Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«В России намного больше порядка»

Санкт-Петербург очаровывает с первого взгляда не только своей архитектурой и непередаваемой атмосферой, но и своей мультикультурностью — здесь легко уживаются люди с разным цветом кожи, вероисповеданием и происхождением. Для многих иностранцев переехать в Россию, особенно если она находится на другом континенте, кажется не самым простым шагом. Но именно так поступил эквадорец Габриэль Гуэрра, который нашел в Северной столице второй дом. Каким встретил его Петербург — в материале «Ленты.ру».

«В России намного больше порядка»
Фото: Габриэль ГуэрраГабриэль Гуэрра

Габриэль Гуэрра — темноволосый смуглый молодой человек, сидящий в типовой петербургской квартире. Еще два года назад он жил в Южной Америке, в Кито, столице Эквадора, а теперь его домом стала Северная столица. Под шум проносящихся за окном трамваев и машин он начинает свой рассказ о том, как и зачем вдруг уехал в Россию:

Видео дня

— Эквадор — это очень маленькая страна, но там есть и горы, и пляжи, и джунгли, и всем известные Галапагосские острова. Это моя страна, где я родился и жил все время до того, как уехал в Россию.

В Эквадоре я работал и занимался своим хобби — музыкой. Мы с друзьями организовали небольшие тусовки и концерты. Я был диджеем, и у меня была музыкальная группа, с которой мы часто выступали. Моя жизнь в Эквадоре — это музыка.

Но я бы сказал, что музыка, которую я люблю, там не очень популярна. Большинству нравится другая — сальса, бачата, реггетон и так далее. Это неплохая, но просто обычная музыка. А я играл постпанк, панк, рок и стилизацию под 80-е годы. Это не очень популярные стили, но все равно есть те, кому эта музыка нравится, хотя под нее нельзя прийти и потанцевать, как это обычно бывает. Для такой музыки не очень много клубов, как бы мне хотелось.

Наша группа не была популярной, мы себя относили, скорее, к андеграунду. Мы собирали максимум человек сто на наши концерты

Для тех, кто не знает, моя страна далеко не бедная. В Кито, столице Эквадора, где я жил, если у тебя есть образование, то так или иначе ты сможешь найти работу. Может быть, поначалу она не будет высокооплачиваемой и любимой, но по крайней мере у тебя будет, с чего начать. Хотя в последние годы ситуация меняется — частично из-за коронавируса, частично из-за политической обстановки. Поэтому сейчас население все же беднеет и теряет работу.

Так что лет десять назад жить в Эквадоре было легче. Теперь все значительно хуже. С другой стороны, если сравнивать с Санкт-Петербургом, где я живу сейчас, цены у нас на определенные продукты и услуги практически одинаковые. Я могу жить здесь на те же деньги, что и на родине, в Кито.

Когда я жил там, то работал в большой IT-компании, но никогда не думал, что буду работать в ней всю жизнь, мне не хотелось этого. Я всегда мечтал учиться в другой стране и узнать, чем живут другие люди, изучать культуру разных народов. К сожалению, до 2019 года из-за некоторых личных проблем у меня не получалось сделать это.

Габриэль Гуэрра

Тогда у меня была девушка, которая тоже была одержима этой идеей. Однажды она проходила мимо российского посольства и увидела объявление о том, что можно получить грант и поехать учиться в Россию. Когда она пришла домой, то сразу сказала мне: смотри, какая возможность, может, поедешь? И я всерьез задумался над этим.

Я понял, что это мне по карману, и стал изучать, на кого я смогу выучиться в России. Мне всегда казалось, что там очень много гениальных айтишников, физиков и математиков. А я ведь работал в IT и подумал, что, наверное, в этой сфере мне и стоит получить образование. Еще посмотрел, подумал и решил, что для этого лучше всего поехать в Питер и поступить в Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики. Так я и оказался здесь.

О России и ее культуре тогда я мало чего знал — в основном, азы. Что это самая большая страна в мире, там суровая зима Знал, кто президент России, что раньше была не Российская Федерация, а Советский Союз — и все такое прочее. И хочу сказать, что мои поверхностные знания сыграли определенную роль в моем решении. Ведь Россия совершенно не похожа на мою страну, не только с географической точки зрения. Вы развивались совершенно по другому политическому и экономическому пути, в отличие от Эквадора.

Мне это понравилось — ведь я хотел испытать определенный культурный шок. Мне очень наскучила моя работа на родине — хотелось какой-то встряски. В то время музыка была единственным, что поддерживало во мне интерес в жизни. Я был жутко измотан и хотел перемен.

И вот я оказался здесь. Если сравнивать Кито и Петербург, то здесь намного больше порядка и уважения со стороны людей, чем в моей стране. Возьмем, к примеру, транспорт — тут нельзя просто сказать «высади меня тут!» Обязательно нужно дождаться, пока водитель доедет до остановки, и только тогда он тебя высадит. У нас ментальность совершенно другая — сказал «выхожу!», и тебе тут же остановили. Опять же, все переходят улицу по пешеходному переходу, не то что у нас!

У вас намного больше уважают женщин. В Эквадоре ситуация печальная. А здесь женщины могут одеваться так, как они хотят, и не ожидать, что их тут же начнут оскорблять

В латиноамериканских странах им приходится постоянно задумываться о том, в каком виде они выходят из дома. Ведь мужчины сразу начнут говорить нехорошие слова в их адрес, а водители могут сигналить им вслед.

А как красиво выглядит город! Тут такая разная архитектура — она прекрасно выглядит и зимой, и летом. И я заметил, что в Петербурге люди существенно больше интересуются культурой вообще и музыкой, чем в моем родном Кито. Например, стоит мне заговорить с петербуржцем о каком-нибудь музыканте или группе, и он тут же подхватывает: «Да, я слышал о них!» У многих моих нынешних коллег есть музыкальное образование, их интересуют не только естественные науки. Это меня действительно удивило.

Что касается климата, то, может быть, вы подумали, что у нас в Кито жарко, но наша столица находится в горах. Поэтому у нас примерно как в Петербурге весной — 15-20 градусов. Зимой у вас, конечно, бывает и минус 20, но проблема не в этом. Я не знал, что может быть так мало солнца, и это для меня большой минус, ведь в Эквадоре солнечно целый год. Никогда не думал, что отсутствие солнца так влияет на самочувствие. Конечно, есть общение, знакомые и друзья, но солнечный свет просто необходим.

Когда я уезжал, то рассказывал моим друзьям из Перу, что очень скоро буду жить в России. У меня есть друг, очень известный перуанский и европейский диджей, который любит ту же музыку, что и я, — постпанк. Он сказал, что играл в Санкт-Петербурге два раза, у него там есть знакомый. Он спросил, не хочу ли я с ним встретиться. Я сказал: «Ну да, конечно, я же буду там жить». Он дал мне его контакты.

Что касается российской музыки, то я в основном знаю инди и постпанк. Я бы даже сказал, что речь идет о русскоязычной музыке, ведь многие такие группы из Белоруссии или Украины. Но мне очень нравится то, что они делают. У них есть собственная идентичность, колорит

Вообще, они сейчас очень популярны в Латинской Америке и Европе. Например, ту же группу «Плохо» из Санкт-Петербурга хорошо знают в Мексике и Эквадоре. Или вот «Молчат дома» и «Буерак». Это такой новый русский бренд — а есть ведь и старый, все же знают группу «Кино», которую, кстати, они во многом копируют. Возможно, поэтому я и люблю «Кино».

Мне было очень интересно, как в Петербурге организовывают такие же мероприятия, как делал я в Кито, и потому познакомился с такими людьми. Я узнал о питерском рок-клубе «Сердце» и о том, как такие вечеринки устраивают здесь. Было очень здорово! Эти люди разговаривали по-английски, и я все понимал — ведь тогда я не знал русского языка.

Габриэль Гуэрра

В Эквадоре ты приходишь в рок-клуб, чтобы встретиться с друзьями, послушать музыку и выпить пива. Здесь то же самое, только у нас как-то энтузиазма что ли побольше. Может, проблема, конечно, во мне — ведь я сравниваю с эквадорским менталитетом, а для петербуржцев такое поведение нормально. Просто все ведут себя далеко не так эмоционально, как в Эквадоре. Но вообще, когда россияне пропустят по паре бокалов и разговорятся, все выравниваются — они становятся более открытыми. После вечеринки тут, как и у нас, часто зовут к себе домой, чтобы продолжить, братаются. Но вот начинается общение обычно существенно прохладнее, чем в Эквадоре.

А так — похоже многое. У моего друга в Кито был маленький бар, и когда мероприятие заканчивалось, он закрывал двери, и все, кто хотел продолжать, как и в «Сердце», оставались.

Кстати, в Петербурге главное — не приходить в клуб одному. Я видел, как те, которые приходят одни, не общаются с другими людьми, не втягиваются в компанию. Но вот Леонид Новиков, который стоит в «Сердце» за барной стойкой, помогает таким посетителям интегрироваться в компанию, разговаривает с ними. «Привет, друг мой! Как тебя зовут?» — говорит он. И ты можешь открыться ему и остальным, почувствовать, что ты не один. Здорово, что у них все так.

***

«Я очень удивился, когда устроители какой-то небольшой готической вечеринки заявили в составе выступающих парня из Эквадора — а оказалось, что он просто у нас уже учится», — вспоминает Леонид Новиков, арт-директор и бармен клуба «Сердце». По его словам, Габриэль — очень дружелюбный парень, общительный, но при этом довольно скромный. «Пришел с серьгой-крестиком и накрашенными в черный цвет ногтями — он же гот! Я спросил его, мол, ты так и ходишь по городу? А он ответил, что когда к метро подходит, то крестик снимает», — смеется собеседник «Ленты.ру».

С тех пор так и повелось — Габриэль диджеит на готических вечеринках «младоготов» — так организаторов иронично называет арт-директор.

«Сердце» — небольшой рок-клуб, который за свои 4,5 года существования, как говорят его завсегдатаи, стал «самым душевным заведением Петербурга»

Кто-то сравнивает его со знаменитым Ленинградским рок-клубом, но, как говорит руководитель проекта Андрей Новиков, в «Сердце» не хотят навешивать ярлыки, пусть и со всем уважением к истории питерской сцены.

Дворик культурного центра «Сердце». Фото: Наталья Рыбакина / Культурный центр «Сердце»

Впрочем, все ключевые фигуры того легендарного заведения иногда заходят туда. А сама история «Сердца» началась, когда в здании петербургского Оптического института собрались люди, которые вот уже 13 лет подряд делают большой фестиваль «Живой», и ветераны Ленинградского клуба. Это был, как они его называют, «симпозиум». Пока говорили о судьбе рок-н-ролла, и зародилась идея сделать клуб «для самих музыкантов», и тут же, в творческом кластере института, нашлось пустующее помещение.

«Когда мы туда вошли, там поземка мела. Были выбиты окна», — вспоминает Леонид Новиков. Когда-то тут была конюшня купца Григория Елисеева, а в самих корпусах, в которых сейчас находится институт, жил сам купец «Мы въехали и принесли свет цивилизации в почти разрушенное здание», — иронизирует Леонид.

Клубная индустрия в последние годы несет большие потери. В Москве, а тем более в других городах, найти средний по размерам рок-клуб, да еще находящийся в центре города, практически невозможно. Но только не в Питере.

Это труд для каждого из нас, поэтому, я думаю, что выживаем мы за счет этого. Что называется, музыканты построили клуб для музыкантов и трудятся каждый день для музыкантов

В «Сердце» нет какого-то огромного штата наемных сотрудников, как это бывает в больших клубах. Здесь управление ведется компанией друзей, без расчета на большие зарплаты, что и помогает проекту не только сводить концы с концами, но и развиваться.

Меньше года назад создатели «Сердца» поняли, что небольшой и уютный клуб маловат для поклонников известных групп. Так во дворе Оптического института появился еще один с названием «Время N». Рядом с ним сейчас стоит большая открытая летняя сцена, тоже принадлежащая команде «Сердца», к сожалению, пока пустующая по причине коронавирусных ограничений.

Габриэль — не единственный иностранец, который выступает в «Сердце». «Я вспоминаю, что очень большое количество артистов, которых к нам привозили промоутеры из Америки, Германии, Великобритании, Швеции и других стран, говорили нам, что у нас атмосфера хорошего берлинского рок-клуба», — говорит Андрей Новиков.

Памятник рок-музыканту , установленный к 30-летней годовщине со дня его смерти в сквере на пересечении улицы Танкиста Хрустицкого и проспекта Ветеранов. Санкт-Петербург.

***

Что касается Габриэля, то он будет жить в Петербурге еще год, до июля или августа 2022 года:

— Теперь, когда моя жизнь приобрела какую-то стабильность благодаря полученному образованию, я смогу уделять больше своего времени музыке. Конечно, я буду скучать по Санкт-Петербургу. Я привык видеть и ощущать этот город, Неву, гулять и рассматривать эту прекрасную архитектуру. Смотреть на то, как живут, ходят и чем занимаются петербуржцы.

Мне особенно нравится наблюдать за парочками, которые гуляют в парках, — просто так, на свидании. Я никогда так не делал в моей стране. Ни разу не говорил девушке: «А давай пойдем, погуляем в парке». И теперь я сам задаю себе вопрос о том, почему я так не делал? Это же так просто, ходить в тени деревьев и общаться.

Конечно, у меня здесь появились друзья. Не знаю, их, наверное, нельзя назвать лучшими — ведь на это нужно время. Но у меня есть пара друзей, и я буду скучать по ним.