Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Леди Жемчужина: принцесса, которая стала шпионкой

При других обстоятельствах Ёсико Кавасима могла бы прожить типичную жизнь принцессы крови, ведь она принадлежала к маньчжурской императорской фамилии. Но исторические обстоятельства круто изменили ее судьбу, а ее имя в китайском языке стало нарицательным для любой шпионки. «Рамблер» расскажет историю женщины, которую в Азии называли не иначе как «восточная » или леди Дунчжэнь то есть «Восточная жемчужина».

Леди Жемчужина: принцесса, которая стала шпионкой
Фото: Кадр из фильма «Ёсико Кавасима»Кадр из фильма «Ёсико Кавасима»

Отцом девушки был принц Шаньси, матерью — любимая наложница Яньчжи. Ёсико (а точнее Айсиньцзюэло Cяньюй) родилась 24 мая 1907 года и стала четырнадцатой дочерью принца. Но девочка не успела вкусить все прелести дворцовой жизни. В 1911 году разразилась Синьхайская революция, которая положила конец монархии — то есть империи Цин. Отец поручил дочь своему другу — японскому шпиону, авантюристу и предпринимателю. Нанива Кавасима удочерил девочку, дал ей новое имя и вывез в Японию. Ёсико сначала росла в доме приемного отца и училась в школе в городе Мацумото.

Видео дня

В 1922 году ее отец умер, а мать покончила с собой. Тогда юную принцессу отправили в Токио. В новой школе она профессионально изучала дзюдо и фехтование — в будущем ей пригодятся эти умения. Но в 17 лет, когда отчим решил предъявить на нее свои права, они ей не помогли. Девушка пережила большой стресс. Именно этому обстоятельству ее друзья приписывали дальнейшие изменения в ее поведении.

Wikimedia

Ёсико стала открыто заводить романы с богатыми мужчинами и женщинами, одеваясь при этом в мужской костюм. В 1925 году она заявила друзьям о том, что отныне больше не будет женщиной. Девушка сфотографировалась в традиционном кимоно и с высокой женской прической на память, а потом отправилась в парикмахерскую и сделала короткую стрижку. С тех пор в ее гардеробе были только мужские вещи, в переписке она использовала только мужской стиль. Позже Ёсико открыто говорила, что скорее всего принадлежит к третьему полу, а значит традиционная жизнь женщины не для нее, так как мужская дает больше возможностей для реализации себя. При этом Ёсико Кавасима вовсю пользовалась своей красотой и неизменно покоряла мужчин. Современники отмечали ее необыкновенную привлекательность.

В 1927 году девушка вышла замуж за Мэнцзяна Ганжуржаба, лидера монгольско-маньчжурского движения за независимость, и сына старого союзника ее родного отца — князя Бабужава. Но через три года развелась с мужем и уехала из Монголии. Ёсико путешествовала, заводила полезные связи, меняла возлюбленных, пока наконец не осела в Шанхае, где стала подругой Рюкити Танаки, шпиона и японского военного атташе. Он немедленно воспользовался ее знакомствами и авторитетом среди маньчжурской аристократической элиты. Вместе они создали подпольную шпионскую сеть в Китае и Монголии. После инцидента в Шанхае, когда в городе начались бои между сторонниками республики и японцами, Танака был отозван в Токио. А Кавасима осталась и продолжила работу, теперь вместе с генералом Кэндзи Доихару. Молодая женщина, переодетая в офицерский мундир, часто выполняла секретные поручения в Маньчжурии. В ход шли и чары, и оружие, которым Ёсико владела безукоризненно. Она легко вписывалась в партизанские отряды, а сочетание мужской формы и женственности убийственно действовало на мужчин.

У Ёсико были теплые отношения с последним императором Пу И. Он часто принимал родственницу в своем доме в Тяньцзине. Именно она убедила кузена стать формальным правителем созданного японцами марионеточного государства Маньчжоу-Го. Ёсико действовала как шпионка Токио, но в личных беседах она говорила о том, что мечтает о возрождении независимой империи ее отца и деда. Кавасима порой критиковала Пу И за то, что он слишком поддается японскому влиянию и сетовала, что ему не хватает твердости правильно выстроить отношения с Токио.

Wikimedia. Свадьба Ёсико и Ганжуржаба

Вскоре она стала возлюбленной генерал-майора Хаяо Тады, главного военного советника императора. В 1932 году, во время так называемого «умиротворения Маньчжоу-Го», Ёсико лично создала кавалерийские отряды из бывших бандитов, чтобы отлавливать местных повстанцев, воюющих с японскими оккупантами. Примерное число людей, бывших в ее непосредственном подчинении, достигало пяти тысяч. За это японские журналисты прозвали ее Жанной д'Арк из Маньчжоу-Го. Впрочем, в те страшные дни массовых расправ она начала злоупотреблять алкоголем и наркотиками, вероятно, пытаясь забыться.

Очарованным современникам «Восточная жемчужина» казалась героиней приключенческого фильма. Ведь Ёсико вовсе не пряталась, она была публичной личностью, регулярно выступала на радио и в печати. Рассказы о ее приключениях выходили в газетах, а иногда и отдельными книгами. Сама Ёсико даже выпустила пластинку своих песен. Однако вскоре у такой популярности в Маньчжоу-Го обнаружилась обратная сторона.

Во-первых, она больше не могла работать тайно на разведку, а во-вторых, она все чаще позволяла себе публичные замечания в адрес японских властей. Ёсико была потрясена, когда увидела последствия применения химического оружия в одном из селений. Она все чаще вела себя как представительница своего народа, и роль Маньчжурии в японских планах ее устраивала все меньше. Так что очень быстро японские власти постарались вытеснить ее из информационного поля. Более того, на Кавасиму было совершено покушение, но она смогла отбиться и сбежать в неизвестном направлении.

Однако в 1945 году Ёсико Кавасима была арестована китайцами в Пекине, где скрывалась под другим именем. Впрочем, ходили слухи, что контрразведчиков на ее след навели японские агенты, бывшие коллеги Кавасимы. Видимо, они не простили принцессе ее непокорное поведение.

Ёсико обвиняли в государственной измене. Ее адвокаты и она сама настаивали, чтобы ее судили за военные преступления, а не за предательство родины, ведь она не считала себя гражданкой Китая. 25 марта 1948 года леди Дунчжэнь была расстреляна, а ее тело было продемонстрировано толпе. Позже останки были отправлены в Японии ее приемной семье и похоронены в Мацумото.

Впрочем, почти сразу же возникла легенда о том, что «Восточная жемчужина» выжила и по другим документам мирно жила где-то на севере Китая еще три десятка лет.