Русская семерка 6 апреля 2019

Сколько в Европе непризнанных государств

Фото: depositphotos
Единство Европы — идея фикс большинства политиков Старого Света. Почти все их начинания так или иначе оправдываются желанием создать общее экономическое и социальное пространство или даже культурную, политическую и военную общность.
Однако грёзы таких чиновников разбиваются о жестокую реальность: сегодня почти в каждой европейской стране есть свои сепаратистские движения, активно поддерживаемые национальными меньшинствами. Они только и ждут момента, чтобы вырвать у центральных властей право на самостоятельность и реализовать данное им  право на самоопределение.
Конечно, надо отдать борцам за свободу должное: радикальные методы, присущие, например, Стране басков, давно уже не в моде. Со временем сепаратисты вписываются в политическую систему не только стран, властям которых они противостоят, но и .
Так произошло с националистами Каталонии, Шотландии, Фландрии и многих других регионов, бьющихся за независимость. Однако от этого их шансы на успех, допустим, в течение 10 ближайших лет не становятся меньше, и скорее даже увеличиваются.
Шотландия против Лондона
Ближе всех к независимости, пожалуй, в 2014 году становились шотландцы. Тогда им удалось добиться проведения цивилизованного и конституционного референдума о выходе из состава Соединённого Королевства.
До самого дня голосования было неясно, останется ли Шотландия в составе Великобритании. По предварительным социальным опросам число сторонников и противников отделения было почти равно — с небольшим перевесом в сторону последних. А за две недели до голосования, согласно исследованиям, сепаратистам удалось добиться преимущества. Однако итог для них оказался неутешительным — 55,3% процента выступили против разрыва Эдинбурга с Лондоном.
Впрочем, настроенные против Великобритании шотландцы-политики не сдаются. Уже после референдума о Brexit парламент Шотландии проголосовал за новый референдум о независимости, поскольку, хоть административная единица и хочет выйти из состава Королевства, но с Евросоюзом она прощаться не намерена. Планируется, что новое голосование состоится в период между осенью 2018-го и весной 2019-го — то есть до выхода Великобритании из ЕС.
Велика вероятность, что на этот раз итог референдума будет не такой, как четыре года назад: Brexit показал всем, что британцы способны удивлять.
Каталония против Мадрида
Ещё один претендент на скорую самостоятельность — Каталония. В отличие от Шотландии, этому региону центральное правительство не предоставляет законную возможность решить свою судьбу на всеобщем голосовании. Однако это не помешало местным властям провести 1 октября 2107 года референдум о статусе автономии. И хотя испанскими властями он был признан нелегальным, ему удалось наделать шума в Европе.
Результаты референдума наверняка повергли Мадрид в шок: более 90% высказались за отделение. Возможно, если бы явка на голосовании оказалась выше 43%, то итог был бы иным. Но для правительства Каталонии было достаточно поводов, чтобы глава кабмина Карлос Пучдемон подписал документ о независимости региона.
Правда, уже через несколько дней центральные власти начали процедуру лишения Каталонии автономии, а ещё через какое-то время — отправили правительство Пучдемона в отставку. После того, как 27 октября каталонский парламент провозгласил независимость Республики, Мадрид ввёл прямое правление в регионе и распустил законодательный орган, назначив досрочные выборы. После этого Пучдемон был вынужден бежать из страны.
Однако в результате перевыборов альянс сепаратистских партий опять получил большинство в парламенте Каталонии. И хотя сейчас их силы подорваны, а главные действующие лица либо сидят в тюрьме, либо скрываются от правосудия, сомневаться в том, что сторонники отделения ещё дадут бой, не приходится.
Фландрия против Брюсселя
Ещё в конце прошлого века идею отделения Фландрии от Бельгии озвучивали лишь маловлиятельные партии ультраправого толка. Однако за 20 лет ситуация изменилась. На выборах 2014 года в бельгийский парламент победу одержала националистическая партия «Новый фламандский альянс». Так больше всего мандатов оказалось у политической силы, лидер которой — Барт де Вевер — уверен, что Бельгия как государство скоро исчезнет.
Действительно, выход из её состава Фландрии станет трагедией для страны. В этом регионе сосредоточено более половины населения и предприятий государства. Однако пока что переговоры о статусе региона приостановлены. Хотя, вероятно, после новых выборов в парламент они могут возобновиться с новой силой.
«Слабые места» по всей Европе
Карта Старого Света изобилует и другими регионами, которые совсем не прочь побороться за свою независимость. Это и провинции Пьемонт, Венето и Ломбардия в Италии, и Трансильвания в Венгрии, и Бавария в Германии, и Корсика во Франции, и многие другие. В большинстве из них, правда, политики-националисты предпочитают довольствоваться синицей в руках: экономическими преференциями, большей автономией и самостоятельностью. Если центральная власть идёт на уступки, то и требования сепаратистов становятся более умеренными.
Мешает перекроить карту Европы и сложность борьбы за отделение. Исторический опыт показывает, что насильственные меры не помогают достичь заветной цели. Переговорный процесс же осложняется как неуступчивостью политиков, так и двойными стандартами в самом Старом Свете. Ведь если для того же Брюсселя отделение Косово под ударами НАТО — это пример самоопределения нации, то претензии Каталонии — уже нарушение конституции Испании.
Комментарии
4
Истории , ЕС , ООН , НАТО
Читайте также
Триполье: когда появились первые украинцы
44
Гибель Гагарина: кто захоронен в кремлевской стене
Последние новости
Главные ошибки иностранных шпионов в СССР
Гибель Гагарина: кто на самом деле захоронен в кремлёвской стене
Войска СС: главные заблуждения