Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Почему отравился «Лис пустыни» Эрвин Роммель

На восточном фронте Второй мировой войны этого немецкого генерала знали только специалисты. Зато его имя ужасало британских солдат, потому что свои подвиги во имя Третьего рейха Роммель совершал в Северной Африке, где и получил прозвище Лис пустыни. В отличие от других генералов нацисткой Германии Роммель имел скорее нейтральную, чем отрицательную репутацию в глазах американцев и англичан. Даже враги признавали его отвагу, а Черчилль назвал опытным и храбрым противником. Подробности — в статье «Рамблера».

Почему отравился «Лис пустыни» Эрвин Роммель
Фото: Кадр из фильма «Роммель»Кадр из фильма «Роммель»

Эрвин Роммель родился 15 ноября 1891 года. Его отец был учителем, а дед со стороны матери — бывшим президентом правительства Вюртемберга. Братья Роммеля выбрали гражданскую карьеру, один стал дантистом, другой оперным певцом. Под давлением отца Эрвин Роммель отказался от выбранной им профессии авиационного инженера и стал военным. В звании лейтенанта он окончил Данцигскую военную школу.

Видео дня

Роман с Вальбургой Штеммер рассорил его с отцом. Он хотел жениться на девушке, но по законам того времени должен был внести залог в десять тысяч марок. Таких денег у молодого офицера не было, а отец отказался помогать сыну. Несмотря на рождение внебрачной дочери Гертруды, он так и не женился на Вальбурге. К тому же в то время он уже влюбился в свою будущую жену — племянницу польского священника Люси Моллен — и заключил с ней брак в 1916 году. В 1928 году на свет появился их единственный сын Манфред. Правда, впоследствии дяде Люси не помогло родство с Роммелем — немцы расстреляли его в ноябре 1939 года.

Во время Первой мировой войны Эрвин Роммель сражался с Альпийском батальоне в Итальянской и Румынской кампаниях. В битве при Капоретто он продемонстрировал тактический талант, обойдя итальянские войска с фланга. В результате захватил важные стратегические позиции и взял в плен девять тысяч человек и 81 орудие. Так он получил высшую военную награду кайзеровской Германии — орден Pour le Mérite.

Когда в Германии вспыхнула революция полк Роммеля участвовал в подавлении гражданских беспорядков, однако старался обходиться без применения силы. Например, он отказался штурмовать захваченный немецкими коммунистами город Линдау и смог договориться с городским советом. Как и многие профессиональные офицеры, он воспринял революцию в родной стране как удар в спину победоносной немецкой армии, устроенный социалистами всех мастей и евреями. Этой теории придерживался и Гитлер, что в итоге привело к сближению Роммеля с НСДАП, хотя он так и не вступил в партию.

Впрочем, при этом Эрвин Роммель избегал разговоров на тему расовой неполноценности и позиционировал себя как солдата, принципиально избегающего политики. Возможно, это не было притворством — его коллеги позже вспоминали, что в вопросах идеологии он проявлял наивность, удивлявшую и самого Гитлера.

После заключения Версальского договора начались массовые увольнения в германской армии, но Эрвин Роммель сумел остаться в армии. 1 октября 1920 г. Роммель на девять лет стал командиром роты 13-го пехотного полка в Штутгарте. Уже в звании майора он служил инструктором в Дрезденской пехотной школе, преподавал в Потсдамской военной академии, а в 1938 году после аншлюса Австрии возглавил Терезианскую военную академию. Впрочем, там он не задержался, так как уже в 1939 году стал комендантом штаб-квартиры фюрера.

Wikipedia

Надо отметить, что Роммель считался фаворитом Гитлера, что позволяло ему потом игнорировать свое непосредственное начальство в Северной Африке и Италии. Альберт Кессельринг утверждал, что Роммель действовал на Гитлера чуть ли не гипнотически. С другой стороны, сохранились сведения о том, что он не понимал его военную стратегию и бессмысленных расправ с местным населением на оккупированных территориях, что по мнению Роммеля только усложняло положение немецкой армии.

С началом Второй мировой войны он возглавил танковую дивизию в чине генерал-майора. Из-за непредсказуемости и стремительности Роммеля ее назвали «дивизией призраков». Впрочем, непредсказуемость генерала раздражала не только его противников, но и коллег. После захвата немцами Варшавы он написал в письме жене, что жители города с облечением встретили завоевателей. Неизвестно, верил ли он в свои слова или учитывал цензуру.

Вместе со своей «дивизией призраков» он прорвал линию Мажино — систему французских укреплений на границе с Германией. После успешной осады Лилля, когда в плен сдался 40-тысячный гарнизон города, его вызвали для секретного совещания с Гитлером в Берлине. Под руководством Эрвина Роммеля Руан был наполовину сожжен. Есть версия, что таким образом он продемонстрировал парижанам всю серьезность последствий сопротивления немцам, чтобы психологически их сломить. Якобы дым горящего города был виден даже в Париже. Также есть сведения, что при участии дивизии Роммеля были казнены некоторые чернокожие пленные солдаты, а также гражданские лица.

В феврале 1941 года Эрвин Роммель в чине генерал-лейтенанта возглавил Африканский корпус. В его задачу входило спасти почти разгромленные англичанами итальянские войска в Северной Африке. Именно здесь Роммель стяжал особую репутацию одного из самых талантливых генералов вермахта. Хотя он номинально был обязан подчиняться итальянскому командованию, Роммель часто действовал автономно и на свой страх и риск, пользуясь своим положением любимчика Гитлера. Итальянцы, отвечая за логистику, в ответ не отзывались на просьбы о соответствующем снабжении. Роммель часто выражался прямо и бесцеремонно, что лишь усугубляло проблему. Несмотря на все это он провел несколько блестящих операций против британских войск.

Уже пробное контрнаступление силами только первого эшелона пятой легкой африканской дивизии, третьего танкового полка, а также сапёрных и разведывательных частей, отбросило британцев на тысячу миль назад от линии фронта в Триполи. Роммель двинул африканский корпус к Нилу, в сердце Египта. Стремительное наступление вызвало панику у британцев, которые дрогнули и побежали, бросая технику. Именно в мартовские дни 1941 года само имя Роммеля станет пугать английских солдат. Грозная репутация Лиса пустыни стала причиной появления специфического приказа генерала Окинлека, главнокомандующего силами Среднего Востока.

«Существует реальная опасность, что наш друг Роммель станет для наших солдат колдуном или пугалом. О нём и так уже говорят слишком много. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя он очень энергичен и обладает способностями. Даже если бы он был сверхчеловеком, было бы крайне нежелательно, чтобы наши солдаты уверовали в его сверхъестественную мощь. Я хочу, чтобы вы всеми возможными способами развеяли представление, что Роммель является чем-то большим, чем обычный германский генерал. Для этого представляется важным не называть имя Роммеля, когда мы говорим о противнике в Ливии. Мы должны упоминать «немцев», или «страны Оси», или «противника», но ни в коем случае не заострять внимание на Роммеле».

Тем не менее, проблемы со снабжением танковой группы «Африка», которую Роммель возглавил 1 сентября 1941 года, вынудили его оставить Киренаику. Однако он смог избежать окружения своих частей и вышел из ловушки, приготовленной англичанами, вместе с о значительной частью техники. После этого эпизода его и прозвали Лисом пустыни.

Несмотря на расовую теорию, Роммель проявил сдержанность по отношению к местным бедуинам и жаловался на бесчинства в отношении арабов со стороны итальянских оккупационных сил.

Главный плацдарм англичан — город Тобрук — пользовался репутацией крепости, которую невозможно взять. Но 20 июня Роммель начал штурм, а уже на следующие сутки город был окончательно захвачен немцами со всеми боеприпасами, машинами и топливом. Пока британцы не успели прийти в себя, генерал за две недели оттеснил их к самой дельте Нила. В июле 1942 года его части находились всего в ста километрах от Александрии.

Но к концу года наступление Роммеля стало ослабевать из-за нехватки горючего и людей. После высадки в Марокко и Алжире американцев хрупкое равновесие между немецко-итальянскими и британскими силами в регионе нарушилось в пользу последних.

Эрвин Роммель понимал, что единственным выходом будет эвакуация, поэтому лично отправился в ставку Гитлера и попытался уговорить его дать разрешение. Однако на этот раз фюрер отказал своему фавориту и отправил его служить в Северную Италию. А в мае 1943 года немецкие и итальянские войска в Африке капитулировали.

После возвращения из Африки Роммель как будто изменил свое отношение к Гитлеру, считая его руководство ошибочным. В Северной Италии обострились противоречия между Роммелем и Кессельрингом. Он настаивал на линии обороны к северу от Рима, тогда как Кессельринг выступал за удержание линии к югу от итальянской столицы. Гитлер прислушался к последнему и перебросил Роммеля в северную Францию, где тот должен был сдержать высадку союзников в Нормандии.

Эрвин Роммель усовершенствовал систему укреплений «Атлантическая стена», но его разногласия с командующим группировкой войск во Франции фельдмаршалом Рундштедтом не позволили создать единый план обороны.

Кадр из фильма «Операция «Валькирия»

После высадки союзников в Нормандии Эрвин Роммель честно заявил Гитлеру, что война уже проиграна, а поэтому надо думать о том, как заключить мир.

Вообще привычка Роммеля говорить все, что он думает во многом и стала причиной его падения. До сих пор нет однозначных доказательств того, что генерал, получивший тяжелое ранение во время обороны Нормандии, действительно участвовал в заговоре против Гитлера. Например, генерал Генрих Эбербах, попавший в плен к англичанам, утверждал будто бы Роммель лично сказал ему, что единственным выходом для Германии будет скоропостижная смерть Гитлера и его ближайших соратников.

Полковник Клаус Шенк фон Штауффенберг, осуществивший покушение на Гитлера в ходе операции «Валькирия», после ареста в числе заговорщиков назвал и Роммеля. Впрочем, все участники заговора подверглись жестоким пыткам в гестапо, так что его свидетельство могло быть и ложным. По итогам расследования многие военачальники (например, фельдмаршал Вицлебен и генерал-полковник Штюльпнагель) были казнены, причем казнь снималась на кинопленку для последующего просмотра Гитлером. В то же время заговорщики в Берлине еще до покушения тайно сообщили американскому дипломату , что они не могут рассчитывать на поддержку Роммеля.

Вдова Роммеля позже говорила, что хотя ее муж и мог знать о готовящемся заговоре, вряд ли бы он принял участие в нем, так как обычные немцы в своей массе даже после войны посчитали бы это предательством и долго не признавали преступные действия властей. Люси Роммель также утверждала что, по мнению ее мужа, убийство Гитлера стало бы причиной гражданской войны в Германии и сделало бы его мучеником за идею. Вместо этого Эрвин Роммель будто бы предлагал арестовать его и судить за военные преступления.

Так или иначе на бывшего фаворита фюрера упала тень подозрения, однако он был слишком популярен в армии. 14 октября 1944 года генералы Вильгельм Бургдорф и Эрнст Майзель по приказу Гитлера приехали в дом к Роммелю, который оправлялся после ранения. Они объяснили, что единственной альтернативой суду военного трибунала, который все равно приговорит его к казни, будет самоубийство. Ему пообещали, что в случае согласия на второй вариант, его семью не станут преследовать как родню государственного преступника, они сохранят все привилегии, а его самого похоронят как национального героя. Приняв капсулу с цианидом от Бургдорфа Лис пустыни покончил с собой в его машине.

Его действительно похоронили со всеми почестями и объявили день всеобщего траура. Официальной причиной смерти назвали осложнения после ранения.