Ещё

Почему на Руси никогда не резали хлеб 

Фото: Кириллица
Почти всегда ответ, который можно услышать на этот вопрос, звучит так: хлеб — это тело Христово, и поэтому его не должен касаться нож, но это неправильно, поскольку на Литургии священник специальным ножом, называемым «копие», пронзает хлеб, символизирующий плоть Христа-Спасителя, а потом режет его на кусочки.
Копие в этот момент является не только копьем римского воина, но и представляет собой волю Божью. На самом деле ритуал размалывания хлеба более древний, и родился он на языческой почве, которая весьма благодатна для появления самых невообразимых суеверий.
Один каравай разрежешь — все пропадут!
На Руси хлеб всегда был основой крестьянского хозяйства: уродился хлеб, рожь или пшеница — все сыты, здоровы и веселы; не уродился хлеб — жди голода, болезней и несчастий. Хлеб был основой жизни и потому всегда нёс большую сакральную нагрузку — с ним было связано много примет и поверий. Считалось, что печь его может только «чистая» женщина; нельзя было, чтобы стряпуха была беременной и запрещалось резать ножом первый каравай, который доставали из печи. Во-первых, считалось, что этим можно повредить человеку, который пёк хлеб, ведь верили, что частица его сил как бы переходила на продукт; а во-вторых, как пишет в одной из своих статей литератор и этнограф Александр Страхов, архаическое сознание наших предков переносило свойства одного отдельного предмета на все остальные. И в этом случае, если первый каравай резали ножом, то остальные должны были каким-то мистическим способом испортиться: опасть или подгореть.
Хочешь забыть — ешь «забытый» хлеб
Забытый в печи хлеб наделялся свойствами забвения: « Забудецца хлеп ф пэчй, tó, хто умріть ф семьй (едят этот хлеб), щоп забывши», «хто умрё, кто забуцца не мбжэ, хлеб тот ест…». Жители Воронежской губернии верили, что если забыть в печи целую партию караваев, то это грозит разорением, которое, очевидно, должно было последовать за неуважение к хлебу. Большим грехом считалось класть хлеб на стол коркой вниз — это якобы призывало в дом смерть; если коврига падала на пол коркой вверх — считалось, что это к счастью, если коркой вниз — к беде и обнищанию, а покатившийся каравай предвещал скорую кончину.
Как на Руси «кормили» покойников
В научной работе «Культ хлеба у восточных славян. Опыт этнолингвистического исследования» Александр Стахов указывает, что зев печи у славян всегда был связан с потусторонним миром. То есть каждая выпечка хлеба была своеобразным контактом с миром мёртвых, с миром, где обитают души предков, и обязанностью живых было в обязательном порядке в знак благодарности приглашать их на совместную трапезу. Для этого в одних сёлах умерших призывали на блины, когда по сковороде разливали первый блин, в других — звали их на трапезу после выпечки. В некоторых сёлах во время разделения теста на караваи, от первого каравая отрывали кусок и бросали его в печь, в огонь, как жертву душам умерших. Первый же вынутый из печи каравай обильно смачивали водой, словно бы умывая умерших, что способствовало образованию пара, потом хлеб разламывали руками и клали на окно, к которому якобы слетались души покойников — кормиться паром, идущим от хлеба. Иногда для большего удобства предков даже в зимнюю стужу приоткрывали окно, чтобы пар вышел из избы, а если в семье был утопленник, то хлеб для него клали над кадкой с водой. Обряд этот делали не только в поминальный день, но каждый раз, когда пекли хлеб. Под Гомелем был обряд разламывать первую булку хлеба руками и оставлять его парить существовал и в конце XX века. Обычай этот преобразовался и в православии, например, в Великороссии набожные люди первый масленичный блин ели за упокой умерших родственников, под Тамбовом первый блин даже в XIX веке клали на слуховое окно «для предков», в калужских сёлах его мазали мёдом и клали на божничку — «родителям», а в других местах России — несли на могилу, как символ языческой тризны.
«Возврат к природе» или страх смерти?
Именно с похоронными обрядами было связано и ломание, разрывание хлеба руками — по аналогии с раздиранием полотна, на котором опускали в землю гроб покойника — верили, что если его разрезать, то «зарежешь» ещё одного члена семьи, и он быстро умрёт. Очевидно, что само действие — раздирание, размалывание символизировало возврат к природе, к предкам, к их обычаям. Разламывание хлебов означало обращение к культу предков, а следовательно, означало и обращение к древнему страшному божеству Роду. В этом ключе обряд преломления хлеба для скрепления заключённого договора предстает как призывание в свидетели всех предков как с одной, так и с другой стороны. От преломления хлебов пошли различные пословицы и поговорки, призывающие ломать, а не резать хлеб: «Ломать хлеб ломком, будем жить домком». Современные учёные связывают запрет на разрезание хлеба со страхом смерти, который испытывает каждый человек, и этим объясняют ритуализацию действий.
Каравай — защита от сглаза
Ещё один обряд, при котором хлеб рвут или ломают, связан с языческой свадьбой; о нём рассказывают старожилы Пермского края. Перед свадьбой раньше изготавливались две небольших куклы, одна символизировала жениха, а вторая — невесту. Куклы эти назывались одноручниками и предназначались для защиты молодых во время свадьбы от сглаза: на них должны были перейти все проклятья, которыми на свадьбе сыпали завистники. Чтобы куклы были незаметны, их запекали в большой каравай, который в конце праздника разламывали руками над головой молодых. Именно от этого старинного обычая появилась советская традиция сажать кукол на капот свадебных машин. В остальных же случаях хлеб даже в старину резали ножом, правда, для этого нужно было провести определённые ритуальные действия, например, хозяин должен был перекрестить каравай ножом, разрезать его на куски и раздавать всем членам семьи. В некоторых случаях запрещалось резать хлеб снизу, а если человек резал хлеб от себя, то это якобы указывало на то, что он ворованный.
Комментарии6
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео