «Зимний сон» М. Дреера и «Апостола сатаны» , а в Верх-Исетском рабочем клубе читали лекцию «От буржуазного парламентаризма к советской власти». В газетах публиковалось много стихов, впрочем, специфической направленности:

Под знамёнами труда

И от масс неотделима

Власть советская тверда

И в бою непобедима.

А вот письмо в редакцию. Читатель жалуется: почему, дескать, библиотека Белинского работает только до 2 часов дня? Он трудится 8 часов в сутки и не успевает взять в учреждении книгу. Необходимо сделать так, чтобы библиотека работала до 20.00.

Контрреволюция в начале 1918 года проявляла себя в разных, в том числе и в бытовых формах. Широко обсуждалось покушение на председателя исполкома , которому бросили бомбу в окно. Но было и такое: «На Михайловском заводе во время танцевального вечера в Народный дом в состоянии сильного опьянения явились граждане В. П. Коньков и Н. В. Баклев. Они представились кадетами и начали сильно хулиганить и ругать советскую власть. Один из дебоширов заявил, что у него с собой наган, и он застрелит шестерых, а седьмую пулю пустит себе в лоб». Хулиганов приговорили к 500 и 100 рублям штрафа и выселению за пределы Пермской губернии на два года.

Между тем, в большевистской прессе мало или совсем не писали о голоде, об остановке более половины предприятий, о том, как около станции Палкино крупные банды останавливали и грабили целые поезда с продовольствием. После наступления темноты в Екатеринбурге было опасно появляться на улицах. В дома обывателей вламывались красногвардейцы, изымая «излишки» хлеба, драгоценности и оружие. Причиной «визита» часто был донос кого-то из соседей.

Два похода на юг

Участие большевиков Среднего Урала в усмирении дутовского мятежа до сих пор как следует не изучено. Известно, что из Екатеринбурга против казаков было организовано два похода. Если отмести идеологическую и художественную составляющие, общую картину можно составить по воспоминаниям бывшего рабочего ВИЗа (не путать с цареубийцей ).

1 декабря 1917 года Уралоблсовет решил направить против атамана Дутова сводный отряд из 500 бойцов (300 – рабочие ВИЗа). Возглавил его – человек патологической смелости и жестокости, в дальнейшем – участник расстрела семьи Романовых. Накануне похода у отряда было два орудия и два пулемёта, с которыми связана «забавная» история. Красным якобы удалось разоружить бунтующий казачий эшелон, но при дележе трофеев между визовцами и красногвардейцами-железнодорожниками возникла драка. В результате первые «отжали» у вторых два «станкача».

Ещё до окончания первого похода в Екатеринбурге на Кафедральной площади (ныне – площадь 1905 года) похоронили четырёх бойцов. История сохранила нам их имена: это Иосиф Жук, , Пётр Семышев, . Через несколько дней после этого отряд Ермакова вернулся. У многих было трофейное оружие – карабины, сабли. Конечно, слабо верится, что казаков за пару недель разгромил отряд плохо обученных в военном отношении пролетариев, но факт остаётся фактом: в том походе красные одержали свою первую победу.

Перед отправкой на фронт вчерашние рабочие проходили двухнедельную подготовку: огневую и тактическую. У красных в то время была, например, такая военная специальность, как «гренадёр-бомбомётчик». «На поясе у меня висело десять гранат, в особом патронташе находились детонаторы к ним, за плечом – трёхлинейная драгунская винтовка, а на боку, слева, совершенно ненужная сабля», - так описывает свою походную амуницию Медведев.

Что касается дисциплины, то известен такой случай: в станице Степной трое красных бойцов напились у местной жительницы самогона, устроили мордобой, разбили в хате окна. Всех троих приговорили к расстрелу. Местные казаки (потерпевшая сторона!) пришли с прошением о помиловании, но приговор всё равно привели в исполнение. Комиссар настоял.

Крупные потери дутовцы нанесли красным в районе Чёрной речки (12 км от Троицка), где уральский отряд наткнулся на засаду. Из-за холма вылетела казачья лава, застрочили пулемёты. В том бою вместе со многими был убит сталеплавильщик Верх-Исетского завода Михаил Колмогоров, имя которого носит сегодня улица в Екатеринбурге.

В конце концов, красные взяли числом: к началу 1918 года на борьбу с Дутовым было стянуто не менее 10-12 тысяч человек, а перед вторым наступлением они превосходили казаков в 5 раз. Сам атаман ушёл в Тургайские степи, позднее участвовал в войне на стороне Колчака. В феврале 1919 года его убили в Китае чекисты.

«Спите, орлы боевые»

До мая 1918 года участников борьбы с Дутовым – и живых, и погибших – в Екатеринбурге встречали с неизменными почестями. Каждый раз собирался митинг, героев хоронили под звуки «Вы жертвою пали в борьбе роковой», под грохот винтовочных залпов. При этом на похоронах почти всегда присутствовал священник!

Но насколько искренними были эмоции людей – большой вопрос. Совсем иное представление складывается из воспоминаний другого очевидца – автора мемуаров «Екатеринбург – Владивосток» Владимира Аничкова.

«Возвращаясь домой с заседания, я заметил огромную толпу, собравшуюся вокруг пьедестала памятника Александру II, - пишет Аничков. – Сам памятник был уничтожен . С одной стороны этого памятника были похоронены первые жертвы междуусобной войны - разумеется, красные воины. С тех пор это место постоянно привлекало внимание публики. То за ночь раскопают могилы и зальют их жидкостью из ассенизационного обоза, то жёны и единомышленники убитых украсят их красными тряпками и подновят надгробную надпись: «Спите, орлы боевые». То вновь вместо красных бантов окажется на могиле дохлая кошка или собака, а поэтическая надпись заменится близкими сердцу народа нецензурными словами в три и пять букв».

После того, как белые взяли Екатеринбург, трупы красногвардейцев были выкопаны и погребены в каком-то другом месте. Где их прах лежит сегодня – не знает никто.

И, увы, Дутовский фронт – был лишь цветочками, по сравнению с тем, что началось на Урале летом 1918 года. Первая «весточка» о грядущей бойне была опубликована в «Уральском рабочем» 29 мая. Цитируем: «С неделю тому назад в переселенческом пункте при станции Челябинск среди военнопленных возникли крупные недоразумения, последствием коих было убийство пленного мадьяра, который в ссоре ранил ножом пленного чеха. Постановлением следственной комиссии было арестовано десять пленных чехов. Это вызвало сильное возбуждение... ».

Журналист под псевдонимом К. описал инцидент как некий местечковый конфликт, призывая «не сеять смуту». Но в Челябинске на тот момент уже объявили военное положение.