«Не примете ультиматум — расстреляем всех»

Lenta.ru 24 августа 2020
«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных контртеррористических операциях в СССР и России, навсегда вошедших в историю отечественных спецслужб. В предыдущей статье речь шла о том, как в 1990 году советские заключенные угнали в Пакистан пассажирский самолет. Сегодня наш рассказ о том, как в СССР впервые захватили в заложники детей. На этот шаг пошли дезертиры, мечтавшие сбежать в США. Освобождением школьников из удмуртского города Сарапул занялись бойцы легендарного спецназа «Альфа».
Из солдат в террористы
В середине декабря 1981 года в маленьком удмуртском городке Сарапул случилось ЧП локального масштаба — со склада 248‑й мотострелковой дивизии Уральского военного округа пропало несколько противотанковых мин. На следующий день об инциденте судачил весь населенный пункт.
По одной из версий, выдвигаемой милиционерами, снаряды украли пробравшиеся на территорию части школьники. Стражи порядка оказались правы — мины действительно стащили семиклассники одной из школ. Но перед тем, как это выяснилось, жителей Сарапула ждало другое, куда более мощное потрясение.
17 декабря в школу №12, расположенную на улице Горького, явились двое вооруженных солдат. В здание они вошли беспрепятственно — дежурный учитель и директор, зная о проводимых в учебных учреждениях проверках, решили, что военные расследуют дело о краже и без лишних вопросов пропустили их. Но солдаты преследовали совсем другую цель.
21-летний уроженец Туркмении, казах по национальности, Ахметжан Колпакбаев в юности увлекался техникой: он смастерил самодельный радиоприемник и буквально заслушивался «Голосом Америки». Состоявший в казахской националистической группировке парень мечтал уехать в США — бороться там за свободу Казахстана и выступать на радиостанциях, а также обзавестись джинсами, видеомагнитофоном и автомобилем.
Оказавшись в мае 1981 года в армии, Колпакбаев подружился с 19-летним сослуживцем, жителем Магнитогорска  — тот был слабохарактерным и идеально подходил на роль подельника
Александр оказался бывалым правонарушителем — успел побывать в колонии для малолетних преступников за кражу.
Мельников сам был не прочь покинуть СССР и в беседах с новым знакомым с воодушевлением перебирал возможные варианты отъезда. Со временем они сошлись во мнении, что в эмиграции им поможет захват заложников. Бывая в увольнительных, товарищи часто ходили по городу, высматривая место для террористической атаки.
ИА Удмуртия / YouTube
Школа в Сарапуле, где дезертиры захватили заложников
В итоге солдаты решили, что самым подходящим объектом является ближайшая школа, и стали ждать подходящего случая. Он представился, когда приятели прознали про похищение мин. В назначенный день Мельников был в карауле и на предложение бежать, поступившее от Колпакбаева, согласился без особых раздумий.
Пользуясь автоматом Калашникова, который был у Мельникова, преступники разоружили второго караульного и исчезли из части. С собой, помимо автоматов, у них были ножи и 120 патронов. Путь террористов лежал в расположенную через пару кварталов школу, где они до этого неоднократно бывали, раздавая младшеклассникам конфеты.
«В случае непринятия ультиматума расстреляем заложников»
Целью преступников был 10 «А» класс: солдаты знали, что там учится сын командира части, а тот, по мнению террористов, должен был пойти на все, чтобы спасти своего ребенка. Однако в этот день учеников класса пораньше отпустили домой.
Солдатам пришлось менять планы на месте — они вместе с директором и дежурным учителем побродили по школе и остановились перед кабинетом биологии, где в это время шел шестой урок в 10 «В» классе.
Это помещение было выбрано дезертирами не просто так: оно находилось на втором этаже трехэтажного здания, что во время вероятного штурма затруднило бы силовикам проникновение как с земли, так и с крыши.
Udmurt.media
10 «В» класс, захваченный солдатами-дезертирами в Сарапуле
Постучав в дверь, террористы вместе с директором вошли и сообщили, что занимаются поисками украденных мин. Учитель Людмила Верховцева была не против беседы со школьниками, но попросила Колпакбаева и Мельникова подождать до конца урока.
Как только прозвенел звонок, солдаты вновь вошли в класс, но уже без директора — тот оставил визитеров под дверью и ушел в свой кабинет.
Дезертиры начали ходить по рядам, рассматривая учеников, а потом сообщили учительнице — да, это они, подростки из класса, украли мины. Шокированная преподавательница, оставив незнакомцев с десятиклассниками, побежала к директору
Когда они вернулись к кабинету биологии, класс был заперт — при этом было ясно, что 26 учеников с солдатами находятся внутри. Дезертиры в свою очередь не спешили объявлять школьников заложниками — сказали, что всем велено оставаться в классе до приезда прокурора. После этого преступники начали писать список требований к властям:
«1. Нам предоставить право свободного выезда в США или в другую западную страну.
2. До отъезда за нашу безопасность отвечает КГБ.
3. Нам предоставляется право свободного выезда.
Рядовой Мельников, рядовой Колпакбаев. К двери не подходить — стреляем. Даем вам 24 часа. В случае непринятия ультиматума расстреляем заложников».
Отнести послание директору солдаты приказали лидеру класса и самому рослому школьнику, устранив таким образом потенциальную опасность: сами захватчики обладали щуплым телосложением и боялись, что сильные подростки могут объединиться и напасть на них.
«Уши у всех заложило, но испуга не было»
Об истинной цели визита дезертиров ученики стали догадываться, когда в кабинет с вопросом «Что происходит?» начали стучать прочитавшие записку директор и военрук школы. Солдаты кричали в ответ, чтобы те отошли от двери, но представители школьной администрации не слышали — голоса террористов заглушал шум, стоявший от выбежавших на перемену школьников.
Тогда Колпакбаев вскинул в сторону двери автомат, передернул затвор и трижды выкрикнул — «Я стреляю!» Шокированные одноклассники стали убеждать его не палить в тонкую створку и не убивать скопившихся за ней людей. Тогда дезертир выпустил пару пуль в потолок — от шока некоторые из детей попадали со стульев под парты.
Класс маленький — и когда он выстрелил, грохот был неимоверный. Уши у всех заложило. Но испуга, как ни странно, не было
Бывшая ученица 10 «В» класса
Дальше скрывать свои планы смысла не было, и террористы во всеуслышание объявили учеников своими заложниками. Они приказали школьникам сдвинуть парты и закрыть окна учебными плакатами и другими подручными средствами (хватило на два окна из трех). После этого солдаты под угрозой расстрела потребовали, чтобы все ученики расположились в конце класса.
из материалов уголовного дела
Арсенал сарапульских террористов Колпакбаева и Мельникова
Рассадив заложников на сдвинутых в конце класса стульях, солдаты взяли школьный журнал и начали перекличку. Школьники охотно отвечали на вопросы незнакомцев — те вели себя с ними панибратски, особо не запугивали и даже немного рассказывали о себе.
Колпакбаев, помимо всего прочего, сообщил, что Казахстану необходима независимость от СССР — мол, страна аграрная, хлопок там есть — этого вполне достаточно для безбедного существования. Делился террорист и своими планами относительно США.
Я ему еще в ответ сказала — почему ты не в Рио-де-Жанейро хочешь уехать? В «Труде» прочитала заметку, что там самое дешевое и вкусное пиво… А ему джинсы и магнитофон надо было, это точно помню
Воспоминания одной из бывших учениц 10 «В» класса
Видя, как Колпакбаев помыкает Мельниковым, ребята даже жалели, по их словам, «затюканного» Александра — тот, очевидно, сожалея о своем поступке, молча стоял у стены и иногда плакал.
«Отец готов был прорваться сквозь оцепление»
Тем временем не на шутку перепуганные учителя позвонили в местное 7‑е отделение КГБ Удмуртской АССР и рассказали о захвате школьников. Чекисты звонившим сначала не поверили — слишком уж невероятной казалась информация о подобного рода ЧП в маленьком городке.
Но и проигнорировать сигнал было нельзя: по отмашке начальника — капитана Владимира Орехова — на место выехал один из сотрудников КГБ.
Он уехал, и вдруг я вижу, что из помещения горотдела милиции, который был напротив нас, выскакивают сотрудники в касках и с автоматами. И я рванул в школу
Владимир Орехов, бывший руководитель 7‑го отделения КГБ Удмуртской АССР
Город был моментально заблокирован на въезд и выезд — перекрыты трассы и железнодорожное сообщение. Поступило предложение немедленно взять школу штурмом с использованием ручных гранат со слезоточивым газом «Черемуха», а к зданию из воинской части даже пригнали танк. Но с такими радикальными действиями решили повременить.
Susanin.news
Владимир Орехов, в 1981 году — руководитель 7‑го отделения КГБ Удмуртской АССР
Началась срочная эвакуация школьников — на улицу были выведены 600 учеников. Внутри остались несколько преподавателей и директор. Вокруг школы в преддверии потока родителей учеников выставили тройное оцепление: был высок риск, что родственники на эмоциях могут вбежать в здание, а террористы — открыть огонь.
Такая мера оказалась весьма своевременной — через некоторое время у стен школы собрались практически все жители района, и некоторые из них действительно хотели попасть в школу.
Отец у меня участник войны, он понимал, что это такое. Для него это было очень тяжело. Он даже готов был прорваться сквозь оцепление, чтобы заменить меня
, бывший ученик 10 «В» класса
Пропускали силовики лишь представителей экстренных служб: на случай взрыва и возгорания пожарные раскатали по этажам «рукава», а фельдшеры скорой наспех организовали на первом этаже школы пункт переливания крови и операционную.
За обработку преступников взялся председатель КГБ Удмуртской АССР генерал , который оказался в центре событий случайно — прибыл в Сарапул на рядовое совещание
Пользуясь школьным радио, чекист принялся убеждать террористов отпустить заложников — хотя бы девушек — а в идеале сдаться, пока не поздно.
Дезертиры слышали речи генерала, но следовать его советам не спешили. Уговорить Колпакбаева выпустить школьников пытался через закрытую дверь на родном языке его земляк-сослуживец. А Мельникову предлагалось привезти в школу его мать.
Но Колпакбаев быстро пришел в ярость: он потребовал «прекратить» агитации и провокации. И предупредил — любой шорох в коридоре, и он начинает расправу над заложниками. К слову, для того, чтобы не нервировать террористов, бойцы спецназа «Альфа» перед штурмом передвигались по коридору босиком.
«Лица вытянутые, лица бледные»
Пока чекисты соображали, как еще усыпить бдительность дезертиров, те начали выпускать школьников в туалет — с обязательным возвратом, иначе бандиты обещали расстрелять одноклассников. На все про все давалось две минуты. При этом через учеников террористы продолжали передавать силовикам записки.
Первыми пошла пара девочек: в туалете они увидели силовиков, которые отправили школьниц в учительскую. Увидев слезы на глазах преподавателей, одна из школьниц расплакалась, а вторую увели в кабинет директора.
Там был развернут штаб контртеррористической операции на прямой связи с Москвой, в состав которого входили 14 генералов от различных ведомств
Рассказав оперативникам о происходящем в классе, ученицы вернулись к захватчикам. Таким же образом туалет посещали и их одноклассники: школьников перехватывал военрук и вел в штаб, где с ребятами беседовали силовики. Учеников убеждали не предпринимать никаких действий по своему освобождению.
Террористы расспрашивали вернувшихся ребят о том, кто из представителей силовых структур сейчас находится в школе. Все как один умалчивали об увиденном и отвечали — мол, такие же солдаты в валенках, после чего дезертиры успокаивались. Выходили в туалет и сами террористы — пока отлучался один, другой оставался в классе.
Расчет оказался верным: оперативники задерживать преступников поодиночке не рискнули. Некоторые из школьников во время коротких перебежек успевали перекусить печеньем и булочками с кофе, которые им передавали на ходу оперативники. А к вечеру ученики даже рискнули принести в класс макароны с сардельками и предложить их захватчикам.
Я смотрела, как они [школьники] несли подносы — ходили только парни. Лица все равно немножко вытянутые, лица бледные. Я только спрашивала — вы как там? Они говорили — да не беспокойтесь, нормально все
Тамара Купцова, бывший классный руководитель 10 «В» класса
Голодные террористы поначалу наотрез отказывались от еды — боялись, что в пищу могут подсыпать отраву. Однако, глядя на подростков, которые спокойно ужинали, Колпакбаев и Мельников вскоре тоже взялись за вилки.
«Мельников направил автомат мне в спину»
Через несколько часов после захвата солдаты поняли, что штурмовать класс никто не собирается и, окончательно расслабившись, согласились на прямые переговоры. На встречу с террористами отправился капитан Орехов, которого беспрепятственно впустили в класс.
Один солдат сидел, Ахмет Колпакбаев, как я помню — подозвал меня к себе, я подошел ближе. Он с автоматом, [направил] в живот. А второй [направил] автомат в спину, это был Мельников Саша как раз
Владимир Орехов, бывший руководитель 7‑го отделения КГБ Удмуртской АССР
Но, убедившись, что визитер не вооружен, преступники опустили оружие и принялись требовать автобус до аэропорта и самолет в США, куда собирались лететь с заложниками. Орехов несколько остудил пыл террористов — сообщил, что если бандиты прибудут в Штаны вооруженными и с заложниками, которых в полном составе и везти-то не было смысла, их ждет тюрьма.
Чекист предложил солдатам улететь легально, а для этого им якобы нужно было лишь сделать загранпаспорта. Идея дезертирам понравилась — они с энтузиазмом принялись заполнять принесенные анкеты, не догадываясь, что таким образом сотрудники КГБ узнают подробности биографии террористов.
из материалов уголовного дела
Заграничный паспорт, подготовленный для Александра Мельникова
Свои фотокарточки для заграницы они разрешили вырезать из водительских удостоверений. Чекист также заранее предупредил преступников, что для изготовления документов потребуется не один час — о том, что оперативники тянут время, ожидая прибытия спецназа «Альфа», Колпакбаев и Мельников не догадывались.
Они покорно ждали — тем более, что за окном поднялась метель и погода была нелетной. Воодушевленные благоприятным для них развитием событий дезертиры согласились отпустить 14 школьниц. Те уходили неохотно — не хотели бросать своих одноклассников в беде
Ближе к вечеру солдаты потребовали гитару и магнитофон: этот ход террористам подсказали сами школьники, которые вместе с Колпакбаевым и Мельниковым потом слушали песни «Машины времени». Преступники были рады развлечению — так меньше хотелось спать. В 23:00 они отпустили трех девочек, оставив в классе восемь мальчиков.
«Я поразился оснащению силовиков»
Утром с оперативниками напоследок побеседовал ученик Хакимов — заслышав шорох в коридоре, он отпросился в туалет. Подросток сообщил бойцам «Альфы», которые прибыли в школу в полпервого ночи, о расположении в кабинете заложников и преступников.
К слову, спецназовцы, не зная, чего ожидать от террористов, захватили с собой огромное количество боеприпасов и пуленепробиваемый бронещит — с ним в кабинет должен был первым ворваться один из «альфовцев» и в случае чего принять огонь на себя.
Я поразился оснащению силовиков — впервые в жизни увидел диковинные укороченные штурмовые автоматы, шлемы, броню. Вернулся в класс, рассказал террористам: «Технички пришли, ругаются, туалеты моют». А тем временем начал собирать ребят в стороне — подальше от окон, понимая, что вот-вот все начнется
Альберт Хакимов, бывший ученик 10 «В» класса
Хакимов также незаметно для террористов постарался обложить одноклассников брошеными ранцами в надежде, что, если начнется перестрелка, портфели сыграют роль щитов.
Настал решающий момент: в пять утра, спустя 16 часов с момента захвата, в классе появился капитан Орехов. Он сообщил, что документы готовы, машина до аэропорта Ижевска стоит у школы, самолет заправлен под завязку и ожидает дезертиров для вылета.
Обрадованные террористы тогда не знали, что их через прореху в занавешенных окнах держат на мушке снайперы «Альфы», и жизни преступников могут оборваться в любой момент. Но командир спецназовцев Геннадий Зайцев не спешил давать отмашку, задумав взять бандитов живьем.
Впрочем, ликвидация террористов не исключалась — у силовиков было заготовлено несколько планов на любой вариант развития событий.
Самым благоприятным сценарием был тот, по которому террористы отпускают детей и сдаются сами. Если не захотят — в ход пошел бы газ с последующим штурмом
Не исключалось также, что они попытаются покинуть кабинет вместе с заложниками и отправиться в Ижевск — на этот случай их планировалось обезвредить по дороге или в аэропорту, где преступников дожидались бойцы спецназа «Витязь».
«Не думала, что я сына живым увижу»
Орехов тем временем выдвинул солдатам последнее условие — им требовалось лишь отпустить ребят, оставив в заложниках его самого. Дезертиры дали добро.
Спасибо пацанам, молодцы такие: встали и гуськом пошли. Тихо-тихо так вышли, спокойно, без шума, без какой-то толчеи. И когда за последним дверь закрылась, думаю — ну, все, никого нет в классе.
Владимир Орехов, бывший руководитель 7‑го отделения КГБ Удмуртской АССР
Освобожденных школьников развезли по домам. Туда сразу же кинулись дежурившие около школы родственники, некоторые из которых из-за пережитого ужаса успели поседеть.
Когда я пришла домой, он в кровати уже спал. Я вот как стояла, на коленки упала около него, обняла. До того плакала, до того плакала — не думала, что я его вообще живого увижу.
Людмила Мокрецова, мать одного из учеников 10 «В» класса
Несколькими днями позже школьников и их родителей вызвали в КГБ, где с них взяли подписку о неразглашении факта и деталей теракта сроком на 15 лет. За проявленные храбрость и мужество учеников наградили часами.
«Снайперы рассказывали, что солдаты просто сели на пол»
Тем временем, оставшись один на один с террористами, капитан Орехов терять времени не стал.
Мы договорились, что я сам вместо детей поеду вместе с ними в аэропорт на «уазике». Говорю: «Могу за рулем поехать, чтобы вы могли контролировать ситуацию». Потом: «Ну, я за паспортами…» И ушел. Снайперы, фиксировавшие ситуацию, потом рассказывали: когда я вышел, солдаты просто сели на пол, один даже автомат выронил
Владимир Орехов, бывший руководитель 7‑го отделения КГБ Удмуртской АССР
Когда до дезертиров дошло, какую роковую промашку они совершили, они попытались было вернуть капитана. Для этого Мельников рискнул выйти из кабинета, наткнувшись в коридоре на бойца «Альфы», к которому и обратился с просьбой позвать Орехова. Но об этом не могло идти и речи — и преступник, бросив автомат, вновь скрылся в классе.
фильм «Создать группу „А“»
Художественная реконструкция захвата дезертиров в Сарапуле
Следом за ним, выбив дверь, ворвались спецназовцы — операция длилась от силы 15-20 секунд. Мельников сдался сразу, а Колпакбаев попытался было открыть огонь, но был моментально обезврежен. Как главарь, он по приговору Свердловского суда получил приличный срок — 13 лет колонии (по другим данным — 12).
После освобождения террорист приехал в Москву и пытался попасть на прием в американское посольство — своей мечты о США Колпакбаев так и не оставил. Мельников отправился в тюрьму на восемь лет (по другим данным, на шесть). Узнав о случившемся, его отец не вынес позора и свел счеты с жизнью.
Для бойцов легендарного подразделения «Альфа» это была первая контртеррористическая операция после Афганистана.
К огромному сожалению, больше таких неискушенных преступников нам не попадалось. Современные террористы — люди жестокие, решительные и хорошо обученные. Они твердо знают, чего хотят. Идя на захват, они учитывают ошибки своих предшественников и тщательно изучают боевой опыт нашего подразделения
Геннадий Зайцев, бывший командир группы «А» («Альфа»)
Комментарии
17
Истории , Видео , Альберт Хакимов , Борис Соловьев , Владимир Орехов , Геннадий Зайцев , Александр Мельников , Lenta.ru , Голос Америки
Читайте также
Почему нельзя отдавать честь без головного убора
2
Зачем на Руси покойников парили в бане
Последние новости
Евросоюз отвел Лукашенко срок
Путин обвинил США в создании Россией гиперзвукового оружия
Число новых случаев заражения коронавирусом в России превысило 6 тысяч