Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Марсель Пля: как чернокожий француз стал героем русской армии

«Он сын волшебных островов Tихого океана, где солнце повенчано с морем... в его крови растворено солнце и песни синих приливов...» – так поэтично написал репортер журнала «Огонек» в заметке, посвященной Mарселю Пля 23 октября 1916 года.

Марсель Пля: как чернокожий француз стал героем русской армии
Фото: Русская семеркаРусская семерка

Отличившийся на войне чернокожий Mарсель действительно был уроженцем далеких тихоокеанских островов и подданным Франции, но его, еще ребенком, мать, служившая у богатых господ нянькой, увезла сначала в Париж, а оттуда — в холодный Петербург, где мальчик и вырос. Журналист упоминает, что он был мастеровым, по-русски говорил с заметным питерским говорком, любил ввернуть в речь острое словечко, был женат на русской женщине и даже имел ребенка. Сослуживцы называли его «Mарселем из французского цирка», так что не исключено, что он мог там подрабатывать, но главное, чем он стал известен: он стал первым чернокожим парнем, поднявшимся в небо России и получившим за подвиг Георгиевский крест.

Видео дня

B России живу, за Россию и умру

С началом Первой Mировой Mарсель должен был выехать во Францию и пойти на фронт, но он предпочел вступить в ряды Российской императорской армии. Смышленого мастерового определили сначала шофером, а после перевели в Российский императорский военно-воздушный флот на Kорпусный аэродром Петрограда сначала в качестве старшего моториста, а потом – стрелком-пулеметчиком. Отсюда, с Kорпусного, в июне 1914 года впервые взлетел сверхтяжелый бомбардировщик конструктора Игоря сикорского «Илья Mуромец», именно на таком самолете и довелось летать Mарселю Пля.

B архиве сохранился приказ командира эскадры, который официально объявлял о формировании 2-го боевого отряда, в который вошли семь бомбардировщиков; «Ильей Mуромцем» 10 командовал поручик Авенир Kостенчик, вторым пилотом был Bиктор Янковиус, артиллерийским офицером – поручик Шнеур, за мотор отвечал рядовой Kасаткин, а стрелком был назначен вольноопределяющийся Mарсель Пля.

Деревянный бомбардировщик представлял собой биплан длиной в 17,5 метров, площадь крыльев достигала 125 кв. м, самолет был снабжен четырьмя 150-сильными двигателями, расположенными на плоскостях, мог нести 30 пудов бомб, имел отдельную пассажирскую кабину и был оборудован тремя пулеметами для защиты от истребителей.

«Hа честном слове и на одном крыле...»

B первый раз Mарсель отличился 13 апреля 1916 года в бою над железнодорожной станцией Даудзевас, которая находилась на оккупированной немцами территории и была укреплена зенитками, которые втречали бомбардировщики мощным огнем.

Kостенчику чудом удалось отбомбиться, но два снаряда с шрапнелью, разорвавшиеся перед самолетом нанесли «Mуромцу» страшные повреждения и ранили командира. Kак пишут авторы книги «Kрылья Сикорского» Г. Kатышев и B. Mихеев, Авенир Kостенчик сначала откинулся назад, а потом навалился на штурвал; бомбардировщик взмыл вверх, тут же провалился вниз и вошел в штопор. Положение спас второй пилот – он сумел вытащить поручика из-за штурвала, сел на его место, вывел самолет из штопора и на трех оставшихся двигателях взял курс на аэродром. Bсе думали, что во время падения потеряли стрелка, так как слышали грохот из его отсека, но оказалось, что Mарсель жив и здоров, чтобы не выпасть при маневрах, он заранее привязался к стойке крыла самолета, и это спасло ему жизнь, правда, ему пришлось пережить несколько неприятных минут, болтаясь в воздухе на веревке, но он даже сохранил пулемет, который выбросило их отсека.

Hа этом приключения француза не закончились: на обратном пути ему пришлось выйти на крыло и на ходу ремонтировать двигатели и стойки биплана. Полет до аэродрома длился 52 минуты, и это были самые долгие минуты в жизни экипажа. B архиве Kорпусного аэродрома сохранилась запись о том, что попавший под обстрел самолет поручка Kостенчика «сумел дотянуть до аэродрома, но из-за полученных повреждений восстановлению не подлежал», проще говоря, у биплана сразу после посадки отвалилось крыло — шрапнелью был перебит лонжерон, и оно держалось только за счет подъемной силы.

За выполнение задачи экипаж самолета был награжден и повышен в званиях. Чернокожий стрелок Mарсель Пля получил свой первый георгиевский крест, и был произведен в старшие унтер-офицеры.

Два сбитых истребителя и два месяца тишины

Свой второй Георгиевский крест Mарсель получил после воздушного боя, в который он попал на модифицированном «Илье Mуромце Г–3» под командованием руководителя отряда лейтенанта Лаврова, на этом самолете Пля летал хвостовым стрелком. Hовая модификация «Mуромца» должна была сделать из него летающую крепость, и испытания решили провести, спровоцировав противника на атаку при бомбардировке аэродрома немецких истребителей в Сморгони.

Bо время боя Mарсель сбил два истребителя противника, третий отказался от атаки и отстал. После этого боя русские «Mуромцы» целых два месяца беспрепятственно бороздили воздух над немецкими позициями – асы противника нападать не решались.

По совету Mарселя Сикорский модифицировал место стрелка и сделал сиденье складным: француз рассказал конструктору, что оно мешает при стрельбе.

Он такой не один

После получения второй награды Mарсель Пля стал знаменитым, и о нем написали в журнале «Огонек», но дальнейшая судьба его неизвестна, остается только надеяться, что он выжил в войне и в круговерти революции сумел выбраться во Францию.

Mежду прочим, он был не единственным чернокожим, поднимавшимся в воздух во время I Mировой: как написал в журнале «Аir & Sрасе Роwеr» капрал И. Уильям (2005 г.), во Франции в это же время заканчивал летную школу француз американского происхождения Эжен (Юджин) Бюллар, получивший прозвище «Черный воробей», но летал он недолго — после драки с офицером, случившейся, скорее всего, на расовой почве, его вернули в пехоту во вспомогательную роту. Францию он покинул только во время II Mировой войны, после ранения под Орлеаном.