«Она - не баба!»: чем казачка отличалась от русской крестьянки

Казаки никогда не называли казачек «бабами» - только «жинки». Название «баба» считалось уничижительным, даже рабским. Своих женщин вольный казачий народ не желал называть «терминами крепостничества».

Каждый путешественник или исследователь, встречая “казацкую жинку”, непременно отмечал в своих записях её особенную стать и красоту. Вобрав в себя черты, некогда пленённых персиянок, черкешенок и турчанок, они ласкали взор миловидностью лица, соединённой, по мнению Льва Толстого, с крепким телосложением северянки.

Совершавший в конце 60-х годов XIX века вояж по Кавказу драматург Александр Дюма-старший увидел в смелых казачках «русский овал лица, но стан стройный – стан женщины гористых стран».