Ещё

Секрет, которым Сталин не поделился с союзниками 

Фото: ТК «Звезда»
75 лет назад было изобретено устройство, которое спасло тысячи жизней наших солдат во время Великой Отечественной войны.
Все гениальное — просто. Внешне это устройство, мягко говоря, воображение не поражает: стальное кольцо, которое крепится на дульную часть ствола миномета. Не очень сложная техническая конструкция, состоящая из основы, шайбы, лопаток, пружины и рычага. Если вы обладаете хоть основами инженерного мышления, то принцип действия, можно сказать, сразу на виду.
Порой, на оружейных форумах в Интернете складские «предохранители Афанасьева» попадаются в продажах. Стоят порядка 1 тысяча рублей за штуку, к основным частям оружия они не относятся, поэтому владение ими вполне законно. Но будет лучше, если эти устройства со складов передадут в музеи по всей стране. Эта незамысловатая «железяка» реально способствовала разгрому германского вермахта, пишет еженедельник «Звезда».

В горячке боя

«Несмотря на периодические указания и напоминания войскам со стороны Главного артиллерийского управления о надлежащей эксплуатации минометов при стрельбах, за последнее время вновь отмечен ряд случаев грубого нарушения правил эксплуатации минометов в войсках. Вследствие этого в течение 1944 года зарегистрировано только по Ленинградскому фронту 64 случая разрывов 120-мм минометов с человеческими жертвами… Кроме того, часть разрывов минометов относилась за счет потерь от огня противника и донесений на них, как об аварийных случаях, по команде не представлялось».
Эти строки — из приказа первого заместителя наркома обороны СССР Маршала Советского Союза Георгия Жукова с красноречивым названием «О причинах разрывов минометов». Приказ датирован 26 сентября 1944 года. В том же приказе Жукова говорится: «Специальными расследованиями причин аварий установлено, что в основной массе (85%) аварии со 120-мм минометами происходят вследствие заряжания минометов двумя минами или попыток вложить в миномет вторую мину до вылета предыдущей».
Результат — взрыв миномета, детонация лежащих на земле боеприпасов, гибель военнослужащих не только одного расчета, допустившего в горячке боя роковой просчет, но и всей батареи. И немногие выжившие ничего не могут толком объяснить. Вели бой, и вдруг…

Double-loading

С подобной проблемой сталкивались все армии. Никто, кроме нас, не смог ее решить. «Сумрачный германский гений» так и не додумался до сколько-нибудь эффективного предохранительного устройства. Американцы сначала увеличили вдвое штат минометных расчетов (для повышения скорострельности). Дословно, have used the two-man loading method — заряжание двумя номерами расчета.
Позже приказами по армии США использовать два расчета запретили категорически. Начались подрывы. Причина все та же — double-loading (двойное заряжание).

Цена ошибки — жизнь

Миномет сам по себе достаточно незамысловатое оружие, состоящее из ствола, опорной плиты, двуноги и прицела. И принцип действия прост. Он не менялся со дня изобретения миномета русскими офицерами в 1880-х годах (историки спорят о первенстве: то ли генерал-лейтенант Леонид Гобято автор идеи, то ли капитан крепостной артиллерии Романов). Заряжающий вручную опускает мину в ствол хвостовиком вперед. Она под собственным весом опускается вниз, накалывается бойком, происходит подрыв вышибного заряда. Все! Мина понеслась на врага по баллистической траектории.
Все, на первый взгляд, просто. Но есть нюансы.
Что представлял собой массовый 50-мм ротный миномет образца 1938 и 1940 годов разработки конструкторского бюро Б. И. Шавырина? Классический ствол-труба, лафетная двунога с подъемным механизмом и опора. Вес — 17 кг. Скорость полета мины весом 0,85 кг — 95 м/с. По состоянию на 22 июня 1941 года это был самый массовый миномет РККА.
Проблема заключалась в том, что максимальная дальность выстрела из него составляла лишь 800 метров. То есть минометный расчет можно было расстреливать из всего, что было у вражеской пехоты, — из карабинов «Маузер 98К», пулеметов, минометов. В некоторых случаях — даже из пистолетов-пулеметов.
Не говоря уж о том, что по обнаруженным огневым позициям минометчиков оперативно начинала работать артиллерия противника. Естественно, что шансы выжить у наших расчетов были в прямой зависимости от их сноровки. Выпустил несколько мин — меняй огневую позицию, сейчас сюда прилетят чужие мины и снаряды, немцы умели воевать…
Скорострельность ротного миномета — 32 выстрела в минуту. То есть у минометчиков было на выстрел две секунды. Самые подготовленные расчеты добивались еще лучших показателей. Могли «подвесить в воздухе» до нескольких снарядов. Это когда ты делаешь, скажем, уже четвертый выстрел, а три предыдущие мины еще не упали на землю. Мина на максимальную дистанцию летела долго, почти 8 секунд!
И именно в горячке боя получался тот самый страшный эффект «сдвоенного заряжания»: два снаряда сталкивались в конусе ствола. Заряжающий слишком увлекался, а ценой ошибки была жизнь.

Больше половины

К началу войны в РККА было 36.300 50-мм ротных минометов. К 1 декабря 1941 года было получено от перестроившейся на военный лад промышленности еще 15.300. Итого — 51.600. А потери за полгода составили 29.000 таких минометов. Из 24.100 батальонных 82-мм минометов за аналогичный период времени было потеряно в боях 13.500. Из 7.300 107-мм и 120-мм полковых минометов утрачено 2.800. Итого: с 22 июня по 1 декабря 1941 года из 83.000 минометов различных калибров было потеряно 45.300. Больше половины.
Невероятно эффективное оружие
Сколько погибло людей и техники от эффекта «сдвоенного заряжания» сегодня установить невозможно. Да и в те, военные годы, судя по жуковскому приказу, было неизвестно. «Война все спишет»: на немцев списывали и ошибки номеров собственных минометных расчетов.
По данным Жукова, 85% трагедий (или, как указано в приказе, «аварий» — это терминология того времени) со 120-мм минометами произошли либо из-за двойного заряжания, либо при попытке вложить в ствол вторую мину в тот самый момент, когда вылетала первая. Результат один: все, кто находился в радиусе нескольких десятков метров, погибали.
Данным по другим калибрам нет, но вряд ли картина принципиально отличалась. То есть речь идет о десятках тысяч подрывов.
И это лишь цифры первого полугодия войны. Между тем, наша промышленность наращивала выпуск артиллерии, в войсках батареи 120-мм минометов объединялись в дивизионы (18 стволов) и передавались в подчинение командиров стрелковых дивизий. Число минометов в дивизии увеличилось с 78 до 162. Батальонных минометов калибра 82-мм стало больше в 4 раза, полковых 120-мм — в 3 раза. Ставка ВГК требовала резко расширить возможности применения массированного огня минометов.
Причина ясна. При всей своей невероятной простоте миномет — это столь же невероятно эффективное оружие. И, как оказалось, самоубийственное для своих минометчиков.
Производство минометов в годы II Мировой войны:
— Германия — 68.000;— Великобритания — 96.000;— CША — 110.000;— СССР — 348.000.

Конструктор-самородок

Требовалось найти техническое решение, которое решило бы эту проблему. И его нашли. Начиная с 1944 года потери советских войск от упомянутых «аварий» резко сократились. Причина — предохранитель Афанасьева.
«Крестным отцом» изобретателя стал Георгий Жуков. Выпускник техникума механизации сельского хозяйства, Николай Афанасьев перед войной служил танкистом в Монголии. Однажды, побывав на военном аэродроме и увидев авиапушки советских и трофейных японских самолетов, сержант-танкист изобрел проект двуствольного авиационного пулемета. Ноу-хау стала автоматика: откат под действием отдачи одного ствола обеспечивал перезарядку второго, и наоборот. Это позволило увеличить скорострельность оружия до 4.000 выстрелов в минуту.
Доклад о конструкторе-самородке и чертежи пулемета легли на стол командарму Георгию Жукову. Последовал его немедленный приказ: сержанта перевести в Улан-Батор, выделить помещение в штабе армии, оказать полное содействие в работе.
Войну Афанасьев встретил в лаборатории Научно-испытательного полигона стрелкового вооружения Тульского ЦКБ №14. Но немцы шли к Москве, и в окопы забирали всех. В составе сводной воинской части, укомплектованной «с миру по нитке», сержант Афанасьев с октября по декабрь 1941 года в ходе Битвы за Москву сражался в Тульской оборонительной и Тульской наступательной операциях. Затем как ценный специалист был отозван с фронта и вновь направлен в ЦКБ, которое находилось в эвакуации. В начале 1943-го молодой конструктор вернулся на Научно-испытательный полигон стрелкового вооружения в Тулу.
Весной того же года Афанасьев разработал предохранитель от «двойного заряжания» к 82-мм и 120-мм минометам. Его устройство отличалось простотой конструкции, действия и высокой надежностью в работе.
Из описания: «В момент заряжания мина под действием собственного веса опускается в канал ствола, задевает поверхностью оживальной части за конец рычага и отводит его. При этом пружина сжимается. Под действием раскручивающейся пружины вместе с осью повернутся рычаг и лопатка, вследствие чего предохраняющий механизм займет положение „Закрыто“, при котором лопатка частично перекроет канал ствола и воспрепятствует заряжанию миномета второй миной… При выстреле пороховые газы опережают мину и, действуя на лопатку, поворачивают ее… После прекращения действия пороховых газов на лопатку пружина, раскручиваясь, возвращает предохраняющий механизм в положение „Открыто“.
Можно сказать и проще: мина, покинув ствол миномета, его как бы закрывает за собой. Две мины зарядить механически невозможно. После некоторых доработок, благодаря советам конструктора знаменитого автомата Алексея Судаева, живучесть устройства возросла с 400 до 800 выстрелов. Вскоре минометный предохранитель конструкции будущего Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии СССР Николая Михайловича Афанасьева был запущен в серийное производство и в обязательном порядке устанавливался на все серийные советские минометы.

Сталин написал: „Отказать!“

Во второй половине 1944 года в Наркомат иностранных дел СССР пришло официальное письмо из США. Союзники по войне с фашистской Германией просили продать им лицензию на право выпуска предохранителя Афанасьева. Американцам — и это в годы II Мировой войны был крайне редкий случай — было отказано. Резолюцию об отказе подписал лично Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин.
…Строго говоря, минометные предохранители создавались и до Николая Афанасьева, и после. Они были разными, сложными и простыми, но объединяло их одно: в реальном бою они не работали. Афанасьевский — используется до сих пор.
Комментарии20
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео