Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Уснувший враг фюрера»: зачем немецкого антифашиста в 1954 году усыпили и перевезли в СССР

Немецкий юрист и политик Отто Йон вошёл в историю как один из заговорщиков, предпринявших попытку устранить Гитлера в 1944 году. Однако ещё интереснее в биографии Йона эпизод, точно сошедший со страниц шпионских романов — его таинственное появление в СССР в 1954 году.

Зачем немецкого антифашиста усыпили и перевезли в СССР
Фото: Русская семеркаРусская семерка

Отто Йон, в молодости симпатизировавший социалистам, к началу Второй мировой войны работал юрисконсультом в , а в 1942 году стал главой представительства авиакомпании в нейтральном Мадриде. К этому времени он уже имел связи с заговорщиками, готовившими свержение Гитлера. Работая за границей, Йон обеспечивал коммуникацию немецкого Сопротивления с иностранными спецслужбами. В день неудавшегося офицерского путча 20 июля 1944 года Йон находился в Берлине, но непосредственного участия в событиях не принимал. Тем не менее, гестапо скоро вышло на его след и, чтобы не подвергнуться аресту, юрист бежал в Португалию, а затем в Великобританию. После войны Йон в качестве переводчика британской стороны принял участие в Нюрнбергском процессе. А в 1950 году по протекции Лондона он возглавил только что созданную Федеральную службу защиты конституции ФРГ, занимавшуюся обеспечением безопасности внутри страны и борьбой с политическим экстремизмом.

Видео дня

В 1954 году западногерманские газеты запестрели сенсационными заголовками: уважаемый доктор Отто Йон сбежал в ГДР, прихватив с собой секреты своей спецслужбы.

Внешне его поступок действительно выглядел как предательство родины, тем более, что Йон не задержался в Восточном Берлине, а добрался до самой Москвы.

И только спустя десятилетия стало ясно, что у Йона, видимо, не было другого выбора — он стал жертвой операции, блестяще спланированной и проведенной советскими и восточногерманскими агентами.

КГБ давно интересовался Йоном, как человеком, симпатизирующим «левой» идее объединения Германии и не ладившим со сторонниками канцлера . Однако полковник Вадим Кучин, отвечавший за оперативную разработку Йона, действовал осторожно, так как подозревал «подопечного» в работе на британские спецслужбы. Связь с Йоном советская разведка установила через его старого друга Вольфганга Вольгемута.

20 июля 1954 года Йон прибыл в Берлин для участия в 10-летнем юбилее провалившегося заговора. Что произошло дальше — является предметом нескончаемых споров. Многие исследователи считают, что Йон добровольно поехал с Вольгемутом в восточную часть города для встречи с представителями СССР и обсуждения «совместных действий против нацистов в ФРГ», однако был насильственно задержан. Ещё более интересной выглядит версия , советского посла в Бонне. Он утверждал, что встретившийся с Йоном агент КГБ усыпил его, и в бессознательном состоянии вывез в Восточный Берлин. Сам Йон впоследствии говорил, что находился под воздействием наркотического средства.

Так или иначе, Йоном завладели спецслужбы советского блока. Он был нужен им как человек, который бы публично «разоблачил засилье нацистов» в западногерманском руководстве.

«Опасаясь за свою безопасность и жизнь, Йон выступил на искусно инсценированном Востоком пропагандистском мероприятии против политики Аденауэра. Но он не выдал никаких государственных тайн», — отмечает кандидат исторических наук Борис Хавкин, беседовавший с самим Отто Йоном в 1996 году.

Спустя месяц после похищения, президента Федеральной службы защиты конституции спецрейсом вывезли в Москву, где его допрашивали сотрудники КГБ.

Интерес к Йону постепенно угас, и 12 декабря 1955 года он смог тайком перебраться из Восточного Берлина в Западный.

Но западные немцы не поверили в невиновность Йона и в то, что его действия были навязанной извне инсценировкой. Общественность ФРГ отвернулась от Йона — слишком уж тяжёлыми оказались для страны последствия его оплошности («побег» руководителя спецслужбы вызвал острый политический кризис). В ФРГ за государственную измену Йона приговорили к 4 годам лишения свободы. Добиться реабилитации ему не удавалось до самой смерти в 1997 году.