Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Как поступили с преемником Сталина после смерти вождя

Примерно с 1948 года Сталин, которому к тому моменту исполнилось 70, начал говорить, что уже стар, и пора бы подумать о том, кто будет руководить страной после него. Говорят, у вождя было три преемника. Одна из них – Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко.

Как поступили с преемником Сталина после смерти вождя
Фото: Русская семеркаРусская семерка

Пантелеймон Пономаренко родился в 1902 году в крестьянской семье на Кубани, с 12 лет начал трудиться – сначала подмастерьем у скорняка, затем – у кузнеца. С 16 лет – в рядах Красной армии, воевал под Екатеринодаром. После войны работал на железной дороге, вступил в комсомол, а в 1925 году – и в партию. Окончил Московский электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта, с 1936 года работал инженером в КБ Всесоюзного электротехнического института, был секретарем парткома. Молодого, толкового и образованного партийца заметили и в1938 году выдвинули в аппарат ЦК ВКП(б).

Видео дня

Иногда можно прочесть о том, что Пономаренко был в числе молодых выдвиженцев, которые пришли в высшие партийные органы на смену «старым» партийцам, безжалостно «вычищенным» в годы «большого террора». По всей видимости, это так и есть. Член партии с 1925 года (так называемый «ленинский призыв»), Пономаренко никак не был связан с внутрипартийной борьбой, и не мог быть отнесен ни к «троцкистам», ни к любой другой фракции.

Говорят, что Сталин впервые обратил внимание на Пономаренко еще в бытность его секретарем парткома КБ. Шло совещание по вопросам научно-технического развития. Сталин сидел в президиуме. Утверждался список технической литературы, которая была необходима в то время вузам и КБ. И в довольно бурной дискуссии Пономаренко отстоял включение в список крайне важного для технических вузов учебника.

На партийной работе Пантелеймону Кондратьевичу пришлось иметь дело не с техникой, а с людскими судьбами. Сначала в Сталинграде, а затем в Белоруссии инструктор ЦК Пономаренко разбирает жалобы на неоправданные репрессии. Напомним, речь о 1938 годе. «Чистки» достигли столь угрожающих масштабов, что даже вышло постановление пленума ЦК «Об ошибках парторганизаций при исключении из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляции исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков». Разумеется, речь не только об «исключенных из партии». Репрессии пора было сворачивать, и к делу приступают такие люди, как Пономаренко. Он рассмотрел сотни жалоб, лично встречался с заключенными в тюрьмах людьми, и, к чести его, надо сказать, что очень многие получили свободу благодаря его вмешательству. Разумеется, речь, прежде всего, о бедолагах, оказавшихся на нарах по доносам, вызванным элементарной завистью соседа или сослуживца. Приемный сын Сталина вспоминал, что Иосиф Виссарионович дал Пономаренко недвусмысленное распоряжение действовать в Белоруссии его, Сталина, именем, и выпускать на волю всех, кто не замешан ни в каких политических играх. Впрочем, идеализировать Пантелеймона Пономаренко тоже не стоит. Сохранилась его телеграмма Сталину от августа 1938 года, в которой он просит увеличить квоты для Белоруссии на осужденных по «первой категории» (расстрел) и «второй категории» (лагерь).

В 1938 году Пономаренко был назначен 1-м секретарем ЦК Белоруссии. В 1939 году он принимал участие в руководстве войсками, вошедшими на территорию Западной Белоруссии. Тогда же у него произошел первый конфликт с Хрущевым, в то время – 1-м секретарем ЦК Украины. Хрущев очень хотел включить в состав Украины вновь приобретенные земли, даже те, что исторически были белорусскими. Спор в пользу Пономаренко разрешил Сталин.

Когда началась война, Пономаренко руководил партизанским движением сначала в Белоруссии, а затем возглавил Центральный штаб партизанского движения. Он был членом военного совета ряда фронтов, подготовил такие масштабные партизанские операции, как «Рельсовая война», «Концерт».

После войны П.К. Пономаренко занимался восстановлением хозяйства Белоруссии. Известен эпизод июля 1945 года, когда он сопровождал Сталина в его поездке на Потсдамскую конференцию от Минска до Барановичей. Видимо, вождю понравился отчет о восстановительных работах, сделанный руководителем Белоруссии.

С 1952 года Пономаренко – член президиума ЦК партии. К этому моменту он уже министр заготовок СССР.

Примерно тогда же Сталин, перенесший к этому времени инсульт, начал задумываться о преемнике. В 1948 году на совещании высшего партийного руководства, которое проходило на озере Рица, Сталин, как написано в воспоминаниях Микояна, сказал, что будущий руководитель страны должен быть молодым. И указал, в качестве своего возможного преемника на А. Кузнецова, руководителя Ленинградского обкома партии. Называли в числе вероятных преемников вождя и главу Госплана Н. Вознесенского. Однако, выдвинувшаяся в последние годы жизни Сталина «четверка» — Маленков-Хрущев-Берия-Булганин – сделала все, чтобы устранить обоих вероятных конкурентов.

Считается, что именно по этой причине, боясь, что новый кандидат в преемники тоже может внезапно оказаться «врагом народа», Сталин до последних дней молчал о том, что намеревается оставить вместо себя Пономаренко.

В 1989 году в журнале «Молодая гвардия» вышло интервью в бывшим министром сельского хозяйства И.А. Бенедиктовым. По его словам, существовал даже документ о том, что на пост Председателя Совета министров СССР назначается Пономаренко. Он был подписан рядом членов Политбюро, оставалось лишь взять подписи «четверки». О существовании этой записки упоминал в книге «Возвращение Сталина» и А. И. Лукьянов – партийный деятель и писатель.

Это предложение Сталина должны были обсудить на заседании Президиума 2 марта 1953 года. Можно не сомневаться, что Сталин добился бы всех нужных подписей и единогласного решения. Однако, 1 марта у вождя случилось кровоизлияние в мозг, а 5 марта он умер.

Записки с предложением Сталина о преемнике так никто и не видел. Однако, можно предположить, что она все же существовала. Иначе зачем бы Пономаренко был немедленно после смерти вождя выведен из состава ЦК и назначен на странную должность – министра культуры СССР. Уже через год его переводят в Казахстан на должность руководителя партии республики. А затем начинается «дипломатическая ссылка». С 1955 по 1965 он – посол СССР в Польше, в Непале, в Индии, в Нидерландах и даже представитель в (в Вене).

В 1978 году Пономаренко ушел на пенсию, а через 6 лет умер.