Ещё

Как Африка чуть не стала русской 

Фото: Кириллица
Русское казачество отметилось во многих странах мира. Было казачье войско в Китае, на службе у императоров Поднебесной, были и иранские русские казаки. Однако, пожалуй, одна из самых интересных, хоть и печальных историй связана с казаками эфиопскими.
Хотя и до Эфиопии они не дошли, да и принадлежность этих людей к казачьему «сословию» вызывает большие вопросы.
Авантюрист Ашинов
Без сомнения, главный герой этой истории, самый известный и удачливый авантюрист XIX века, Николай Иванович Ашинов. Хотя, нужно сказать сразу, что личность это была такого масштаба, что в рамки простого термина «авантюрист» она явно не вписывается.
Загадки начинаются с самого места его рождения и сословного происхождения. Сам Ашинов рассказывал разным аудиториям разные версии своей биографии. То он называл себя терским казаком, то «вольным казаком» (как станет понятно позже, идея «вольного казачества» стала магистральной темой его афер), Министерству внутренних дел Российской Империи он рекомендовался как купеческий сын. А царицынский городской глава утверждал, что Ашинов происходит из семьи освобождённых помещиком и разбогатевших крепостных крестьян.
Семейное наследство
Так или иначе, но первый раз Николай Ашинов проявил себя именно в связи с семейным наследством в 1880-х. Дело в том, что от всего семейного имущества у Ашинова остался лишь один остров на Волге. Но, дело в том, что и его принадлежность роду Ашиновых была спорной, а потому, местное население использовало этот остров в качестве коллективной собственности.
Ашинов начал судиться с муниципальными властями, но поняв, что процесс может затянуться, нанял ссыльных дагестанских горцев, которые силой и методом самоуправства выдворили с этого острова всех «лишних».
При этом местные власти, видимо были настолько шокированы наглостью «владельца» что просто спустили судебное дело на тормозах, полностью признав право собственности Ашинова. Так, собственно и начался путь авантюр Николая Ивановича. И масштабами одного острова он естественно, не ограничился.
История вольных казаков
В 1883 году он приехал в Петербург и, пожалуй, первым в российской истории, начал заниматься тем, что сейчас называется «информационно-пропагандистская кампания». Он методично обходил редакции столичных газет и рассказывал одну и ту же историю про «вольных казаков».
Оказывается, после Ермака Тимофеевича и восстания Степана Разина огромная часть «вольного казачества» мигрировала на юг, в другие страны, типа Османской империи и Персии, а то и Северной Африки. При этом, сам Ашинов отрекомендовался их полномочным представителем.
По его словам, это самое «вольное казачество» спало и видело, как бы вернуться под власть русского царя. А точнее, переселиться на кавказское побережье Чёрного моря и организовать там своё новое, но полноценное казачье войско со всеми правами и привилегиями, причитающимися казакам.
И у него-таки получилось отправиться с экспедицией из нескольких десятков российских переселенцев в Сухум. Там правда дело застопорилось, поскольку Ашинов вместо «колонизаторства» начал проворачивать финансовые аферы, а потом выяснилось, что, естественно, никаких «вольных казаков» в природе не существует.
Массовая миграция в Эфиопию
Началось уголовное расследование, но Ашинов в декабре 1884 года попросту бежал. И, вроде бы по логике вещей ему нужно было затаиться и уйти в подполье, но вместо этого он начал активно «раскручивать» все в тех же газетах историю про то, что «вольные казаки» устав ждать «милости Белого Царя» и жить в азиатский мусульманских странах, массово мигрируют в Абиссинию (современную Эфиопию).
Здесь нужно отметить, что население Эфиопии до сих пор остается христианским, только исповедают они не православие, а монофизитство, одну из древних отколовшихся от Вселенской Церкви версий веры во Христа.
В 1886 году газета «Новое время», а вслед за ней и другие столичные издания, начинают публиковать циклы статей от «анонимного автора» о героических победах «вольных казаков Ашинова» над мусульманами-мехдистами и итальянскими колонистами в борьбе за свободу и независимость христианской Эфиопии.
Деньги на колонизацию
Тут нужно отметить, что влияние России в Африке было практически нулевым, а вот Европа весьма плотно поделила Чёрный Конинент на свои колонии. С другой стороны, маленькая, бедная, но независимая христианская Эфиопия также вызывала сочувствие у российской общественности.
Благодаря этой информационной кампании, Ашинов смог снять с себя обвинения в махинациях выплатив штраф. Но и этого ему было мало. Он начал добиваться встречи с царём, чтобы отправиться в экспедицию в Эфиопию, где якобы уже есть станица Московская на земле, дарованной «вольным казакам» эфиопским царём, негусом негести Иоанном II.
Невероятным образом, Ашинову удалось выбить деньги на две экспедиции у царского правительства. Обе они состоялись в течение 1888 года, но обе до Абиссинии так и не доплыли. Первая — закончилась в Туджре, где Ашинов попросту бросил поселенцев, и вернулся за следующими партиями людей и оружия.
Вторая, в которой он привёз весьма сомнительный контингент из Одессы, также приплыла в Тджру, но там оставаться было рискованно. Во-первых, это был протекторат французов, во-вторых, он совершенно не напоминал «станицу Московскую», которая была разрекламирована в российских газетах. И естественно, что никакого многотысячного войска «вольных казаков» не было там и в помине.
«Новая Москва» на развалинах форта
В итоге, в январе 1889 года «ашиновцы» остановились в развалинах форта Сагалло, переименовав его в «Новую Москву», который якобы являлся независимой территорией. Хотя на самом деле это тоже был протекторат французов, что не помешало «торжественно присоединить» форт и прилегающие территории к Российской Империи.
Контингент форта насчитывал 200 человек.
Апогей скандала
Все эти манипуляции Ашинова вызвали международный скандал, когда французы (тогда союзники России) обнаружили, что некие «казаки» заняли их территорию.
Итог всего этого был трагичен. Александр III, уже «наевшийся» фантастических рассказов от Ашинова о «вольных казаках», объявил французам, что они могут делать с «атаманом» всё, что угодно.
В итоге 5 февраля французская эскадра произвела артиллерийский обстрел форта. Погибло шесть человек, большинством из которых были женщины и дети. Ашинов и его «казаки» были арестованы и доставлены в Россию.
Так закончилась история «покорения казаками Африки». Но сам «атаман» ещё несколько лет колесил по Европе, ища поддержки для новой экспедиции. Он предлагал этот проект итальянцам, французам (!) и англичанам. И снова писал в Россию, но нигде так и не нашел поддержки.
Более того, в России его хотели арестовать и сослать в Якутск.
Далее, следы атамана вновь теряются и обнаруживаются в России, в 1894 году, где Ашинов снова «вынашивал планы одного прекрасного дельца». Как его не арестовали — остается загадкой.
Впрочем, больше Ашинов реализовать каких бы то ни было проектов не успел. Однако именно он и его аферы-экспедиции открыли России дорогу в Эфиопию и определили на многие годы вперёд сотрудничество наших стран.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео