Каких территории лишилась Россия после Крымской войны

Весной 1854 года Британия и Франция объявили Российской империи войну. Это стало началом коренного перелома в Крымской войне. Именно с этого момента начался отчет конца и заката некогда могущественной Российской империи

Переоценка могущества

Николай I был убежден в непобедимости Российской империи. Успешные военные операции на Кавказе, в Турции и Средней Азии породили у российского императора амбиции по отделению балканских владений Османской империи, а также веру в могущество России и её способность претендовать на гегемонию в Европе. Барон Штокмар, друг и воспитатель принца Альберта, мужа королевы Виктории в 1851 году писал: «Когда я был молод, то над континентом Европы владычествовал Наполеон. Теперь дело выглядит так, что место Наполеона заступил русский император и что по крайней мере в течение нескольких лет он, с другими намерениями и другими средствами, будет тоже диктовать законы континенту». Примерно так думал и сам Николай. Ситуацию усугубляло и то, что он был всегда окружен льстецами. Историк Тарле писал о том, что в начале 1854 года в Прибалтике в дворянских кругах распространялось в многочисленных экземплярах стихотворение на немецком языке, в первой строфе которого автор обращался к царю со словами: «Ты, у которого ни один смертный не оспаривает права называться величайшим человеком, которого только видела земля. Тщеславный француз, гордый британец склоняются пред тобой, пылая завистью, — весь свет лежит в преклонении у твоих ног». Не удивительно поэтому, что Николай I горел амбициями и рвался осуществить свои замыслы, стоившие России тысяч жизней.

Разгул казнокрадства

Расхожей стала история про то, как Карамзина попросили в Европе рассказать в двух словах о ситуации в России, но ему не понадобилось и двух слов, он ответил одним: «Воруют». К середине XIX века ситуация не изменилась в лучшую сторону. Казнокрадство в России приобрело тотальные масштабы. Тарле цитирует современника событий Крымской войны: «В русской армии, стоявшей в 1854–1855 годах в Эстляндии и не бывшей в соприкосновении с неприятелем, большие опустошения производил объявившийся среди солдат голодный тиф, так как командующий состав воровал и оставлял рядовых на голодную смерть». Ни в одной европейской армии ситуация не была такой аховой. Николай I знал о масштабах этого бедствия, но поделать с ситуацией ничего не мог. Так, он был ошеломлен делом директора канцелярии инвалидного фонда Политковского, который украл из бюджета больше миллиона рублей. Масштабы коррупции во время Крымской войны были таковы, что восстановить дефицит казны у России получилось только через 14 лет после подписания Парижского договора.