«Помню, как в тишине передергивали затворы»

Lenta.ru 16 августа 2020
Фото: Владимир Мариковский / ТАСС
«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных контртеррористических операциях СССР и России, навсегда вошедших в историю отечественных спецслужб. В предыдущей статье речь шла о первом в советской истории теракте в московском метро, который произошел 8 января 1977 года. Два года спустя мечтавшие о загранице подростки захватили автобус с заложниками под Новокузнецком. Они потребовали самолет, чтобы улететь в Японию, а оттуда перебраться в США. В руках юных террористов оказались 43 пассажира, а в операции по их спасению участвовали около тысячи силовиков. В КГБ даже не догадывались, что у захватчиков при себе всего два патрона…
«Возьмут два патрона, а поднимут — тысячи людей»
Жители Новокузнецка, погодки Владимир Бизунов и Михаил Шаманаев с детства были друзьями. До восьмого класса они вместе учились в средней школе №12 и, по воспоминаниям одноклассников, шумным компаниям предпочитали общество друг друга.
Не разлучили друзей и разные учебные заведения, в которые они поступили после получения аттестатов. Бизунов стал учиться в местном ПТУ — причем без особых успехов, перебиваясь с троек на четверки. Шаманаева отец пристроил в техникум, но он там долго не продержался и продолжил учебу в школе рабочей молодежи.
В 1975 году в жизни обоих произошли перемены: родители Шаманаева развелись, и он остался жить с отцом и мачехой. А в семье Бизунова в этот год случилась трагедия — скончался отец, и заботы о Владимире и его старшем брате-студенте легли на плечи матери.
Во время встреч приятели любили беседовать о переменах к лучшему — Шаманаеву и Бизунову казалось, что легче всего самореализоваться будет в США. Мечты о загранице настолько поглотили юношей, что друг друга они называли исключительно на западный манер — Мишель и Вольдемар.
Но как попасть в Америку легальным путем, подростки не знали. Поэтому решили для начала добраться до ближайшей к Новокузнецку капиталистической страны — Японии, осуществив захват заложников.
Страница книги «Служение Отечеству»
На такую идею друзей натолкнула прочитанная ими в одном из журналов статья: в ней описывалось, как преступники ограбили банк, угнали самолет и улетели в другую страну. Владимир предложил брату поучаствовать в авантюре, но Бизунов-старший категорически отказался. Он пытался отговорить младшего от опрометчивого шага, но безуспешно.
К реализации своего, как им казалось, хитроумного плана 16-летний Михаил и 17-летний Владимир приступили весной 1979 года. Штаб-квартиру подростки организовали в подвале одного из домов, но порой встречались и за зданием своей школы
Первым делом они взялись за изготовление взрывчатки: найдя банку из-под меда и выкрасив ее в зеленый цвет, заговорщики смастерили псевдогранату Ф-1. А из наполненной битумом кастрюли и переключателя получился муляж противотанковой мины. Ее упаковали в портфель, из которого для правдоподобности торчали провода.
Затем Шаманаев принес два охотничьих ружья, которые принадлежали его отцу, и вместе с Бизуновым переделал их в обрезы. А вот с патронами вышла неувязка: из всего принесенного Шаманаевым пакета к ружьям подошли только два патрона.
«Милиционеры страшнее таракана ничего не видели»
14 мая 1979 года Шаманаев и Бизунов упаковали муляжи и оружие, собрали сумку с едой, тетрадями, биноклем и англо-русским словарем. Они прибыли на автовокзал Новокузнецка и около 18:30 сели в автобус «Икарус-225», следующий рейсом Междуреченск — Кемерово. Вместе с ними в салоне находились еще 43 пассажира.
Дождавшись момента, когда автобус стал подъезжать к повороту на аэропорт Спиченково, парни подошли к водителю и приказали ехать к территории воздушной гавани.
Когда тот отказался подчиняться захватчикам, Бизунов и Шаманаев направили на шофера оружие и пообещали взорвать автобус. Пассажирам было объявлено, что их берут в заложники
Такая наглость очень возмутила 39-летнего Николая Костина — он ехал домой после выхода из тюрьмы, куда в свое время попал за хулиганство. Этот срок для мужчины был пятым, он был матерым рецидивистом и решил поставить зарвавшихся юнцов на место. Встав со своего места, Костин направился в сторону террористов, выкрикивая угрозы.
Сообщники недолго пребывали в замешательстве — один из них выстрелил в воздух, но это не испугало пассажира. Второй выстрел — уже в Костина — оказался для него смертельным.
Не зная, что больше патронов у захватчиков нет, перепуганный водитель выполнил их требование и повернул к аэропорту
Оказавшись напротив здания старой гостиницы аэровокзала, террористы начали обдумывать дальнейшие действия. В итоге они решили потребовать у властей два миллиона рублей и рейс, который доставит их в Японию. По некоторым данным, преступники сначала хотели самолет, а затем решили лететь на вертолете — сначала до Владивостока, а оттуда в Японию.
Пока преступники были заняты своими мыслями, большинство пассажиров смогли покинуть салон автобуса: мужчины выдавили одно из окон и, выбравшись наружу, бросились бежать. Один из беглецов залез в канаву и затаился в ней, что привело к травме: из окна автобуса прямо на него выпрыгнула женщина плотного телосложения, сломав пассажиру ногу.
/ Wikimedia
Некоторые из бывших заложников сразу направились в линейный пункт милиции, но стражи порядка в захват автобуса просто не поверили.
Те [милиционеры] страшнее таракана ничего не видели… Только когда дополз мужчина со сломанной ногой, тогда они подорвались
— Василий Шрамко, участковый , участвовавший в освобождении заложников
Террористы бегущих заложников не останавливали — им было достаточно оставшихся восьмерых человек, в основном женщин и детей, которых злоумышленники рассадили на передние сиденья автобуса. Растерянный милиционер попытался было пройти в салон, но, увидев направленные на него обрезы и тело Костина, поспешил уйти.
Дозвонившись до новокузнецкого отдела КГБ, страж порядка передал информацию о ЧП. Спустя час на место прибыли чекисты.
К ним вышел водитель автобуса, которого террористы отправили в качестве переговорщика, предварительно раздев до нижнего белья. Шаманаев и Бизунов опасались, что мужчина может вернуться вооруженным
Но обратно шофера они так и не дождались — тот, добравшись до безопасного места, возвращаться к захватчикам наотрез отказался. Тогда террористы взялись за написание «приказа властям», в котором еще раз подробно изложили свои требования. Закончив с письмом, захватчики отправили одну из пассажирок к двери, приказав передать послание.
На просьбу женщины подойти отозвался 21-летний участковый города Прокопьевска старшина Василий Шрамко. В аэропорту он оказался случайно — приехал в буфет купить дефицитные болгарские сигареты.
Я тогда был необученный и бестолковый участковый: никаких курсов не проходил, оружие с собой не носил, из пистолета и то всего раза два стрелял. Пацан с удостоверением — вот, что я из себя тогда представлял
— Василий Шрамко, участковый МВД, участвовавший в освобождении заложников
Шрамко забрал бумагу, передал ее в штаб и вскоре вновь пошел к автобусу с ответным посланием — требованием освободить заложников и сдаться. Преступники ответили отказом, который Василий передал чекистам. Позже старшина еще несколько раз ходил к террористам и обратно в качестве переговорщика.
В какой-то момент Шаманаев и Бизунов даже досмотрели милиционера: они попросили Шрамко снять пиджак и повернуться спиной — хотели убедиться, что тот не вооружен. К счастью, захватчики не догадались проверить карманы Василия, в одном из которых лежало удостоверение участкового.
«Они говорили, что начнут отстреливать заложников»
Пока бандиты в очередной раз изучали содержимое записки от властей, милиционер Шрамко заметил заходившегося в рыданиях семилетнего заложника. Он уговорил террористов отпустить ребенка — те, казалось, и сами были рады избавиться от докучавшего им своим криком мальчика. С трудом отцепив его от матери, старшина вынес мальчика из салона на руках и передал коллегам.
Тем временем в штабе активно готовился план по освобождению оставшихся пассажиров
Чекисты решили пойти на хитрость: сделать вид, что условия бандитов принимаются, подогнать вертолет Ми-8 и в момент, когда Шаманаев и Бизунов будут идти к нему или окажутся внутри, захватить террористов. Этот план помогла составить оплошность самих захватчиков — те были не против, чтобы с ними в Ми-8 летели четыре члена экипажа.
Сообщники не догадывались, что вместо них в вертолете будут находиться переодетые оперативники — двое из них разместятся в хвосте, а третий — рядом с опытным пилотом Равилом Ахметшиным. Еще один оперативник под видом авиамеханика должен был ожидать террористов у трапа.
/ Тайга.инфо
Когда вертолет прибыл на площадку, весь ее периметр был тут же занят двумя группами захвата: силовики расположились за всеми возможными укрытиями — электротабло, служебными автомобилями, снегозадерживающими щитами — и в любой момент были готовы открыть огонь.
Руководители операции сидели в стоящей около вертолета пожарной машине. Всего в освобождении заложников было задействовано около тысячи человек. Тем временем Шаманаев и Бизунов начали нервничать, а Шрамко как мог тянул время.
В какой-то момент ситуация накалилась, подростки начали психовать, торопить и угрожать, говорили, что начнут отстреливать заложников и взорвут автобус. Я пытался им объяснить, что вертолетам положено стоять с пустыми баками, что им нужна дозаправка
— Василий Шрамко, участковый МВД, участвовавший в освобождении заложников
Восемь пуль для террориста
К полуночи все было готово к захвату. Однако у силовиков встала дилемма — кто поведет автобус к Ми-8, если водитель категорически отказывается возвращаться за руль. Снова вызвался Шрамко — участковый хоть и не умел водить «Икарус», убедил руководство, что сумеет разобраться на месте.
Новость о том, что «переговорщик» поведет автобус, террористы восприняли спокойно. Однако вскоре опять занервничали: Шрамко в темноте никак не мог найти ручной тормоз, а включить свет ему запретили опасавшиеся снайперских выстрелов террористы.
Провозившись несколько минут, старшина почувствовал, что ему в затылок уперся обрез: бандиты в очередной раз заподозрили, что «водитель» является сотрудником милиции
Все же Шрамко сумел справиться с волнением и разыграл возмущение недоверием к себе. Это усыпило бдительность террористов настолько, что позже они даже предложили старшине полететь с ними в Японию.
Разрядив обстановку, участковый вышел из салона и объяснил ситуацию ожидавшей впереди машине сопровождения. Та уехала, вскоре прислав в качестве буксира водовозку. С трудом закрепив трос при помощи отвертки, Шрамко вернулся на водительское место.
Водовоз тронулся вперед, «Икарус» дернуло, трос оторвался и потащился по асфальту, оставляя за собой искры
Эта неувязка снова разгневала бандитов. Но Василий, которого от рывка приложило о приборную панель, увидел ручник, дернул за него, и автобус тронулся самостоятельно. Шрамко сумел подогнать его в нужное место и по требованию террористов остановился за 12 метров до Ми-8.
К этому времени Ахметшин завел вертолет, что не устраивало Бизунова и Шаманаева — они приказали Шрамко передать пилоту, чтобы тот заглушил двигатель. Когда Василий оказался внутри Ми-8, оперативники выдали ему пистолет Макарова и предупредили — открывать огонь, как только раздадутся первые выстрелы. Спрятав оружие, старшина вышел наружу и дал террористам отмашку о готовности.
Выстроив заложников в колонну так, чтобы они плотным кольцом окружили несущего «взрывчатку» Бизунова, Шаманаев повел их к вертолету
Стрелять снайперы не рискнули — была велика вероятность гибели заложников. Огонь открыли в момент, когда Шаманаев рассаживал заложников внутри салона — в террориста попали восемь пуль, и он скончался на месте. Бизунов в этот момент закрывал люк вертолета. Услышав выстрелы, захватчик выскочил наружу и, сбив Шрамко с ног, бросился бежать.
Старшина принялся стрелять по беглецу — первая пуля попала в обрез, а затем пистолет заклинило. Пытался застрелить Бизунова и один из снайперов, но попал в портфель с муляжом, который террорист зачем-то взял с собой.
К слову, на «разминирование» кастрюли вызвали специалистов из Омска — изучив содержимое портфеля, те подтвердили, что это лишь качественный муляж
Осложнил ликвидацию террориста и свет внезапно включившихся прожекторов, который ослепил группу захвата. Бизунову удалось перелезть через забор и скрыться. Вместо него задержали кинувшегося в погоню Василия Шрамко — участкового приняли за второго террориста, но быстро разобрались и отпустили.
К слову, и старшина, и Бизунов во время гонки по взлетной полосе уцелели просто чудом — обоих буквально поливали огнем из автоматов сидящие в засаде оперативники.
Никто из заложников не пострадал. Люди находились в шоковом состоянии — все они до конца не верили в освобождение и были готовы к полету в Японию. Девушка-студентка прямо перед посадкой в вертолет даже успела передать Шрамко чертежи дипломной работы, опасаясь, что они могут быть отнесены к государственным секретам.
Другая заложница уже после освобождения никак не могла успокоиться и твердила, что делать ей в Японии нечего, поскольку денег с собой — считаные копейки.
Избежавший расстрела
Поиски беглеца продолжались всю ночь — высадив заложников, пилот Ахметшин поднял Ми-8 в воздух и вместе со 140 военными, которые прочесывали близлежащую территорию, участвовал в поиске террориста. Но найти Бизунова не удавалось.
Зацепка у следствия появилась благодаря словарику, найденному в сумке, которую бросил беглец. На странице книги стояла печать библиотеки Сибпромстройпроекта.
Отправившись туда, сыщики узнали, что последним книгу брал почетный сотрудник института Виктор Шаманаев, отец Михаила. Не представляя, с кем им придется иметь дело, в квартиру к Шаманаевым отправились спецназовцы.
Поднимаемся к двери — и до сих пор помню вселенский грохот: в тишине передергивают затворы пистолетов
— Из воспоминаний участвовавшего в операции бойца спецназа
Но семья была не в курсе планов беглого террориста. Шаманаев-старший опознал тело сына и, выслушав словесный портрет пособника, указал на Бизунова. Около квартиры Владимира устроили засаду, однако домой преступник не торопился — преодолев порядка 20 километров пешком, он пришел к дому погибшего сообщника, где и был задержан дежурившими там оперативниками. Отпираться террорист не стал и сразу начал давать признательные показания.
За несколько месяцев было завершено расследование, и в октябре 1979 года в Кемеровском областном суде начались слушания. Бизунов обвинялся по пяти статьям: «незаконное изготовление и ношение оружия», «приготовление к преступлению», «умышленное убийство», «угон воздушного судна» и «нарушение режима государственный границы».
От расстрела Бизунова спасла молодость — он получил максимальное для несовершеннолетнего наказание в виде десяти лет лишения свободы в воспитательно-трудовой колонии усиленного режима
По некоторым данным, осужденный совершил две попытки побега, во время одной из них по бегущему в поле арестанту вели огонь. Но когда беглеца вернули в колонию, оказалось, что ни одна из пуль его не задела — точно как в день совершенного им теракта.
Отсидев положенный срок, Бизунов остался жить в Новокузнецке. А милиционера Василия Шрамко наградили орденом Красной Звезды — старшина стал чуть ли не первым участковым Советского Союза, который получил эту награду, выжив в опасной операции.
Комментарии
4
Истории , Анна Зверева , Егор Федоров , МВД , Тайга.инфо , Lenta.ru
Читайте также
Чем легионеры напоили Христа на самом деле
Рэсэй и Ньгя: какие народы так называют Россию
Последние новости
Трампа попытались отравить
В Раде раскрыли роль Украины в белорусских протестах
Евросоюз отвел Лукашенко срок