Ещё
Самые криминальные города России
Самые криминальные города России
Места
Смерть Джуны: что до сих пор осталось без ответов
Смерть Джуны: что до сих пор осталось без ответов
Люди
Мужчина нашел в Шервудском лесу старинное кольцо
Мужчина нашел в Шервудском лесу старинное кольцо
Истории
Зачем забрасывают ботинки на провода
Зачем забрасывают ботинки на провода
Вещи

«Большевики перестреляли своих» 

«Большевики перестреляли своих»
Фото: РИА Новости
Весной 1921 года коммунистический режим в России балансировал на грани краха. Страну охватила крестьянская война, на заводах бастовали рабочие, а потом восстали и кронштадтские моряки — самая надежная опора партии Ленина с 1917 года. Почему массовые протесты 1921 года не привели к новой революции? Могли ли восставшим матросам помочь белые и другие эмигранты? Была ли в России неизбежна большевистская диктатура и сталинский тоталитаризм или существовали альтернативные варианты выхода из Гражданской войны? Об этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, доцент исторического факультета .

Крестьяне против Ленина

«Лента.ру»: В начале 1921 года большевики могли торжествовать — война с Польшей закончена, Колчак и Врангель разгромлены. И тут внезапно почти одновременно по всей стране вспыхнули многочисленные антисоветские крестьянские выступления, а потом еще и Кронштадтское восстание. Почему большевистский режим вдруг зашатался именно в тот момент?
Алексей Гусев: У нас до сих пор господствует не совсем верное представление о Гражданской войне. Ее часто изображают исключительно как противоборство между красными и белыми армиями. На самом деле в Гражданскую войну важную роль играли многочисленные повстанческие движения, прежде всего крестьянские.
То есть в России тогда полыхала еще и всеобщая крестьянская война?
Конечно. Крестьянская война стала неотъемлемым аспектом Великой российской революции. Она началась еще в 1917 году и в разных формах происходила в тылах белых и красных армий во время широкомасштабных фронтовых столкновений между ними в 1918–1920 годах. Но тогда развертывание повстанческого движения сдерживалось опасениями, что оно может невольно сыграть на руку одной из основных сторон конфликта.
И когда в конце 1920 года основные силы белых были разбиты, крестьяне уже могли не опасаться, что их борьбой с большевистской властью воспользуются ее противники?
Разумеется. В конце 1920-го — начале 1921 года, после разгрома белой контрреволюции, их уже ничто не удерживало от массового вооруженного протеста против красной диктатуры с ее продразверсткой, которая воспринималась как ограбление деревни. Это первый фактор.
Во-вторых, после завершения активной фазы Гражданской войны крестьяне и рабочие надеялись на смягчение экономической политики большевиков. Они безмерно устали от «военного коммунизма», от жесткого давления на деревню, милитаризации труда, постоянных проблем со снабжением в условиях запрета торговли. Но все оказалось ровно наоборот — вместо того чтобы дать людям передышку, большевики стали еще больше закручивать гайки «военного коммунизма». В конечном итоге все это вызывало массовое недовольство, которое выражалось как в росте протестного движения, так и в усилении вооруженного сопротивления.
Это сопротивление было массовым или принимало характер локальных очагов?
К началу 1921 года крупные повстанческие соединения действовали повсеместно. Ими были охвачены Сибирь, Поволжье, Украина, Дон, Кубань и многие другие территории. Только в Тамбовской губернии действовала 50-тысячная армия под командованием . Эти восстания еще больше усугубляли социально-экономический кризис в стране и затрудняли снабжение крупных городов.
Вскоре и там начались волнения рабочих, недовольных сокращением пайков, прикреплением к заводам, запрещением свободного товарообмена с крестьянами (на въездах в города стояли особые заградительные отряды). Особенно критическими для властей были массовые выступления рабочих в Петрограде в феврале 1921 года. Смычка крестьянского сопротивления и рабочих протестов была вполне способна снести большевистский режим.
Почему?
Коммунистическая власть к тому времени почти утратила свою опору в деревне, а теперь теряла контроль и над городами. Возникла взрывоопасная ситуация, когда одновременно сочетались несколько кризисов: продовольственный, топливный и транспортный. К тому же во время февральских волнений 1921 года рабочие выдвигали не только экономические, но и политические требования демократического характера.
И на этом фоне вспыхнуло восстание в Кронштадте.
Да, это было стихийное выступление. Оно самым непосредственным образом оказалось связанным с рабочими протестами в Петрограде в феврале 1921 года, о чем прямо говорилось в чекистских сводках. Кронштадтские матросы и раньше очень болезненно реагировали на бедственное положение крестьянства — они постоянно поддерживали связь со своими деревенскими родственниками и знали о происходящем в деревне. Но ситуацию резко обострило известие о массовых забастовках петроградских рабочих, о которых большевистская власть всячески пыталась умолчать. Поэтому моряки Кронштадта решили выступить в поддержку петроградского пролетариата.
Надо сказать, что ничего необычного для того времени в этом не было — в Красной армии тоже зрело недовольство политикой большевиков. И тому масса примеров — восстание комдива Александра Сапожкова в 1920 году в Поволжье или восстание комбрига Григория Маслакова в 1921 году, перешедшего на сторону махновцев, а также другие менее известные протестные выступления в войсках.
Но чем в 1921 году оказались недовольны матросы Балтийского флота, которые еще с лета 1917 года считались самой надежной опорой большевиков?
Это правда — кронштадтские матросы не только помогли Ленину и его партии прийти к власти в октябре 1917 года, но и активно участвовали в разгоне Учредительного собрания. Не зря Троцкий тогда назвал их «красой и гордостью русской революции».
Но к весне 1921 года и они разочаровались в большевиках. Кронштадтцы обвиняли их в предательстве идеалов Октябрьской революции, отступлении от своих первоначальных лозунгов, в узурпации власти и установлении комиссародержавия.
Что это такое?
Этим словом восставшие матросы Кронштадта именовали новую большевистскую бюрократию, заменившую собой прежнюю элиту: чекистов, комиссаров, разного рода управленцев. Поэтому главным требованием кронштадтцев было возвращение революции к ее октябрьским истокам. Костяком восставших стали команды линкоров «Петропавловск» и «Севастополь» — старослужащие моряки, которые активно участвовали в событиях 1917 года.
Это правда, что некоторые большевики сочувствовали восставшим матросам и даже были готовы их поддержать?
Если говорить о кронштадтских большевиках, то это так. На момент восстания кронштадтская партийная организация пребывала в глубоком кризисе. Он стал следствием кризиса и брожения во всей большевистской партии, где тоже распространялось разочарование и недовольство. Около 40 процентов кронштадтцев покинуло ее непосредственно перед восстанием, а после его начала из двух с половиной тысяч членов партии свыше 900 человек вышли из нее и примкнули к повстанцам.
На X съезде РКП (б), проходившем параллельно с этими событиями, называли такие цифры: примерно 30 процентов кронштадтской парторганизации поддержали мятежников, другие 30 процентов выступили против них и около 40 процентов сохранили нейтралитет. После подавления восстания членов Временного бюро РКП (б), созданного теми, кто не вышел из партии, но не стал активно бороться с повстанцами, арестовали и расстреляли.
Нашлись ли сочувствующие требованиям кронштадтских матросов в руководстве партии большевиков?
Нет, таких не было. Тогда в большевистской верхушке шла ожесточенная внутренняя борьба: дискуссия о профсоюзах, противостояние различных группировок. Фракции «рабочей оппозиции» и «демократического централизма» резко критиковали авторитарно-бюрократический курс партийного руководства, но сразу же сплотились вокруг него во время Кронштадтского восстания. Сохранение однопартийной диктатуры большевиков для всех них было важнее внутренних противоречий.
Недаром представители всех оппозиционных группировок вошли в состав сводного отряда делегатов X съезда РКП (б), участвовавшего в штурме Кронштадта. Хотя на самом съезде некоторые выступающие указывали на связь политического кризиса с неправильной партийной политикой. Например, лидер «рабочей оппозиции» Александр Шляпников прямо заявлял, что «причины недовольства ведут к Кремлю».
Почему восставшие не взорвали лед перед Кронштадтом, чтобы затруднить его штурм?
Трудно сказать, насколько технически это вообще было реально. Самый мощный ледокол Балтийского флота «Ермак» в это время находился в Петрограде. Вероятно, помогли бы фугасы, но из-за всеобщей неразберихи такой возможностью повстанцы не воспользовались. Лед был частично взорван только вокруг одного из фортов, но это не помешало его захвату при штурме.
Но почему восставшие вообще вели себя так пассивно?
Это правда — кронштадтские моряки совсем не использовали наступательную тактику. А ведь, по выражению Ленина, «оборона есть смерть вооруженного восстания». Но этому есть свое объяснение. Когда кронштадтцы принимали свою знаменитую резолюцию с требованиями свободных выборов в Советы и возращения к подлинным идеалам русской революции, они никак не предполагали, что их выступление закончится ожесточенным кровопролитием.
Неужели кронштадтские моряки всерьез надеялись, что Ленин станет с ними договариваться?
Да, первоначально кронштадтцы действительно надеялись на мирное разрешение конфликта, поскольку не выдвигали никаких требований, шедших вразрез с официальными декларациями о власти Советов и защите интересов трудящихся. Был расчет, что под давлением снизу большевистское руководство согласится на переговоры и какой-то компромисс. Кстати, немало большевиков думали аналогичным образом. Известный революционер Виктор Кибальчич (Виктор Серж), живший тогда в Петрограде и работавший в аппарате Коминтерна, позднее оставил об этом интересные воспоминания.
Он писал, что, когда Ленин и Троцкий официально объявили Кронштадтское восстание результатом заговора французских спецслужб и белых генералов, мало кто из большевиков в это поверил. Все понимали, что на самом деле причиной мятежа стали не интриги западных шпионов и козни контрреволюции, а отчаянное недовольство матросов и рабочих. Поэтому безжалостное подавление восстания и последующие жестокие репрессии в отношении его участников, когда расстреляли более двух тысяч человек, у многих рядовых большевиков вызвали горечь и потрясение.
Я читал, что генерал Врангель пытался через Финляндию вступить в контакт с восставшими кронштадтцами и даже предлагал отправить им в помощь донских казаков, расквартированных на острове Лемнос.
Деятели белой эмиграции делали подобные заявления, но кронштадтцы категорически отвергали любые попытки политических переговоров с силами контрреволюции. Для них это было немыслимо, и даже кронштадтским морякам казались слишком правыми. Когда находившийся в эмиграции лидер партии эсеров Виктор Чернов предложил им свою помощь, повстанцы от его услуг вежливо отказались.
Надо понимать, что восставшие не считали себя противниками советской власти. Наоборот, они выдвинули лозунг «Власть Советам, а не партиям!» Иногда его ошибочно трактуют как призыв к «Советам без », но такой формулировки не было. В 1951 году меньшевик Рафаил Абрамович, размышляя о тех событиях в эмигрантском журнале «Социалистический вестник», охарактеризовал их так: «Это было восстание против большевистской диктатуры самой части большевизма». Кронштадтские моряки утверждали, что боролись за настоящую власть Советов, но против большевистского комиссародержавия.
В сериале «Троцкий» есть эпизод, когда он после подавления восстания приезжает в Кронштадт и растерянно бродит среди трупов. Это правда, что потом Троцкий устроил там военный парад в честь победы над восставшими моряками?
В Кронштадт Троцкий не приезжал. Военный парад участников подавления Кронштадтского восстания он принимал 3 апреля 1921 года в Москве. Но там Лев Давидович, всегда склонный к долгим и зажигательным выступлениям, произнес очень короткую речь, отделавшись дежурными фразами. На самом деле он понимал, что праздновать нечего — ведь большевики перестреляли своих.
Впоследствии, уже оказавшись в оппозиции, а затем и в эмиграции, Троцкий стремился всячески приуменьшить свою роль в подавлении Кронштадтского восстания. Иногда в ответ на упреки прямо отрицал свою причастность к этому. На самом деле знаменитый бронепоезд Предреввоенсовета находился недалеко от Петрограда, и он лично участвовал в координировании военных операций Красной армии.
Кто непосредственно руководил штурмом Кронштадта?
Командующий 7-й армией .
Тухачевский был печально известен своей склонностью к применению химического оружия. Я читал, что и кронштадтских моряков тоже собирались травить газами, как позднее тамбовских крестьян.
Да, планировалось атаковать главные мятежные линкоры «удушливыми газами и ядовитыми снарядами», но выполнить этот приказ Тухачевского не успели. Троцкий поставил перед Тухачевским задачу немедленно взять Кронштадт, используя для этого все возможные силы и средства. Такая спешка вполне объяснима. Во-первых, вскоре ожидалось вскрытие льда в Финском заливе, и тогда Кронштадт стал бы совсем неприступен.
Во-вторых, большевистское руководство отлично понимало, что промедление в Кронштадте может привести к осложнению ситуации в бастующем Петрограде. Поэтому для Ленина и Троцкого без скорейшего подавления Кронштадтского восстания было трудно удержать контроль над Петроградом и всей страной. Если вооруженное восстание на флоте соединилось бы с городским рабочим протестом, то, как я уже говорил, большевистская диктатура в 1921 году вполне могла рухнуть.
В недавней дискуссии в  вы назвали те события революционной ситуацией.
События начала 1921 года имели все те классические признаки революционной ситуации, о которых в свое время писал Ленин. Во-первых, тогда в России снова происходил мощный подъем массового протестного движения, направленный против власти. Во-вторых, наблюдался кризис самой власти — большевистскую верхушку трясло, а партия в дискуссии о профсоюзах фактически раскололась.
Поэтому Кронштадтское восстание вполне могло спровоцировать новую фазу революции — свержение большевистского режима. И мы знаем подобные примеры. За четыре года до этого — осенью 1918 года — матросский бунт в Киле стал детонатором Ноябрьской революции в Германии. Как известно, ее результатом стало падение в стране монархического строя. Но революционная ситуация не всегда перерастает в революцию. Вот и в России в 1921 году этого не произошло.
Но почему так и не случилось той самой «третьей революции», которую провозгласили кронштадтские моряки? Что именно помешало восставшим кронштадтцам вступить в альянс с рабочими и крестьянами?
Первая из этих причин — общая для всех стихийных протестных выступлений против власти, особенно среди крестьян — локальность, разобщенность и слабая организация повстанческого движения. В результате несколько крупных очагов крестьянского сопротивления не смогли слиться в одну мощную волну.
Политическое сознание российских крестьян еще оставалось слабым, они боролись за собственные интересы в пределах своего села, в лучшем случае — уезда или губернии. Им было трудно понять, что для достижения своих социально-экономических и политических целей нужно мыслить масштабами всей страны, бороться не только против власти, но и за власть.
То же самое можно сказать о рабочих протестах и вооруженных выступлениях в армии. Все они носили исключительно стихийный характер и не были подготовлены заранее. Те же кронштадтские моряки, как я уже говорил, вели себя довольно пассивно, рассчитывая добиться своих требований в переговорах с властью.
Другая причина поражения протестного движения 1921 года — оперативно и эффективно сработал репрессивный аппарат большевистского режима. В отличие от кайзеровской полиции в Германии в 1918 году, он продемонстрировал способность быстро и жестко реагировать на подобные события. Уже 25 февраля, через два дня после начала заводских забастовок, власти объявили в Петрограде военное положение. Спустя еще три дня, 28 февраля, в преддверии первых волнений в Кронштадте — в Петрограде прошли массовые аресты активистов социалистических оппозиционных партий.
Там еще вроде заложников брали.
Д