Ещё

Феминистки в степи 

Фото: Lenta.ru
Юрты, кочевники, стрелы, кумыс — такой многим не слишком посвященным наблюдателям представляется Монголия. Жители этой страны действительно не торопятся менять степь на каменные джунгли, а живых коней — на железных.
Однако в том, что касается одного из главных современных показателей цивилизованности народа — отношения к женщинам, — Монголия шагнула дальше многих.
Даже в отдаленной юрте без электричества и водопровода, сидя у костра, отец семейства мечтает отправить дочерей учиться в город, а не выдать замуж как можно скорее. Как живут одни из самых свободных женщин в мире и о чем они печалятся, узнавала «Лента.ру».
«Я обожаю петь, но мечтаю стать стюардессой, чтобы попутешествовать по миру, посмотреть развитые страны и понять, почему они называют Монголию бедной», — рассказывает 15-летняя Калиюна Евра, жительница монгольского аймака (области) Хэнтий. Она живет в юрте со своими родителями-скотоводами. В ее жилище нет воды, электричества и газа, а зимой, когда температура опускается до минус 40 градусов по Цельсию, работать бывает особенно тяжело.
Калиюна поет традиционную песню для съемочной группы телеканала «Би-би-си», стоя посреди степи перед своим жилищем. Ветер развевает ее черные волосы и колышет серьги. Она улыбается, и совсем не похоже, что жизнь кажется ей такой тяжелой, какой ее представляют себе иностранцы. На ней ярко-красный дэгэл — традиционный халат до колена с воротником-стойкой. Фасон дэгэла одинаков для мужчин и женщин, что символично. Несмотря на то что монголы чтят традиции и следуют им, место женщины в обществе уже давно не определяют заветы стариков.

Из юрты в большой бизнес

Почти треть работающих монголов, как и семья Евра, живут в юртах и занимаются скотоводством. Мясо животных — одна из главных статей экспорта страны наряду с шерстью и кожей. До недавних пор девушки вроде Калиюны могли лишь пойти по семейным стопам. Однако доступность образования и интернета изменила типичный образ молодой монголки — теперь она амбициозна, хорошо образованна, может себя обеспечить и не зависит от отца или мужа.
Буя Мандарх живет в Улан-Баторе и вместе с мужем владеет фирмой, импортирующей запчасти для грузовиков из Китая. «Не думаю, что женщине заниматься бизнесом сложнее. На мой взгляд, монголки трудолюбивее мужчин, да и в семейный бюджет их вклад больше», — считает она.
Согласно данным Всемирного банка, в 2014 году владелицами или совладелицами 40 процентов всех компаний в стране были женщины. Хотя, по словам Буи, разница в размере зарплат мужчин и женщин все еще существенная, исследования показывают, что и те, и другие, особенно приезжающие в столицу, сталкиваются с одинаковыми проблемами. Мужчинам устроиться на работу ничуть не легче. Огромную роль и для мужчин, и для женщин в устройстве на работу играют личные связи, место рождения и даже знак зодиака, а вовсе не половая принадлежность.
Монголия, несмотря на относительно небольшое население в три миллиона человек, половина которого живет в столице, развивается стремительно. Улан-Батор — современный город с высотными зданиями и разнообразной ночной жизнью, а не стан кочевников, как представляют его себе многие. Проблемы женщин тут тоже не сводятся к необходимости успеть сделать работу по дому, двору и управиться с детьми. Успешные и образованные молодые монголки проводят досуг в барах и на дискотеках в поиске партнеров, которых в стране критически не хватает.

Слишком хороши

В одном из столичных ночных клубов подавляющее большинство посетительниц — молодые девушки. Они хорошо одеты и образованны. Со сцены раздается шутка выступающего стендапера: «Наши женщины прекрасны! Они — отличные подруги, но они же чокнутые!» Сидящие на переднем ряду несколько парней смеются, однако «чокнутых» монголок шутка не впечатлила.
За последние пару десятков лет монгольские семьи вкладывали в своих дочерей намного больше, чем в сыновей. Кто-то отправляет девочек учиться в столицу с надеждой, что впоследствии те о них позаботятся. Другие хотят, чтобы девушки пробрели навыки более полезные в современном мире, а уход за скотом считают делом тяжелым и мужским. Это приводит к так называемому гендерному неравенству «наоборот».
По некоторым данным, 62 процента выпускников университетов в стране — женщины. К тому же среди женщин меньше безработных, да и живут они в среднем на 10 лет дольше.
Такая благоприятная на первый взгляд картина на самом деле доставляет монголкам немало хлопот. Девушки, в отличие от своих родителей, не могут найти достойного партнера. В столице, где живут полтора миллиона человек, женщин на 60 тысяч больше, чем мужчин. К тому же в городах около 40 процентов парней старше 15 лет женаты, в то время как для девушек этот показатель не превышает 32 процентов.
Получившая степень магистра за границей бывшая экономист, которая предпочла скрыть имя, поделилась, что уже много лет ищет партнера для серьезных отношений. Ей 39, и сейчас она уже не предъявляет к мужчинам каких-то особенных требований. «Заботился бы и принимал такой, какая есть, большего не прошу», — говорит она.
Если в соседнем Китае нереалистичность требований к девочкам выглядит примерно так: выучись, будь лучшей, найди высокооплачиваемую работу, а потом вместо карьеры найди мужчину, с которым будешь жить как принцесса, то в Монголии после того, как женщина стала успешной, для нее нет подходящего мужчины. Они просто не выдерживают конкуренции, говорит получившая образование за границей владелица столичного японского ресторана. «Я это чувствую, — делится Мандухай Тсогтбал. — Многие мои подружки и друзья советуют мне просто заткнуться, выглядеть поглупее и задавать побольше вопросов».
Слова девушек подтверждают исследования, в которых отмечается, что монгольские мужчины считают женщин более амбициозными. По их словам, это не очень привлекательно. Многие вообще задаются вопросом, зачем монголки так много вкладывают в саморазвитие, если это только повышает риск остаться без мужа?
У такого отношения есть веские причины. Тысячи мужчин потеряли работу, когда в 1990-х в стране началась приватизация. Предприимчивые стали миллионерами, а простые работяги в большинстве своем — алкоголиками и безработными. «Женщины теперь смотрят на мужчин свысока, потому что мужчины от них отстали, — сетует глава Мужской ассоциации аймака Говь-Сумбэр. — Никакая женщина не захочет жить с недоучкой и невежей. С другой стороны, мужчины уверены, что девушки ищут тех, кто богаче и умнее их самих».

Феминизм на коне

В докладе Всемирного экономического форума о разнице в положении мужчин и женщин говорится, что в 2017 году Монголия заняла 53 место в мире по этому показателю. Для сравнения, США опередили страну на четыре позиции, а Россия отстала почти на 20. Правда, нужно сделать оговорку, что и население в этих двух странах во много раз больше монгольского.
Нет ничего удивительного в том, что монголки сильные и независимые. Страна на протяжении всей истории была одним из немногих азиатских обществ, в котором у женщины были и права, и обязанности.
В семье и в домашнем хозяйстве женщине отводилась важная роль. Тяжелая степная жизнь подразумевает, что они должны работать наравне с мужчинами. Однако традиционно пасти коров и лошадей считалось слишком тяжелым трудом — и им занимались в основном мужья и сыновья. То же самое касалось скачек. Однако сейчас для соревнований отбираются лучшие ездоки, и пол не имеет большого значения.
13-летняя Мичидма Гомбосурен мечтает принять участие в традиционных монгольских состязаниях наадам, которые также называют «тремя мужскими играми». В них соревнуются в борьбе, скачках и стрельбе из лука. Раньше женщины до участия не допускались, однако сейчас в последних двух дисциплинах могут участвовать представители обоих полов.
Lenta.Ru
«Я очень люблю ездить верхом, особенно на быстрых лошадях. Могу скакать так же быстро, как любой парень, — делится подросток. — Некоторые девчонки боятся быстрых коней, плохо держатся в седле и падают. Вот поэтому-то их и не всегда отбирают для наадама». Последний отбор Мичидма тоже не прошла, проиграла мальчику. Однако это ее ничуть не смутило и не расстроило, она планирует тренироваться дальше.
В отличие от многих других женщин на Ближнем Востоке, в Средней и Восточной Азии, обязанности монголок не сводились к работе по дому. Пока мужчины уходили на выпас, войны или охоту, на женщинах оставалось все хозяйство. Такая важная роль в экономике сказывалась и на статусе женщин в правящих кругах.
Историки отмечают, что мать Хубилая — Великого хана Монгольской империи и основателя монгольской династии Юань в Китае — Сорхахтани-беки была очень умной и влиятельной женщиной. Это, конечно, в меньшей мере сказывалось на обычных монголках. Однако, что примечательно, после смерти мужей на войне, вдовы не обязательно выходили замуж за родственников погибшего или уходили жить к ним в дом, как было принято в других азиатских государствах. Они, напротив, могли взять на себя его обязанности.
Кроме того, монголы больше заботились о возможности женщины иметь детей, чем о ее невинности, поэтому секс до брака не был и не является сейчас жестким табу.
Раем феминизма Монголию все же назвать нельзя. Как бы то ни было, это не Исландия и не Норвегия. Большая свобода монголок всегда ограничивалась рамками патриархата.
Женщины также сталкиваются с занижением зарплат, домогательствами и снисходительным отношением мужчин. Власти не в состоянии обеспечить им достойное медицинское обслуживание, поддержку многодетных матерей, матерей одиночек и женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Многие состоявшиеся монголки создают неправительственные организации и оказывают посильную помощь, ведь возможность уехать учиться за границу или даже в столичное учебное заведение есть далеко не у всех.
В Монголии нет закона, осуждающего домашнее насилие. Наказать мужа, поднявшего на жену руку, довольно сложно, максимум ему грозит административная ответственность. Ситуацию усугубляет то, что сообщать о насилии анонимно нельзя, поэтому многие жертвы предпочитают молчать.
В стране существует закон о запрете дискриминации по половому признаку. Несмотря на то что половину рабочей силы в стране составляют женщины, они по-прежнему не могут работать на производствах, которые требуют больших физических затрат или опасны для жизни. Получают же они, по некоторым данным, в среднем на 16 процентов меньше мужчин. Кроме того, вопросы о реальном равенстве возникают из-за того, что в хурале (парламенте) страны лишь 17 процентов депутатов — женщины.
Монголки красивы, образованны и увлечены работой. Перед ними открыты все двери, и никто не навязывает им свою волю. Они свободны, сильны и независимы. Они осуществили мечту тысяч женщин по всему миру, став во многом лучше мужчин. Однако, вопреки ожиданиям, это и стало их главной головной болью.
Комментарии1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео