Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Любовный треугольник в доме «железного наркома» Ежова: чем всё закончилось

Зинаида Гликина была одной из самых близких подруг жены Евгении Хаютиной. Однако это обстоятельство не стало препятствием для того, чтобы «железный нарком» и Гликина стали любовниками. В 1938 году Зина Малая, как называли её в семье Ежовых, была арестована по подозрению в шпионской деятельности. Причем, по признанию самого Ежова, завербовала ее его же законная жена.

Любовный треугольник Ежова: чем все закончилось
Фото: Русская семеркаРусская семерка

Женщины, носящих имя Зинаида, в окружении Николая Ежова было две: Зинаида Кориман и Зинаида Гликина. Поэтому для того, чтобы не возникала путаница, в семье Ежовых их называли Зина Большая и Зина Малая соответственно. Они обе были близкими подругами жены наркома Евгении Хаютиной. Зина Малая и Хаютина вместе учились в Гомеле. Именно Хаютина, будучи редактором журнала «СССР на стройке», устроила Зинаиду Фридриховну в издательство «Интернациональная литература».

Видео дня

был частым гостем литературного салона Евгении Хаютиной. Аналогичный салон организовала и Зинаида Гликина. Поэтому неудивительно, что на квартире Гликиной тоже нередко собирались шумные компании представителей литературной элиты тех лет. Все они неплохо и даже весело проводили время. Однажды в салоне даже устроили шуточную свадьбу, «невестой» и «женихом» на которой выступили Зинаида Гликина и писатель Леонид Соболев. Законному супругу Зины Малой, далекому от литературы, такие вечеринки оказались не по душе.

После того как Зинаида Гликина развелась, Евгения Хаютина пригласила ее пожить в своем доме. Николай Ежов оказался этому очень рад. Как вспоминала сама Зинаида Фридриховна, слова которой приведены в книге Алексея Павлюкова «Ежов. Биография», Ежов «был готов установить интимную связь с любой женщиной». При этом наркому не были важны ни место, ни время, ни обстоятельства этой связи, ни статус «жертвы». Гликина рассказывала, что, находясь в нетрезвом состоянии (а это с ним случалось довольно часто), Николай Иванович склонял к близости даже женщин из числа обслуживающего персонала.

Поэтому неудивительно, что вскоре Зинаида Гликина и Николай Ежов стали любовниками. Фактически «прописавшись» в доме Ежовых, Гликина узнала о наркоме еще больше, чем прежде. Впоследствии она поведала о нем много интересного. В частности Зинаида Фридриховна уверяла, что Ежов напивался до омерзительного состояния и развратничал, «теряя облик не только коммуниста, но и человека». Не обошла Гликина вниманием и свою подругу. Например, она сделала достоянием общественности информацию о свиданиях Евгении Хаютиной с и о том, как Ежов, выяснивший это, избил жену.

Стоит отметить, что подобные откровения Зинаиды Гликиной были связаны не с написанием мемуаров, а с ее арестом 15 ноября 1938 года. Тот год вообще стал богатым на события. Муж Гликиной, Зайднер, еще весной был взят под стражу по подозрению в шпионаже. Николай Ежов же задумал разводиться с Евгенией Хаютиной. Тогда Зинаида Фридриховна вместе с Хаютиной поселилась на даче. Дважды туда приезжал и нарком. Вот только с супругой он почти не разговаривал, зато постоянно шептался о чем-то с Гликиной. Вскоре после этого Ежов поместил жену в психоневрологический санаторий и по просьбе самой Евгении Соломоновны «прикрепил» к ней Зинаиду Фридриховну.

Спустя чуть больше двух недель Зина Малая, впрочем, как и Зина Большая оказались за решеткой. Согласно одной из версий, Евгения Хаютина, узнав об этом, покончила с собой. Не удалось избежать смерти и Зинаиде Гликиной. Николай Ежов, который, как известно, тоже был арестован, в своих показаниях назвал Гликину английской шпионкой. Кроме того, по его словам, выходило, что завербовала Зинаиду Гликину покойная Евгения Хаютина. Судьба Зинаиды Фридриховны была предрешена: 24 января 1940 года Военная коллегия ВС СССР она была приговорена к расстрелу. Приговор привели в исполнении на следующий день.