Ещё

Как Гарри Трумэн «забыл» вернуть Иосифу Сталину русские Курилы 

Как Трумэн «забыл» вернуть Сталину русские Курилы
Фото: Русская Планета
В проправительственной японской историографии и массовой пропаганде утверждается, что советское руководство якобы до окончания Второй мировой войны не выдвигало претензий на Курильские острова, и Сталин, лишь воспользовавшись поражением Японии, «прихватил эти японские исконные территории», действуя как «вор на пожаре».
При этом японские пропагандисты или не знают историю, или сознательно ее искажают.
В действительности же советское руководство всегда считало Южный Сахалин и Курильские острова принадлежащими России и прямо ставило вопрос об этих территориях перед японским правительством. Так, например, 18 ноября 1940 года во время очередной беседы с послом Японии в СССР Ёсицугу Татэкавой нарком иностранных дел СССР по согласованию с Иосифом Сталиным изложил суть сделанного ранее предложения о желательности для советской стороны при заключении пакта о ненападении «получить компенсации».
Было указано, что общественное мнение в СССР вопрос о заключении пакта о ненападении с Японией будет связывать с вопросом о возвращении утраченных ранее территорий — Южного Сахалина и Курильских островов. Было заявлено, что если Япония не готова к постановке этих вопросов, то было бы целесообразно говорить о заключении пакта не о ненападении, а о нейтралитете, не предусматривающего разрешения территориальных проблем. Советское руководство настаивало также на подписании протокола о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине.
Из телеграммы Молотова послу СССР в Японии Константину Сметанину от 19 ноября 1940 года:

«…Я заявил, что последнее предложение японского правительства о пакте о ненападении может вызвать известные затруднения со стороны самой же Японии. Дело в том, что, как известно, заключение пакта о ненападении с Германией в 1939 году привело к тому, что СССР вернул ряд территорий, ранее утерянных нашей страной, а потому общественное мнение нашей страны заключение пакта о ненападении с Японией также, естественно, будет связывать с вопросом о возвращении Советскому Союзу таких утерянных ранее территорий, как Южный Сахалин, Курильские острова и уже, во всяком случае, на первый раз как минимум встанет вопрос о продаже некоторой группы северной части Курильских островов. Если Япония считает целесообразным поднимать эти территориальные вопросы, то тогда можно будет говорить относительно заключения пакта о ненападении. Но так как я не уверен, что Япония будет считать это целесообразным, то со своей стороны считаю возможным сейчас не будоражить много вопросов, а заключить вместо пакта о ненападении пакт о нейтралитете и подписать отдельно протокол о ликвидации японских нефтяной и угольной концессий…»

Впервые разговор о возможных результатах разгрома Японии для восстановления территориальных прав СССР на Дальнем Востоке состоялся на Тегеранской конференции в ноябре 1943 года. Причем инициативу такой постановки вопроса проявили западные союзники. Премьер-министр Великобритании начал с того, «чтобы советский флот плавал свободно во всех морях и океанах». Отвечая на вопрос Сталина, что может быть сделано для России на Дальнем Востоке, президент США  предложил превратить, например, Дайрен в свободный порт.
Сталин, заметив, что СССР фактически заперт японцами на Дальнем Востоке, на это отвечал, что «Порт-Артур больше подходит в качестве военно-морской базы». Как бы подводя итог предварительному обсуждению этого вопроса, Черчилль заявил, что «совершенно очевидным является тот факт, что Россия должна иметь выход в теплые моря». При этом, помня, что в результате поражения в русско-японской войне 1904-1905 гг. Россия лишилась части своей территории на Дальнем Востоке, он особо отметил, что «управление миром должно быть сосредоточено в руках наций, которые полностью удовлетворены и не имеют никаких претензий».
Во время беседы зашел разговор об отношении Сталина к Каирской декларации США, Великобритании и Китая, в которой, в частности, отмечалось, что Япония должна быть лишена всех захваченных и оккупированных территорий. Советский руководитель заявил, что «русские, конечно, могли бы к этому коммюнике кое-что добавить, но после того, как они станут активно участвовать в военных действиях на Дальнем Востоке».
Как известно, окончательно политические условия участия Советского Союза в войне против Японии были сформулированы и закреплены на Крымской (Ялтинской) конференции глав правительств СССР, США и Великобритании в феврале 1945 года. В соглашении лидеров трех союзных держав по Дальнему Востоку было записано:
«Руководители трех великих держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании — согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии:
1. Сохранения status quo (статус— кво) Внешней Монголии (Монгольской Народной Республики).
2. Возвращения принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно — возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к ней островов.
3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов
Таким образом, без какого-либо политического торга и разногласий союзники четко определили условия, на которых СССР соглашался вступить в войну с Японией и официально подтвердили, что эти условия будут выполнены «безусловно».
Сталин неукоснительно выполнил свои обязательства перед союзниками, объявив ровно через три месяца после капитуляции Германии — 8 августа 1945 года войну Японии.
А вот сменивший скончавшегося в апреле 1945 года Рузвельта на президентском посту попытался «забыть» обещание своего предшественника.
Обладание атомной бомбой побудило Трумэна отказаться от плана выделения для СССР зоны оккупации на территории собственно Японии и предоставить всю полноту власти в этой стране командующему оккупационными силами в Японии американскому генералу . А ведь по существовавшим при Рузвельте планам оккупационная зона Советского Союз покрывала весь остров Хоккайдо и северо-восточную часть острова Хонсю. Более того, в направленном 15 августа 1945 года Сталину «Общем приказе №1» о капитуляции японских вооружённых сил, Трумэн не указал, что японские гарнизоны на Курильских островах должны сдаваться и капитулировать перед войсками СССР.
Это явилось сигналом того, что Трумэн может нарушить ялтинскую договорённость о переходе Курил к СССР.
Сталин ответил сдержанно, но твёрдо, предложив внести в «Общий приказ №1» следующие поправки:
1. Включить в район сдачи японских вооружённых сил советским войскам все Курильские острова, которые согласно решению трёх держав в Крыму должны перейти во владение Советского Союза.
2. Включить в район сдачи японских вооружённых сил советским войскам северную половину острова Хоккайдо, примыкающего на севере к проливу Лаперуза, находящемуся между Карафуто (Сахалином — А. К.) и Хоккайдо. Демаркационную линию между северной и южной половиной острова Хоккайдо провести по линии, идущей от гор. Кусиро на восточном берегу острова до города Румои на западном берегу острова, с включением указанных городов в северную половину острова
Объясняя желательность иметь район оккупации на территории собственно Японии, Сталин указал, что «это… имеет особое значение для русского общественного мнения. Как известно, японцы в 1919-1921 годах держали под оккупацией своих войск весь Советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьёзно обижено, если бы русские войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории». Свои предложения Сталин назвал скромными и выразил надежду, что они не встретят возражений.
Трумэн вынужден был согласиться «включить все Курильские острова в район, который должен капитулировать перед Главнокомандующим советскими вооружёнными силами на Дальнем Востоке».
Что касается второго предложения по поводу занятия советскими войсками северной части Хоккайдо, то оно было отвергнуто Трумэном без каких-либо объяснений. Более того, Трумэн от имени американского правительства выразил желание «располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолётов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе».
Не скрывая своего неудовольствия безапелляционным отказом Трумэна на допущение советских войск на Хоккайдо, Сталин в довольно резкой форме отверг требование США о предоставлении баз на Курильских островах, указав, что «требования такого рода обычно предъявляются либо побеждённому государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить ту или иную часть своей территории». Тем самым было дано понять, что в соответствии с Ялтинским соглашением СССР обладает правом распоряжаться всеми Курильскими островами по собственному усмотрению.
Нельзя согласиться и с утверждением японских политиков и историков о том, что советское командование якобы намеревалось оккупировать Курильские острова только до острова Уруп включительно, а острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи оккупировали лишь, «узнав об отсутствии (на них) американских войск». Как следует из документов, и Сталин, и Трумэн вели речь о включении в советскую зону оккупации всех Курильских островов до Хоккайдо. Это было подтверждено изданным 29 января 1946 года Меморандумом главнокомандующего союзных держав генерала Макартура японскому императорскому правительству № 677/1. В нем указывалось, что из-под юрисдикции государственной или административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан».
Однако, поставив уже на первом этапе оккупации целью превратить Японские острова в «непотопляемый авианосец» США для проведения политики военного доминирования в Восточной Азии и во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе, Вашингтон сознательно поощрял Токио на выдвижение незаконных территориальных притязаний на Курильские острова. Но это уже несколько другая тема.
Видео дня. Питон-гигант проглотил всех собак в деревне
Комментарии 3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео