Зачем пропаганда Геббельса издавала русских поэтов

В годы Великой Отечественной войны в тёмных канцеляриях Третьего Рейха разрабатывались планы по будущему низведению славян до уровня человекообразных животных. Однако для текущего успеха оккупации нацистам требовалось поддерживать видимость культурной жизни на захваченных территориях СССР. Поэтому они издавали для населения не только пропагандистскую литературу, но и печатали классическую русскую поэзию.

«Сказки Пушкина» в «коричневом переплёте»

Вожди НСДАП были неравнодушны к стихам. Адольф Гитлер в юности сам рифмовал строки и дружил с поэтом-ницшеанцем Стефаном Георге. А главный пропагандист Рейха очень любил немецкую романтическую поэзию и собирал редкие издания Генриха Гейне, хотя тот и был по крови евреем.

Однако оккупанты понимали, что навязывание вчерашним советским гражданам собственно немецкой культуры ничего, кроме отторжения, не вызовет. Требовалось как-то оправдать слова Гитлера, сказанные в первый день войны – о том, что «никогда германский народ не вынашивал в себе враждебных чувств по отношению к народам России». В деле «культурной работы» нацисты имели надёжных советчиков – рождённых ещё в Российской империи балтийских немцев, хорошо знакомых с русским языком и литературой. Именно они курировали книгоиздательскую деятельность русских коллаборационистов. На оккупированных территориях выпускалось не слишком много художественной литературы, однако некоторые книги стихов всё же были напечатаны.