Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Русский агент, ставший легендой Большой игры

Противостояние Российской и Британской империй на востоке объединило таких разных людей как , , Александр Бёрнс и Генри Роулинсон. Свое имя списал в Большую игру и герой сегодняшней статьи «Рамблера» — Ян Виткевич.

Русский агент, ставший легендой Большой игры
Фото: Кадр из фильма «Служа отечеству»Кадр из фильма «Служа отечеству»

В Азии столкнулись интересы Великобритании и России, которые долгое время дружили против общих соперников. Россия считала азиатские государства зоной своего политического влияния, а англичан беспокоила безопасность бриллианта Британской империи — Индии. Поэтому им необходим был контроль над Афганистаном. С обеих сторон действовали предприимчивые люди, которые были одновременно и разведчиками, и дипломатами, и путешественниками.

Видео дня

Ян Виткевич родился 24 июня 1808 года в местечке Пашяуше. В гимназии юный польский шляхтич вступил в тайную организацию «Черные братья». Гимназисты мечтали о независимости Польши и писали вольнолюбивые стихи. Поэтические упражнения и стали доказательством вины юного вольнодумца. Закон не пощадил подростков — двоим дали пожизненный срок, а остальных сослали в солдаты. Великий князь Константин Павлович, наместник Польши, начертал резолюцию: «В солдаты. Без выслуги. С лишением дворянства. Навечно».

В марте 1824 года 16-летний бунтарь оказался рядовым пятого линейного батальона в Орской крепости. Но юноша не отчаялся. Он как будто бы планировал побег, а в перерывах между службой осваивал восточные языки, потому что Оренбургский край тогда был воротами в Азию. У Виткевича вообще был дар к изучению языков. Он уже владел английским, французским и немецким, и также легко выучил персидский, чагатайский, узбекский и казахский языки.

Через пять лет ему улыбнулась удача. Оренбургский край посетил путешественник и ученый . Виткевич стал его переводчиком и произвел на него большое впечатление. Все деньги, которые поляк получал от родственников, он тратил на книге по ориенталистике, истории и этнографии. Были в его библиотеке и труды самого Гумбольдта.

Последний решил помочь интеллигентному юноше и рассказал о нем генерал-губернатору Василию Алексеевичу Перовскому. Тот был ветераном Отечественной войны, близким другом императора Николая I и при этом человеком независимого нрава. Его особняк был центром культурной жизни края, он принимал Пушкина и собирался жениться на племяннице поэта Василия Андреевича Жуковского, но девушка умерла от чахотки.

Словом, Перовский по достоинству оценил молодого поляка и устроил его переводчиком в Пограничную комиссию Оренбурга. В 1832 году он получил чин портупей-прапорщика. Причем Перовский в письме к императору предложил отправить Виткевича в качестве посланника к Хаким-бею, первому министру бухарского эмира. Тот должен был договориться о безопасности торговых караванов, а заодно собрать полезные сведения. Николай кандидатуру Ивана Викторовича отклонил и вместо него поехал более опытный и благонадежный барон Петр Иванович Демезон.

Но о Виткевиче не забыли. В качестве переводчика он контактировал со всеми иностранными посольствами, которые месяцами находились в Оренбурге в ожидании решения о приеме в Петербурге. Общаясь с иностранными дипломатами, Ян Виткевич выяснял биографии послов, их реальный статус на родине и степень близости к правителю, а также узнавал о запутанных отношениях между Бухарским эмиратом, Хивинским и Кокандским ханствами, Персией и Афганистаном. Не было тайной и продвижение англичан в этом регионе. Ян Виткевич даже проводит переговоры с афганским принцем Шах-Заде.

А в 1834 году он едет в казахскую степь (тогда ее называли киргиз-кайсацкой), чтобы урегулировать конфликт между родами, тем более, что местная знать хотя и приняла протекторат России, не всегда была довольна ее политикой. Согласно инструкции председателя пограничной комиссии Григория Генса, Виткевич должен был «личными внушениями и советами направить ордынцев к преданности правительству, покорности законам и послушанию начальству».

Во время поездки разведчик собрал ценные сведения о географии этих мест и нравах населения. Ну а осенью 1835 года вместе с торговым караваном отправился в Бухару. Там он собирал всевозможные политические слухи, дарил подарки важным сановниками и вел торговые и дипломатические переговоры. Ранее в Бухаре уже побывала миссия британского агента Александра Бернса, поэтому первый министр бухарского эмира уходил от прямых ответов и намекал на сотрудничество с англичанам. Однако Виткевич в долгу не остался.

Он заявил, что британцы не заинтересованы в хлопке и сухофруктах из Бухары, потому что этого добра хватает в Индии, тогда как Россия могла бы их покупать. К тому же в случае разрыва дипломатических отношений русские перестанут ввозить в эмират медь и железо, англичане же не торгуют металлами. Кроме того, Виткевич намекнул, что все бухарские товары, которые сейчас находятся в Оренбурге и других городах, могут быть арестованы.

Встреча Виткевича с британским шпионом, который действовал под именем Низаметдина, убедила его в том, что англичане обратили пристальное внимание на приграничные территории России.

Обратно в Оренбург он вернулся с посланником афганского эмира Дост-Мухаммед-шаха. Ян Викторович сопроводил Гусейна Али до самого Петербурга и участвовал в тайных переговорах с афганским дипломатом. Дост-Мухаммед-шах искал союза с Россией против англичан.

После поездки в Бухару Виткевич стал адъютантом Перовского, который написал императору о том, что «англичане имеют агентов своих в Кабуле и даже в Бухаре, которые действуют там совершенно против нас», поэтому договор о дружбе и помощи с кабульским владыкой просто необходим.

Кадр из фильма «Служа отечеству»

На этот раз в Петербурге оценили деятельность бывшего вольнодумца Виткевича и отправили его в Персию с тайным поручением — добраться до Кабула. В Тегеране Ян Виткевич подружился с русским послом графом Симоничем, который считал, что Дост-Мухаммеда нужно поддержать в его борьбе с англичанами. Из персидской столицы поляк вместе с отрядом казаков уехал в Афганистан. Кстати, его перемещения замечает английский шпион Генри Роулинсон, который через британского посла в Персии сообщает резиденту в афганской столице о визите русского. Позже Роулинсон описал Виткевича как молодого человека с прекрасным цветом лица и яркими глазами.

В Кабуле он знакомится со своим коллегой и соперником по Большой игре — британским разведчиком Александром Бёрнсом. Последний будет отзываться о Виткевиче как об интеллигентом, приятном и хорошо информированном джентльмене. Оба начинают сложную дипломатическую игру с целью склонить на свою сторону Дост-Мухаммеда. Но в нее внезапно вмешивается генерал-губернатор Индии лорд Окленд. Не слушая советов британского резидента, он совершает большую ошибку. Через Бёрнса он отправляет афганскому эмиру невежливое письмо и требует, что тот не общался с русскими дипломатами без одобрения Бёрнса. Сам разведчик по требованию Окленда заявил, что непослушание Дост-Мухаммеда может привести к очень неприятным последствиям. Сам Бёрнс понимал всю недопустимость таких действий, но ничего не мог сделать.

А Ян Виткевич наоборот вел себя учтиво, стал постоянным собеседником эмира и заверял, что Россия обеспечит Афганистану независимость и целостность. В конце концов Дост-Мухаммед приказал Александру Бёрнсу покинуть страну. Разумеется, он был не единственный английским агентом в Кабуле — например, за разворачивающимися событиями следил антиквар Чарльз Мессон, историк-любитель и знаток древностей.

А Виткевич при поддержке в Персии графа Симонича устроил мирные переговоры между послами персидского шаха и афганским эмиром. Симонич даже подготовил соответствующий договор с гарантиями российской стороны, но в Петербурге этот блестящий успех расценили иначе. Николай I не решился обострять отношения с разозленной провалом Англией. Договор он не признал, а Виткевича и Симонича отозвал обратно в Россию.

Очень скоро вспыхнула первая, но не последняя англо-афганская война — британцы решили избавиться от несговорчивого эмира.

1 мая 1839 года Ян Виткевич со своими записками, документами и обширным архивом приехал в Петербург и остановился в гостинице «Париж». А 9 мая его нашли мертвым в своем номере. Согласно официальной версии, он застрелился, но его самоубийство могло быть и имитацией. Все его документы исчезли, пепел в камине наводил на мысль, что он или кто-то другой их сжег. Смерть Яна Виткевича остается неразгаданной тайной, его предсмертная записка также не проясняла причин такого решения.

Ходили слухи, что он был разочарован холодным приемом канцлера Нессельроде, который будто бы обвинил его в превышении полномочий во время миссии. По другой версии, в Петербурге Виткевич случайно встретился с соотечественником, который заявил ему, что тот предал идеалы юности и теперь служит России вместо того, чтобы бороться за независимость Польши. Некоторые же видели в его своевременной смерти британский след.

Между тем соперник Виткевича Александр Бёрнс в 1841 году был растерзан толпой во время восстания афганцев против англичан. С ним погиб и его брат Чарльз.

На основе некоторых фактов из жизни Виткевича был снят фильм «Служа отечеству».