Ещё

Как Лев Толстой воевал в Крымской войне 

Фото: Русская семерка
За эпическим четырёхтомником «Война и мир» (который сам автор называл «многословной дребеденью») и особенно за его интерпретацией в школьной программе затерялась истинная, мистическая личность . Кем же он был — философом-вольнодумцем или через его мессианские озарения сквозила шизофрения? Если бы такой человек жил в средневековой Европе, его бы непременно сожгли как еретика, как сожгли в 1314 году магистра Ордена тамплиеров Жака де Моле. А Лев Толстой был не так далёк от тамплиеров, как можно подумать.
Лев Толстой — потомок крестоносца-тамплиера
Род матери Льва Толстого, М. Н. Волконской, восходил к князю Ярославу Мудрому. А основателем отцовского рода был рыцарь-тамплиер по имени Анри де Монс, также именуемый Индрис, в 1352 году прибывший на Русь, скрываясь от террора, развязанного против Ордена. После разгрома Ордена и казни его Магистра часть рыцарей скрылась в неизвестном направлении, увезя с собой часть орденских сокровищ и важнейшие документы, где рассказывалось об истоках христианства. Основная версия — что беглецы скрылись в Шотландии — осталась неподтверждённой.
По сообщению Черниговской летописи, приехал на Русь дворянин Индрис с двумя сыновьями Литвонисом и Зигмонтеном. С ними пришли 3 тыс. человек дружины. При крещении Индрис был наречён Леонтием, а сыновья — Константином и Фёдором. Впоследствии потомки Леонтия поступили на службу к Великому князю Московскому Василию Тёмному.
Другим известным потомком Индриса является маршал .
Толстой — «двоечник»
Начальное образование Толстой получил дома. Сначала его гувернёром был немец Ресельман, затем — француз Сен-Тома. В 1844 году Лев Толстой поступил на факультет восточных языков в Императорский Казанский университет (группа арабско-турецкой словесности). Несмотря на отличные результаты, студент попросту ничего не делал, и в конце концов был оставлен первокурсником на второй год. Тогда он перевёлся на юридический факультет, но и там проучился всего два года. Молодому дворянину претила любая информация, навязываемая извне, и учиться по общей программе он не мог, в то время как при самостоятельном обучении всегда добивался высоких результатов. В 1847 году Толстой покинул университет, так и не сдав экзаменов на степень. Зато молодой студент начал вести дневник, увлёкся этим занятием, и впоследствии именно из своих личных записей черпал многие сюжеты для своих произведений.
Будущий писатель — герой Севастопольской войны
Старший брат Толстого, Николай, служил в армии и убедил брата также поступить в армию в качестве юнкера. Братья вместе попали на Кавказ и принимали участие во многих стычках с горцами. Лев Николаевич заслужил Георгиевский крест, однако великодушно уступил его простому солдату, которому эта награда давала право на существенные льготы. В ноябре 1854 года Лев был переведён в Севастополь, где в течение десяти месяцев участвовал в Крымской войне. Он командовал артиллерийской батареей, присутствовал при штурме Малахова кургана. Во время активных сражений также написал биографическое произведение «Отрочество» и трилогию «Севастопольские рассказы», где размышлял о суровых и неожиданных путях войны. Книги оказались удачными, и их охотно взяли в печать для журнала «Современник», редактором которого был А. Н. Некрасов.
За участие в обороне Севастополя Толстой получил несколько наград, в том числе Орден Святой Анны 4-й степени и медаль «За защиту Севастополя».
«Бунтарская» система ценностей
Молодой писатель критически относился к существующим порядкам общественной жизни. Он видел, насколько несправедливо распределяются блага, и старался хоть как-то помочь людям.
Уже в 1849 году Толстой открыл в Ясной Поляне школу для крепостных, там преподавал Фока Демидович — крепостной крестьянин. Нередко и сам Толстой проводил занятия.
Лев Николаевич не был зависим от чьего-либо одобрения. Он выступал против церковных злоупотреблений, а ритуалы называл колдовством. В результате его отлучили от Церкви, и до сих пор его яростно осуждают в качестве «грешника», «богохульника», «бесноватого» и «духовного самоубийцы». Однако по своим поступкам и высказываниям русский писатель был гуманистом, и не зря его сравнивают с Махатмой Ганди. Безусловно, заблуждения у Толстого тоже имелись, главным образом по причине пробелов в знании истории, но этот человек находился в искреннем поиске верного пути и всегда был честен с собой и с другими.
Существует версия, что Толстой не только требовал религиозных реформ, он ещё и замахивался на создание собственной религии. Он хорошо знал основы учений масонства и всевозможных сект, а также Талмуд и Коран. Эта информированность также была поводом для обвинения его в богохульстве. [С-BLOCK]
В 1889 году Толстой писал в своём дневнике: «Созревает в мире новое миросозерцание и движение, и как будто от меня требуется участие — провозглашение его. Точно я для этого нарочно сделан тем, что я есмь с моей репутацией, — сделан колоколом». «Ночью слышал голос, требующий обличения заблуждений мира. Нынешней ночью голос говорил мне, что настало время обличить зло мира… Нельзя медлить и откладывать. Нечего бояться, нечего обдумывать, как и что сказать».
Толстой написал письмо-обращение царю , где назвал его братом. В письме он требовал изменения существующего порядка и предупреждал, что в противном случае последуют великие несчастья для страны и общества. Указывал, что из-за религиозных и политических гонений тюрьмы переполнены, народ голодает и правительством недовольны буквально все слои населения. Пророчески привёл фразу короля Людовика XV: «После нас хоть потоп». Да, во Франции в результате бездумного правления произошла революция, Людовик XVI и Мария Антуанетта были казнены на гильотине, и в стране пролились реки крови.
«Мерами насилия можно угнетать народ, но нельзя управлять им». «Единственное средство … дать народу возможность высказать свои желания и нужды … исполнить те из них, которые будут отвечать требованиям не одного класса или сословия, а большинству его».
Однако при всех своих моральных качествах Николай II был слишком безволен и зависим от своего окружения и не последовал советам писателя, который оказался провидцем.
Могила без креста
Толстой завещал похоронить его без отпевания, в простой могиле без креста: просто «зарыть тело так, чтобы оно не воняло». Эта фраза русского писа