Что случилось с сыном Сталина в немецком плену

Старшего лейтенанта Красной армии взяли в плен 17 июля 1941 г. солдаты 39-го танкового корпуса вермахта. Первый сын Сталина был далек от политики - работал помощником электромонтера, затем инженером, а потом ушел в Артиллерийскую академию и в мае 1941 г. стал командиром артбатареи 14-го гаубичного полка 14-й танковой дивизии. Подобно многим молодым офицерам, он вступил в ВКП(б). 22 июня Яков пошел на войну и вскоре оказался в окружении под Витебском, и, как и большая часть находившихся в Белоруссии красноармейцев, быстро попал в плен.

Фото: Русская семерка

Поведение сына Сталина в плену имело политическое и пропагандистское значение. Уже на первом допросе 18 июля он показал себя неоднозначно. От сына вождя СССР и коммуниста можно было ожидать, что его речи риторикой будут походить на газету «Правда». Но получилось не совсем так, хотя по большинству вопросов Яков вступил с допрашивавшими его капитаном Реушле и майором Гольтерсом в довольно горячий спор. Так, в ответ на замечание о том, что по данным немцев, в советских войсках невысок авторитет политических комиссаров, Джугашвили заявил, что те комиссары, которые искренне верят в коммунизм, «пользуются любовью и уважением». Нелюбовь к колхозам Яков объяснил тем, что великие реформы часто непопулярны у некоторых групп населения, а главных советских полководцев (Тимошенко, Ворошилова и Буденного) хвалил как выдающихся командиров. Кроме того, сын Сталина возмущался, услышав утверждения об убийствах немецких военнопленных красноармейцами, и говорил, что видел, как с пленными хорошо обращаются, а приказа об убийствах и быть не могло.