Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Святость и порок: любовь и брак в Византии

Нравы Восточной Римской империи, которая лишь в исторической литературе обрела нынешнее название, отличались удивительными парадоксами, соединявшими строгость ортодоксального христианства и фривольные привычки античной культуры. Подробности — в статье «Рамблера».
Святость и порок: любовь и брак в Византии
Фото: Кадр из фильма «Феодора»Кадр из фильма «Феодора»
Византийская мораль причудливо объединяла христианские принципы воздержания с реликтами античного наследия Рима и Греции — оргиями, гетерами, восхищением телом и романтикой однополых отношений.
С одной стороны, церковь поощряла добродетельное поведение супругов в браке и обоюдное воздержание, если пара решила не иметь детей. Обычном финалом такого благочестивого брака был уход мужа и жены в монастырь.
С другой стороны, настоятели не слишком доверяли монахам и монахиням в таком деликатном вопросе, поэтому запреты на посещение монастырей лицами противоположного пола были повсеместными. Причем исключение не делалось даже для царственных особ и родственников иноков. При этом в некоторых мужских монастырях не принимали и красивых юношей, чтобы своей женственной красотой они не искушали монахов. А правила женских обителей порой запрещали монахиням смотреть друг на друга с той же целью.
Даже знатные женщины обычно получали скромное домашнее образование и строгое воспитание. Добродетельная девушка не могла спать без одежды и вообще оголять тело, даже частично — демонстрация локтя уже могла навлечь обвинение в распущенности. По той же причине осуждалось и пристрастие к гигиеническим процедурам, регулярное мытье считалось скорее слабостью, чем необходимой для здоровья процедурой.
Девушка не могла сидеть за одним столом с мужчинами — даже отцом и братьями — а также пить вино, громко говорить, шутить или смеяться. Отвечать на вопросы она должна была тихо и коротко, не поднимая глаз.
Все это было естественным следствием господствующего в Византии убеждения, что именно женщина провоцировала желание в мужчине и несла ответственность за все последствия такого поступка. Поэтому приличная женщина должны была вести себя как можно незаметнее даже дома.
Будущее девушки всецело зависело от родителей. Если они могли собрать приданое, то девочку выдавали замуж уже в 12 лет. Если же нет, то ее отдавали в монастырь с последующим пострижением. В том случае, если у родителей было несколько дочерей и скромные финансовые возможности, то как минимум одна была обречена на безбрачие. Некоторых отправляли в обитель еще в раннем детстве.
Впрочем, участь мальчиков в бедных семьях также была незавидной. Родители могли оскопить их с тем, чтобы в дальнейшем они стали евнухами и сделали себе карьеру при императорском дворе. Евнухи часто добивались головокружительных высот, причем могли занимать практически любую должность и даже стать полководцами. Например, знаменитым военачальником был евнух Нарсес.
Отношение к кастратам также было двойственным. С одной стороны, их считали образцами телесной чистоты и даже ангельской красоты. С другой стороны, далеко не все евнухи были таковыми в полной мере, поэтому они могли вступать в пассивные отношения с женщинами и мужчинами. Последние связи особенно порицались — часто кастратов специально привозили из других стран для развлечения состоятельных мужчин, которые использовали их как рабов для утех.
По закону за супружескую измену обоих супругов могли приговорить, например, к отрезанию носа или ослеплению на один глаз. Однако мужчина после этого имел право отказаться от своей жены, так что искалеченная женщина могла найти пристанище только в монастыре, повторный брак был для нее невозможен.
А вот женщина была обязана принять обратно изуродованного мужа — о разводе в этом случае не было и речи. Вдова или жена пропавшего без вести ровно год соблюдала траур, тогда как вдовец мог не утруждаться себя такими условностями. В случае сумасшествия мужа женщина должна была пять лет доказывать диагноз супруга, тогда как мужчине было достаточно и трех лет.
Однако несмотря на все усилия церкви, в стране процветала индустрия продажной любви. Блудницы, как именовали их священники, также различались по категориям, однако даже гетеры потеряли уважение, оказываемое им в античности.
При этом жрицами любви считались не только профессиональные девушки по вызову, но и актрисы, танцовщицы, певицы, арфистки, флейтистки и другие музыкантши и вообще все женщины искусства вне зависимости от того, торговали ли они своим телом или искусством. Брак с такой женщиной был запрещен для любого свободного мужчины, особенно для аристократа. Но когда император Юстиниан решил жениться на бывшей актрисе Феодоре, он смягчил эти законы.
На самой нижней ступени лестницы находились служанки в питейных заведениях и бесплатных приютах для путешественников — ксенодохиях. Причем отказать гостю они просто не имели права. Например, в юности будущая императрица Феофано обслуживала посетителей в кабаке своего отца.
Иногда девушка попадала в публичный дом против воли, например, будучи проданной отцом, хотя за это и полагалось наказание. Однако обратного пути, кроме монастыря, уже не было.
Впрочем, подвижники иногда пытались духовно просвещать блудниц, проповедуя в борделях, однако с переменным успехом.
Также в Византии бытовал ритуал адельфопоэзиса, то есть братания, когда мужчины становились духовными братьями. Он совершался в присутствии священника и внешне напоминал венчание с соединением рук, чтением молитв и причастием.
Некоторые современные исследователи, например Джон Босуэлл, видят в этом ритуале прототип однополого брачного союза. Однако такая теория остается спорной, так как в адельфопоэзисе подчеркивалась именно духовная связь.